Библиографическое описание:

Аманмухаммедова Д. Т. Вопросы квалификации преступлений, связанных с хулиганством // Молодой ученый. — 2012. — №6. — С. 294-297.

Данная научная работа посвящается таким проблемам уголовного права и криминологии, как правильная квалификация некоторых преступлений, связанных с хулиганством. Правильная квалификация преступлений это как правильно поставленный диагноз врача, который очень влияет на результат. Неправильно квалифицированное преступление может привести на незаслуженное наказание, а это, свою очередь, может привести к несправедливости. А справедливость является одним из главных принципов юриста[10,с.5]. Для этой научной работы исследовались многие уголовные дела из архивов разных судов Туркменистана. Согласно результатом данного исследования, было обнаружено некоторые проблемы квалификации преступлений, связанных с хулиганством. И связи с этим в конце статьи предлагается некоторые дополнения к УК.
Хулиганские побуждения являются самыми часто встречающимися обстоятельствами среди отягчающих обстоятельств, умышленного причинения тяжкого вреда (п. «е» ч.2 ст.107 УКТ; п. «д» ч.2 ст.111 УК РФ) и средней тяжести вреда (п. «е» ч.2 ст.108 УКТ; п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ) здоровью. Это преступление совершается на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.
Характерными для этого преступления являются не личные, а хулиганские мотивы, т.е. побуждения, которые указывают на явное пренебрежение правилами общежития и элементарными нормами морали. Хулиганские мотивы выражаются в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, общественным интересам, показать свое пренебрежение к окружающим, продемонстрировать цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу, отомстить кому-либо за явно незначительную обиду, справедливо сделанное замечание о недостойном поведении в общественном месте и т.п. Нередко такие преступления совершаются без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для умышленного причинения вреда здоровью [5,с.232]. Часто такое преступление совершается лицом, находящимся в нетрезвом состоянии, без какого-либо видимого повода. Например, приговорам суда Байрамалийского этрапа Марыйского велаята был осужден по ст. 107. ч.2 п.«е» УКТ на восемь лет лишение свободы гражданин А., за то что он в нетрезвом состоянии воткнул кухонный нож в брюшную полость своего друга потерпевшему гражданину В. без всякого повода. На следующий день, когда допрашивали гражданина А., он ответил, что, даже не помнит, что вчера произошло, не знает, почему так поступил и до этого очень хорошо относился к потерпевшему и никаких неприязненных отношении между ними не было. Как видно из примера, никакие иные мотивы, кроме стремления излить на ком-нибудь свою пьяную злобу, не руководили гражданином А. Именно этот мотив, реализация которого возможна только путем грубого попирание норм поведения в обществе, дает полное основание говорить, что преступление в данном случае совершено из хулиганских побуждений.
Являясь преступлением против общественной безопасности, ответственность за хулиганство предусмотрена в ст. 279 УКТ (ст.213 УК РФ) и рассмотрим его различительные признаки от умышленного причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений.
Хулиганство относится к формальным деяниям, в связи с чем его субъективная сторона характеризуется умыслом в самом общем его виде, т.е. сознанием преступником общественно опасного характера своих действий. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью же из хулиганских побуждений является преступлением материальным, и его субъективная сторона характеризуется умыслом прямым и косвенным, т.е., сознавая общественно опасный характер своих действий, виновный предвидит причинение вреда здоровью потерпевшего как их результат и желает либо сознательно допускает его наступление. Все это важно подчеркнуть, так как некоторые теоретики и практики, исходя из посылки о том, что хулиганство с косвенным умыслом невозможно, делают ошибочный вывод и о том, что умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений не может быть совершено с косвенным умыслом [3,с.54].
Между тем если бы даже приведенная посылка была правильной, это не исключало бы косвенного умысла при данном виде преступления, т.к. хулиганство и умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений – преступления очень различные прежде всего по характеру последствий, что определяет и различие их субъективных сторон. Однако как мы заметили выше, дело обстоит проще. Хулиганству, как и всякому формальному преступлению, не присущ ни прямой, ни косвенный умысел, а просто умысел в общей его форме, который означает сознание виновным общественно опасного характера своих действий.
Итак, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом. Если оно совершается с прямым умыслом, то причинение вреда здоровью потерпевшего является целью, на достижение которой направлены действия виновного, а при косвенном умысле такая цель отсутствует.
Нередко умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений совершается в отношении лиц, ранее не знакомых виновному, и обычно в ответ на замечание потерпевшего о недостойном поведении виновного. Примером может служить дело Б., осужденного судом этрапаим. Президента С.А. Ниязова г. Ашгабада по п. «е» ч.2 ст.108 УКТ. Будучи в нетрезвом состоянии Б. стоял у входа магазина и приставал прохожим, одного из них, потерпевшего А. он бил рукой и сломал ему челюсть.
Однако такое преступление может произойти и между знакомыми людьми. Об этом свидетельствует приговор суда Мургапскогоэтрапа Марыйского велаята по делу ГурдовыхБегенча и Ровшена. Они пошли на свадьбу соседей и там пили водку. Затем в нетрезвом состоянии они подошли к прицепу, на котором стояли певцы и стали его шатать. Недовольный их поведением хозяин свадьбы Бердиев – будучи потерпевшим подошел к ним и попросил себя так не вести в общественных местах и тем более, на свадьбе. В ответ они избили его и сломали ему руки. Суд правильно квалифицировал их деяние как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений, потому что в основе его лежало грубое неуважение к нормам поведения в обществе, пьяная злоба к людям, призывающим к соблюдению этих норм.
Когда деяние квалифицируется как умышленное причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений, судьи должны указывать в приговорах, в чем выразились хулиганские побуждения и на чем основана уверенность суда в их наличии. Нередко наличие хулиганских побуждений не аргументируется в приговорах.
Иногда ошибочно квалифицируется другие мотивы как хулиганские побуждения. Например, суд этрапа им. С.А. Ниязова г. Ашгабада рассмотрел дела гражданки Сапаровой, которая сдавала одну комнату своей квартиры одной супружеской паре за 160 манат и они, не заплатив за последний месяц, уехали и забыли там свое одеяло. Спустя некоторое время к Сапаровой приехала мать этой женщины Семендерова (будучи потерпевшая), который вместе со своим мужем снимали у нее комнату, и хотела забрать ими забытое одеяло. Сапарова сказала, что не отдаст одеяло, пока они не заплатят за последний месяц. Услышав это, потерпевшая стала скандалить и начала драться. Сапарова тоже дралась и в результате нанесла здоровью потерпевшей вред средней тяжести. Следственные органы квалифицировали деяние Сапаровой по п.«е»ч.2ст. 108 УКТ, т.е. умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений, но суд правильно переквалифицировал деяние Сапаровой на ч.1 ст.108 УКТ, ссылаясь на то, что между Сапаровой и потерпевшей была имущественная ссора.
Посмотрим еще один пример. Гражданин Атаниязов примерно 22.00 возвращался домой с работы и когда зашел в подъезд своего дома, увидел там, как его соседка Рахманова ссорилась с незнакомым человеком (потерпевшим Иваткиным) из-за того, что Иваткин в нетрезвом состоянии буянил сначала в квартире, где снимала комнату Рахманова, а потом на лестничной площадке. Атаниязов сделал замечание Иваткину, что некрасиво так ввести себя с женщиной и шуметь в подъезде. Но потерпевший ответил ему нецензурными словами и тогда Атаниязов попросил его выйти на улицу для выяснения отношений. Но Иваткин начал драться рукой и Атаниязов тоже бил его головой один раз и он упал с лестницы и сломал кости лба и головы. Азатлыкский суд г. Ашгабада признал Атаниязова виновным по п.«е» ч.2 ст.107 и приговорил его к 6 годам лишения свободы. По-моему мнению, суд не правильно квалифицировал содеянное Атаниязовым. У него не было хулиганских мотивов, он просто заступился за женщину. Поэтому правильно было бы квалифицировать его деяние по ч.1 ст.107 УКТ.
Нередко причиной умышленного причинения вреда здоровью становится неправомерное или аморальное поведение потерпевшего. Например, когда гражданин Меляев дома обедал со своей гражданской женой и ее детьми, пришел старший сын его жены Гурбалыев в обычном для него в нетрезвом состоянии и как обычно стал очередной раз требовать деньги от мамы и скандалить. В ответ ему Меляев призывал его больше не пить и помогать маме вырастить своих младших братьев и сестер. Гурбалыеву это не понравилось и он продолжал скандалить. Тогда Меляеввыставил его за порог и просил не вернуться пока не трезвеет, а он набросился на него кулаками и в ответ ему Меляев ударил его в лицо и поломал ему челюсть. В суде мать потерпевшей Е. Гурбалыева показала, что у нее 7 детей и самым старшим является потерпевший. Он хотя и совершеннолетний, не работает и не помогает вырастить своих братьев и сестер, а наоборот, каждый день приходит домой в нетрезвом состоянии и требует денег. Если не дать ему денег, он забирает их вещи, технику… все что можно продать и меняет это на водку. Поэтому не судить строго ее гражданского мужа, что он не виноват, что ?
?н помогает ей кормить и одеть детей и просила принудительно лечить потерпевшего от алкоголизма. Но суд Азатлыкскогоэтрапа г. Ашгабада признал виновным гражданина Меляева по п.«е» ч.2 ст.108 УКТ и приговорил его к 3 годам лишения свободы, хотя можно и нужно было его деяние переквалифицировать по ч.1 ст.108 УКТ, так как у него не было хулиганских побуждений, а причиной всего этого было неправомерное поведение потерпевшего и назначить ему уголовное ответственность, не связанную с лишением свободы, учитывая его семейное положение.
Особую сложность на практике представляет отграничение умышленного причинения тяжкой или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений от умышленного причинения тяжкой или средней тяжести вреда здоровью в драке и ссоре. Правильное решение этого вопроса зависит от внимательного изучения всех обстоятельств дела, и в особенности от тщательного анализа субъективной стороны преступления, следует выяснять, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к причинению вреда здоровью. Так, если зачинщиком и активной стороной в ссоре или драке являлся потерпевший, спровоцировавший столкновение, если поводом к конфликту послужили его неправомерные или аморальные действия, виновный в умышленном причинении вреда здоровью потерпевшего не может отвечать за умышленного причинение тяжкой или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений.
Практика показывает, что в тех случаях, когда умышленное причинение тяжкой или средней тяжести вреда здоровью в ссоре или драке совершается при отсутствии хулиганских мотивов, как правило, в происшедшем бывают виноваты в той или иной степени обе стороны. Если же ссору или драку спровоцировал виновный своим неправомерным или аморальным поведением, если он являлся активной стороной в этом столкновении и действовал по мотивам явного неуважения к окружающим, содеянное следует квалифицировать по п. «е» ч.2 ст. 107 УКТ или же по п. «е» ч.2 ст. 108 УКТ, т.е. как причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений.
И так, в ссоре или драке на почве неприязненных отношении тоже может умышленно причиняться вред здоровью. Рассмотрим это на примере. Гражданин Бекмурадов пришел к своей бывшей однокласснице Яниковой поздравить ее с праздником и в этот момент пришел жених ее потерпевший Нурлыев и начали ссориться, а потом и драться из-за нее. В результате Бекмурадов сломал ему челюсть и был приговорен к 3 годам лишения свободы по п.«е» ч.2 ст.108 УКТ судом Азатлыкского этрапа г. Ашгабада. Здесь тоже было бы правильно квалифицировать деяние Бекмурадова по ч.1 ст.108 УКТ.
Приведем пример из практики умышленного причинения вреда здоровью из ревности. Суд Азатлыкского этрапа г. Ашгабада признал виновным гражданина Батырова по п.«е» ч.2 ст.107 УКТ и приговорил его к 6 годам лишения свободы. Он увидел, как его сожительница Ишанкулова вместе сидит с соседом Оразмурадовым на улице на лавочке и из-за ревности прихватил кухонный нож и воткнул его в спину Оразмурадова. На суде он показал, что очень ревновал свою сожительницу. Как видно из примера, у Батырова не было хулиганского побуждения, он просто ревновал и поэтому можно было его деяние квалифицировать по ч.1 ст.107 УКТ.
Учитывая выше сказанные, хочу предложить следующее: когда умышленное причинение тяжкой или средней тяжести вреда здоровью совершается 1) в ссоре или драке на почве неприязненных отношений; 2) из мести; 3) из ревности; 4) на почве имущественной ссоры; 5) из-за неправомерного или аморального поведения потерпевшего; 6) из-за уступки лиц, находящихся в беспомощном состоянии, деяние квалифицировать не так, как из хулиганских побуждений, а по ч.1 ст. 107 УКТ или по ч.1 ст. 108 УКТ как данное преступления без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Такая определенность (какое действие квалифицировать как отягчающее обстоятельство, а какие действия не являются таковыми) существует в ст.101 УКТ (ст.105 УК РФ). Теория и практика относят убийство из ревности, мести, в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), при эвтаназии к убийству без отягчающих и смягчающих обстоятельств и эти должны квалифицироваться ч.1 ст.101 УКТ (ч.1 ст.105 УК РФ) [5,с.226]. Почему бы такую определенность не вводить и в статьи 107 и 108 УКТ (ст.111 и ст.112 УК РФ)?!

Литература:
  1. Аманов Х.Предупреждение тяжких преступлений против жизни и здоровья в Туркменской ССР. Ашгабат, 1986
  2. Аниянц M.K. Ответственность за преступления против жизни. Москва,1964
  3. Бородин С.В. Квалификация убийства. Москва, 1964
  4. Дубовец П.А. Ответственность за телесные повреждения. Москва,1964
  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Издание 2-е, измененное и дополненное. Под ред. проф. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. Москва, НОРМА-ИНФРА-М, 1999
  6. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека. Москва, 1999
  7. Никифоров A.С. Ответственность зa телесные повреждения пo советскому уголовному праву.Mосква,1959
  8. Сарыев Б. Ответственность за преступления против жизни и здоровья. Ашгабат , 1973
  9. Уголовный кодекс РФ. Москва, 1997
  10. Уголовный кодекс Туркменистана. Ашгабат,2010

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle