Библиографическое описание:

Овчинникова Е. А. Оценка эмоционального состояния личности в испанской языковой картине мира // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 245-247.

В статье рассматриваются способы вербализации эмоционального пространства в испанской лингвокультуре. Анализируются глаголы с семантикой движения вдоль вертикальной оси, а также другие части речи, при помощи которых может быть выражена ориентация объекта в эмоциональном пространстве. На конкретных примерах показано отражение оппозиции «верх – низ» в испанской картине мира, лежащей в основе аксиологических оценок «хорошо – плохо», «много – мало» и проецирующейся на концептуальную сферу эмоциональных отношений.

Ключевые слова: эмоциональное пространство, языковая картина мира, ценности, глаголы движения, вертикальная ось, оппозиция «верх-низ»


Пространство – то, «что вмещает человека, то, что он осознает вокруг себя, то, что он видит простирающимся перед ним, и в то же время это – «некая заполненная объектами и людьми пустота». Свойства пространства, присущие ему как философской категории (трехмерность, связность, относительная прерывность и т.д.), имеют своеобразное преломление в человеческом восприятии, что и является наиболее актуальной проблемой современной лингвистики [Мякшева, 2007: 17]. О «базисной природе» пространства, о том, что ощущение пространства – один из основных инстинктов человека, в своем знаменитом исследовании говорят Лакофф и Джонсон [Лакофф, Джонсон, 1990: 387-415].

При этом на строение языковых систем непосредственно влияют принципы восприятия мира. Согласно исследованиям, пространственные представления отражаются во всех классах языковых явлений и на всех уровнях языка. В пространственной картине мира могут соединяться различные типы пространств: физическое и умозрительное, реальное и концептуальное, абсолютное и относительное и т.д. (Е.С. Кубрякова, И.М. Кобозева, Е.В. Рахилина, Е.С. Яковлева, P. Carbonero Cano, C. Fillmore, J.L. Cifuentes Honrubia, L. Talmy, R.Taylor, R. Jackendoff, S. Gutiérrez Ordóñez, J. Langacкer).

В процессе познания и отображения окружающего мира языковыми средствами пространству принадлежит исключительная роль, поскольку именно пространственные представления лежат в основе формирования многих фундаментальных концептов человеческого сознания. Еще издревле считалось, что в основе композиции мироздания лежит вертикальная ось, мифологические картины изображали мир преимущественно по вертикали [Топоров, 1983: 227–284]. Таким образом, вертикальная пространственная ориентация, пространственная оппозиция «верх-низ» является наиболее значимой для большинства культур. Вертикаль лежит и в основе концептосферы испанского языка.

Важно отметить – особая ценность вертикальной оси не только в том, что издревле она считается наиболее значимой для большинства культур, поскольку помогает судить о физическом положении в пространстве объектов, но также эта ось довольно часто используется для обозначения и оценки понятий, которые относятся не к физической сфере, но к социальной, интеллектуальной, эмоциональной и другим. И это характерно для многих культур и языков, в том числе и для испанской языковой картины миры. У Ю.М. Лотмана мы находим важное заключение о том, что вертикальная ось может выступать как «шкала ценностей объектов».

В своей диссертационной работе мы провели исследование, основанное на теории ориентационных метафор Дж. Лакоффа и М. Джонсона на материале испанского языка, на основе которого возможно сделать ряд заключений о метафорических ориентациях на основе отнесения их к различным концептам: «счастье», «власть», «добро» и т.д. В данной статье рассмотрим оценку эмоционального состояния человека, состояния счастья, вдохновения и грусти, упадка, уныния, ярости и других.

Счастье – это одно из основных эмоциональных состояний человека, которое характеризует ощущение гармонии, подъема, и это одно из эмоциональных составляющих понятия «верх». Физической основой подобного положения вещей можно считать тот факт, что когда человек счастлив, он в хорошем настроении, положительные эмоции его «распрямляют», заставляют поднять голову, его не одолевают тяжелые мысли. Он смотрит вперед и вверх. Исследованные нами испанские контексты позволяют сделать вывод: концепт «счастье» (радость, восторг, веселье, хорошее настроение) содержит ориентацию вверх (приведем некоторые): ...sube el buen humorНастроение поднимается’; …alto sentido del humor ante situaciones desagradables… Хорошее чувство юмора’; ...ayude a su equipo a subir la cabeza y regresar a una Serie MundialВзбодриться’; Levantar el humor, elevar la moralПоднять настроение’; Levantar, subir el ánimoПоднять настроение’; Estaba tan feliz que tocaba el cielo con las manos ‘досл. Касаться неба руками’. Согласно вышеприведенным контекстам, маркерами лексических единиц, входящих в группу оценки положительного, высокого эмоционального состояния (ориентированного вверх), являются лексема с семантикой «верх» alto (верх), маркеры верхнеориентированного пространства – существительные cabeza и cielo (голова, небо), а также глаголы направленного движения levantar, elevar, subir (поднимать, возвышать, возводить, восходить). Итак, хорошее настроение, состояние счастья ориентированы вверх.

С другой стороны, печальные мысли, грусть и уныние гнетут, человеку не хочется общаться, вступать в контакт с миром, он опускает голову и не хочет вступать в коммуникацию. В базах данных испанского языка возможно найти множество контекстов, передающих значение несчастья и смежные понятия, все они имеют в структуре значения вектор, направленный вниз: Estar bajo de humor ‘Быть в плохом настроении’; El humor me va decayendo ‘У меня портится (падает) настроение’; Caer en una depresión 'Впасть в депрессию'; Decaer de ánimo ‘Падать духом’; Caérsele el alma a los pies 'Падать духом’; Tener un bajón ‘Сильно сдать’; Sentirse bajo ‘Плохо себя чувствовать’; Bajar (caer) de las nubesРасстаться с иллюзиями, спуститься с облаков’; Se me está cayendo el alma a los piesУ меня сердце падает’; Con las orejas gachas (caídas) – ‘Как в воду опущенный’; Con la cabeza agachada, cabizbajo – 'Повесить голову'; Caer (dar) en la trampa 'Попасть в ловушку'; Venir al suelo 'Потерпеть крах'; Tengo el alma por el piso 'Душа в пятки ушла'; La desgracia se abatió sobre míНесчастья обрушились на меня’. Согласно вышеприведенным контекстам, маркерами лексических единиц, входящих в группу оценки плохого настроения, упадка, угнетенного состояния (ориентированного вниз), являются лексемы с семантикой «низ» bajón, bajo, decaído, gacho, caído, agachado (ухудшение, ослабление, низкий, ослабленный, опущенный, склоненный, подавленный), маркеры нижнеориентированного пространства – существительные pie, suelo, piso (стопы ног, пол, дно), а также глаголы направленного движения decaer, caer, bajar (ослабевать, приходить в упадок, падать, валиться, наклоняться, спускаться/опускаться). Таким образом, эмоции, соответствующие удрученному состоянию, в приведенных контекстах выражены посредством лексем, в семантической структуре которых есть одно из основных значений – «упадок», «падение». Итак, можно сделать вывод, что упадочное состояние, печальные мысли, грусть и уныние ориентированы вниз.

С другой стороны, в испанской языковой картине мира движение вверх, связанное с проявлением эмоций, не всегда вызывает положительные ассоциации. В частности, это касается такого проявления чувства, как гнев. И если в русской картине мира, в православном сознания гнев – один из смертных грехов, в испанской языковой картине мира ориентация вверх, сопутствующая чувствам гнева и ярости, как минимум, исключает их из круга негативных. Вообще важно отметить, что в испанском языке достаточно большое количество фразеологизмов и устойчивых выражений, описывающих такое эмоциональное состояние субъекта, как гнев, из чего можно сделать вывод, что это одна из характерных черт испанца. В нижеприведенных контекстах также присутствуют такие эмоции, как страх и ярость, которые тоже передаются с помощью лексики с явно выраженным вектором "вверх" в структуре значения: Subírsele a uno los colores a la cara ‘Покраснеть, устыдиться, залиться краской’; Subírsele la sangre a la cabeza a uno ‘Потерять голову, рассудок’; Alzar (levantar) la cresta 'Вспетушиться'; Alzar (levantar) el hervor 'Закипать'; Alzar (levantar) la mano a uno 'Поднять руку (замахнуться) на кого-либо'; Subir el tono (La discusión subió el tono y casi dió lugar a una pelea) 'Повысить голос, переходить на крик'; Subírsele a uno el pavo ‘Покраснеть (от стыда, смущения), залиться краской’; Subírsele a uno el corazón a la boca ‘Неистово заколотиться (о сердце)’; Subirle a uno al cuello el corazón ‘Сильно биться, отчаянно колотиться (о сердце)’; Subírsele a uno la(s) mosca(s) (a la nariz) ‘Рассердиться, выйти из себя’; Subírsele la sangre a la cabeza a uno ‘Вспылить, кровь бросилась в голову’; Subírsele a uno la retranca ‘Вспылить, взорваться, выйти из себя’; Subírsele a uno la mostaza a la nariz ‘Рассердиться, разозлиться, вскипеть’; Subírsele a uno el indio ‘Рассердиться, вскипеть, кровь ударила в голову’; Subírsele a uno el humo a las narices ‘Рассердиться, разозлиться’; Subirse a las nubes ‘Разозлиться, разъяриться, выйти из себя’; Subirse a/por las paredes ‘Прийти в ярость, рвать и метать, лезть на стену’; Subirse a las estrellas ‘Приходить в ярость, злиться’ и другие. В данном случае среди маркеров лексических единиц, входящих в группу оценки яростного, разгневанного состояния, являются такие ориентированные наверх лексемы, как cara, cabeza, boca, cuello, nariz, nubes, estrellas (лицо, голова, рот, шея, нос, облака, звезды) а также глаголы направленного движения alzar, levantar, subir (поднимать, возвышать, возводить, воздвигать, восходить). Какой может быть физическая основа того, что ярость, гнев и подобное сильное проявление эмоций ориентировано вверх – возможно, это связано с тем, что от рассерженного человека исходит отрицательная энергия, он гиперактивен, как правило, размахивает руками (обычно совершает движения руками, в том числе вверх), а также повышает голос, кричит. Практически во всех вышеприведенных примерах пространственная ориентация верх описывается при помощи глагола движения subir в сочетании с отдельными лексемами, для которых данная ориентация характерна.

Итак, в процессе изучения языкового материала было установлено, что перемещение по вертикали в эмоциональном пространстве обозначено глаголами содержащими в значении вектор движения «вверх»: subir, elevar, alzar, levantar и другими, и лексическими единицами – маркерами верхнеориентированного пространства, а также глаголами, содержащими в значении вектор движения «вниз» – bajar, decaer, caer и другими, и лексическими единицами – маркерами нижнеориентированного пространства. Можно сделать вывод о том, что высота – это счастье, хорошее настроение, духовный подъем, а также ярость, гнев и избыточность эмоций. Низ – это упадническое настроение, печальные мысли, грусть и уныние. При этом надо отметить, что вектор движения может меняться на противоположный вследствие смены оценки, коннотации, в зависимости от окружения лексемы в высказывании, особенно во фразеологизмах и идиомах.


Литература:

  1. Cifuentes José Luis. Honrubia Lengua y espacio: introducción al problema de la deíxis en español / José Luis Cifuentes. — Alicante: Biblioteca Virtual Miguel de Cervantes, 2003.

  2. Diccionario Avanzado de Sinónimos y Antónimos de la lengua española. — Barcelona: Bibliograf, S.A., 1997.

  3. Левинтова Э.И. Испанско-русский фразеологический словарь. / Э.И. Левинтова. — М.: Русский язык, 1985.

  4. Садиков А.В., Нарумов Б.П. Испанско-русский словарь современного употребления / А.В. Садиков, Нарумов Б.П. — М.: Русский язык. — 2001.

  5. Апресян Ю.Д. Интегральное описание языка и системная лексикография. / Ю.Д. Апресян. Избранные труды. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. — Т. II.

  6. Вольф Е.М. Оценочное значение и соотношение признаков «хорошо»/«плохо» / Е.М. Вольф // Вопросы языкознания. — M.: 1986. — № 5. — С. 98-106.

  7. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф, М. Джонсон. Пер. Н.В. Перцова. // Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С. 387-415.

  8. Мурьянов М. Ф. Что такое счастье? // Русская речь. — 1999. № 1. – С. 95-100.

  9. Мякшева О.В. Пространственная семантика: ресурсы языка и их функциональный потенциал / О.В. Мякшева. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. — 356 с.

  10. Потемкин В.К., Симанов А.Л. Пространство в структуре мира / В.К. Потемкин, А.Л. Симанов. — Новосибирск: Наука, 1990.

  11. Топоров В.Н. Пространство и текст. / В.Н. Топоров // Текст: семантика и структура. — М., 1983.

  12. Источниками примеров узуса послужили базы контекстов испанского языка www.corpusdelespanol.org, корпусы королевской академии CREA и CORDE.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle