Библиографическое описание:

Дудченко Л. Ю. Семантика православного компонента в англоязычных наименованиях русских икон // Молодой ученый. — 2009. — №4. — С. 118-120.

Английский язык, как язык  межкультурного общения (ЯМО), осваивает все новые социально значимые сегменты контактирующих культур. Сфера языкового описания межконфессионального общения  в христианском континууме до сих пор остается недостаточно изученной, что отмечается рядом исследователей (И. В. Бугаева, И.В. Подберезский). Между тем, религия является одним из факторов, моделирующих человеческое сознание  (Белла 1972, Коул 1997, Мечковская 1998), и  изучение религиозного опыта  этноса  по данным языка может способствовать углублению знаний в области  философии языка, когнитологии, лингвокультурологии, межкультурной коммуникации, этнолингвистики, социолингвистики. Понимание межконфессиональных различий является необходимым условием для определения перспектив межрелигиозного и межкультурного диалога (С.С.Хоружий).

Возрождение православной  традиции в России, воссоединение Русской Православной и Православной Зарубежной церквей привели к широкому межконфессиональному диалогу, который выявил существенные  пробелы в лексикографическом описании реалий православной жизни.  Постановка проблемы англоязычного описания православной культуры относится к 2001 году [2, с.86-91]. Наименования русских икон, в дальнейшем именуемые икононимами (от гр. eikon – образ), представлены в лексикографических источниках либо скудно (И.В.Бугаева), либо отсутствуют.  Эффективное межконфессиональное общение основано на понимании межконфессиональных отличий и точности передачи вероучебных понятий, что отмечается и рядом зарубежных исследователей.  К примеру, Д. Кристалл считает, что   «A superficial knowledge of the language of other religious groups is inadequate» [6, с. 22-25].  Восприятие иконы в русскоязычной и англоязычной культурах различно.  В русскоязычной картине мира икона  это « библия для неграмотных», «умозрение в красках» (Е.Н.Трубецкой), «костыль духовности» (П.А.Флоренский).  Отношение к иконе в западной культуре представлено широким диапазоном мнений.   «…flat and ugly… not better than gilded gingerbread» цитирует Орладно Файджес мнение одного иностранца о русской иконе [7, с. 11].  Роль иконы в представлении современников зачастую сводится к напоминанию о библейских событиях: « the icon is meant to put us into a prayful frame of mind …the reminder of the events in the Bible, the life of Christ or the Saints» [8]. Между тем, икона - это “евангельская проповедь”, согласно формулировке YII Вселенского Собора. Именно в иконе «выступает со всей наглядной убедительностью расхождение между учением и духовной жизнью православия и западных исповеданий» [5,  с. 447]. Следовательно, изучение текста иконы, включающего наименование, может способствовать выявлению межконфессиональных различий.

Концептуальное пространство, соотносимое с понятием “икона”, может характеризоваться определенной асимметрией в русском и английском языках, тяготея в русском языке к обозначению сакрального изображения [1, с.254], а в английском языке к обозначению символа (Icons of England – Big Ben, Rolls Royce, Pride and Prejudice) [www.icons.org.uk]  или значка на компьютерном дисплее [CCDAL].

  Православный компонент в составе англоязычных наименований русских икон представляет собой исторически сложившуюся совокупность  элементов, имеющую православную маркированность  и передающую  принципиальные отличия православного вероучения от католического и протестантского.  Межконфессиональные различия фиксируются в языковых единицах, семантика которых может отражать различные аспекты  христианской жизни.

Hаиболее существенными являются отличия в догматической области, т.к. догматы составляют концептуальную основу вероучения, искажение которого недопустимо.   Догмат – ( греч. "мнение, учение, определение постановление") — главные положения вероучения, утвержденные Церковью в качестве истин Богооткровения, неизменных и не подлежащих критике. Ряд православных догматов совпадают с догматами христианских конфессий, но некоторые подвергаются существенному искажению  в англоязычных икононимах.  Так, Сошествие во ад может передаваться с помощью варианта Descent into Limbo, где limbo -  чистилище, догмат о котором был принят в католичестве  в  1439, но  отсутствует в православном вероучении. Семантика православного праздника наиболее полно передается вариантом Descent into Hell.

Следующая группа межконфессиональных отличий, фиксируемых языковыми единицами, связана с особенностями исполнения канона. Канон, среди прочих значений, определяется как «свод религиозных и богослужебных правил, объединяющих вероучение, обряды, нравственные основы христианской жизни, формы церковного искусства, возведенные Церковью в закон» [1, с. 295].  Православный богослужебный канон включает  регламентацию событий годового литургического цикла, в том числе, особенностей проведения двунадесятых и великих праздников. При  подобном истолковании  канона  ряд привычных англоязычных икононимов не могут считаться корректными.  Так, наименование  праздника Сретение представлено вариантом Candlemas, который восходит к традиции  благословления свечей – свечная месса   или Purification of the Virgin – очищение Девы Марии. Ни один из представленных вариантов не передает семантики православного праздника – встречи Богоприимца Симеона с Христом, встречи Ветхого и Нового Завета. Вариантом, наиболее полно вербализующим православную семантику, можно считать the Meeting of Our Lord and Savior Jesus Christ in the Temple [www.oca.org].

Следующая группа межконфессиональных отличий связана с почитанием святых, имеющего существенные отличия  в православии и католичестве (протестантизм отказался от культа святых). По мнению   историка религии Г.П. Федотова,  «именно национальное понятие святости содержит в себе ключ для понимания наиболее сложных и противоречивых явлений русской культуры». Православие признает следующие ранги святых: апостол, равноапостольный, пророк, великомученик, священномученик, мученик, исповедник, преподобный, преподобномученик, бессребреник, праведный, благоверный, блаженный, юродивый, праотец, святитель и страстотерпец. Анализ англоязычных икононимов-агионимов показал, что в английском языке степень святости зачастую выражается гиперонимом  «saint», что нивелирует важные компоненты значения.  Так, икононим Святые бессребреники Косма и Дамиан представлен лаконичным Sts. Cosmas and Damian; Святой благоверный князь Александр Невский представлен вариантом  St. Alexander Nevski, Blessed Prince  [www.holydormition.com], в котором компонент blessed ставит его в один семантический ряд с St. Basil the Blessed, т.е. с Василием Блаженным, что приводит к серьезным конфессиональным искажениям.

Православный компонент в англоязычном иконониме может быть выражен как эксплицитно, так  и имплицитно.  Чем ближе слово к  своему  этимону  или идиониму-прототипу, согласно терминологии В.В. Кабакчи, тем полнее вербализуется семантика культурного явления.  К примеру, наименование  праздника Успение наиболее полно выражает транслитерант (вариант - результат транслитерации) [4] Uspeniye Bogoroditsy, зафиксированный в «The Dictionary of Russia» [c.479].  В англоязычной передаче наименования наблюдается колебание между Assumption [LDTLC] и Dormition.  Вариант Assumption (лат. assūmptiō, "taken up"), заимствованный из католической терминологии, соответствует догмату католической церкви, согласно  которому «Mary was transported into Heaven with her body and soul united»[wikipedia], т.е. душа и тело Марии были взяты на небо одновременно, и  представляет собой аналог, где православный компонент подвергается искажению.  Православная икона представляет успение Богоматери и взятие ее души Иисусом Христом [Православие] как два последовательных события, отраженных в иконе.  Соответственно, наиболее корректным из двух можно считать вариант - лексическую кальку Dormition, где православный компонент выражен эксплицитно.  Кальки уступают в формальной точности заимствованиям, но благодаря привычной форме достаточно оперативно проходят стадию нативизации. Продуктивность калек объясняется удобством в межкультурном общении.    Однако употребление их требует внимательного анализа, т.к. эквивалентная с виду лексика – Descent into Limbo, Descent into Hades для описания православного праздника Сошествие во ад - таит больше опасности, чем безэквивалентная, по мнению  С.Г. Тер-Минасовой. В подобных  случаях эффективным методом  оценки адекватности номинации можно считать анализ православного компонента икононима,  что позволит выявить степень соответствия семантики англоязычного варианта семантике православной реалии.

Наличие православного компонента в составе наименований икон  определяется с помощью метода опосредованного наблюдения  (Кабакчи 1986),  разновидности сопоставительного метода.  По данным ряда толковых словарей выводится обобщенная словарная дефиниция слова, включающая совпадающие элементы всех его словарных толкований, и на основе этого выделяется денотат, в терминологии М.В. Никитина, жестко детерминированный  интенсионал.  Предполагаемые и вероятностные признаки, коннотат или импликационал, актуализируются в контексте или могут быть выражены эксплицитно. Выявляется дифференцирующий признак, который раскрывает отличия в понимании конфессиональных различий между православной и католико-протестантской культурами в едином  культурном христианском пространстве.

Таким образом, различное понимание иконы в христианских конфессиях, различная трактовка ряда догматов, канона и роли святых приводит к существенному искажению межконфессионального общения. Анализ православного компонента в англоязычных икононимах позволяет выявить вероучебные различия, фиксируемых языковыми единицами. Семантика православного компонента неоднородна и отражает отличия  догматические, канонические и связанные с описанием святости.  Анализ иллюстративного материала показывает, что зачастую православные понятия подменяются католическими или протестантскими, что приводит к неполноценному межконфессиональному диалогу. Поскольку икона, по словам С.С.Аверинцева, представляет собой  “философское осмысление бытия”,  изучение текста иконы, в широком понимании как интеграции наименования как такового, титлов (надписей внутри иконы) и образного текста, могло бы способствовать более плодотворному общению между конфессиями. В целом, изучение религиозного опыта  этноса  по данным языка расширяет тематику исследований  в области  философии языка, когнитологии, лингвокультурологии, межкультурной коммуникации, этнолингвистики, социолингвистики.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.      Воскобойников В.М. Энциклопедический православный словарь.- М.:  “ЭКСМО”, 2007.

2.      Кабакчи В.В. Православная тема в англоязычном межкультурном общении (Постановка проблемы). Иностранные языки в школе. – 2001. - N3. – С. 86 – 91.

3.      Кабакчи В.В. Основы англоязычной межкультурной коммуникации. – СПб.: Издательство РГПУ им.А.И.Герцена, 1998.

4.      Кабакчи В.В. Практика английского языка межкультурного общения. Religion. Christianity. Russian Orthodoxy (Pravoslavie). - CПб.: ИВЭСЭП, 2001.

5.      Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви.- Париж, 1989.

6.       Crystal David. Language and religion. Twentieth century Catholicism. – New York: Hawthorn Books, 1966.

7.       Figes Orlando. Natasha’s Dance. A Cultural History of Russia. 2003.

8.      Wahba Zakaria. ‘Orchard’ monthly review. St.Mark Coptic Orthodox Church, Wash. DC, USA, 1993.

СЛОВАРИ

1.      Collins Cobuild Dictionary for Advanced Learners. HarperCollins Publishers.  4th edition. 2003.

  1. Longman Dictionary of English Language and Culture. – Longman, 2000.
  2. Каbakchi V.V.  The Dictionary of Russia (Англо-английский словарь русской культурной терминологии). -  СПб.: Издательство «Союз», 2002.

ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ

1.      www.holydormition.com

2.      www.icons.org.uk

3.      www.oca.org

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle