Библиографическое описание:

Абдулназаров А. А. Cатира в творчестве Нодира Шанбезаде // Молодой ученый. — 2012. — №1. Т.2. — С. 9-13.

Нодир Шанбезода – один из признанных мастеров художественного слова, советской эпохи, оставивший огромное творческое наследие. Ценное творчество поэта, отличавшееся своеобразием форм и содержания, к сожалению, до настоящего времени не стало предметом всестороннего анализа.

Одна из характерных особенностей творчества Н. Шанбезода заключается в том, что его творчество полню разнообразными стихотворными формами, посвященными сатирическому жанру.

Сатира в литературной терминологии – «вид комического, наиболее беспощадно осмеивающий несовершенство мира, человеческие пороки и противопоставлен славословию» (1:35). В этом направление Нодир Шанбезода соблюдает два основных компонента сатиры: во-первых, сатирическая тематика поэта, являясь современно социальной темой, выражает социальную болезнь» всего общества; во-вторых своеобразны способы изображения и передачи этого вида сатиры читателю. Чувствуется влияние двух истоков на творчество поэта – так называемых «народных» поэтов Бадахшана и сатиры богатейшей таджикско-персидской классической литературы.

К такому предварительному заключению можно прийти после анализа сатиры самого поэта и её сравнения с некоторыми образцами устной и письменной таджикской литературы. Большая часть сатирических стихов Н. Шанбезода напечатаны в сборниках «Тарозидил» (Душанбе, Ирфон, 1984, стр-346-378) и Хосилиумр» (Душанбе, 2008) посвящённый 100 - лети со дня рождения поэта. «В этих стихах подчёркнутая тенденциозность, сознательное заострение жизненных проблем, смелое нарушение пропорций в изображаемых явлениях» (2:459).

Следует отметить, что сатира в различных периодах истории персидско- таджикской литературы играла важную роль считалась поэтическом даром. Поэты высмеивали правителей своего времени. Величайшим образцом этого вида стихотворения является сатира А Фирдоуси на царя Махмуда Газнави (3:8).

Прежде чем приступить к анализу тем и содержания сатирических стихотворений поэта, следует напоминать о их стихотворной форме. Шанбезода, как и прежде, широко пользуется формами и жанрами литературы предков, то есть в своем сатирическом творении, в основном, широко применяет форму газели, мусаммата и маснави. В том числе, из 16 сатирических стихов поэта (сборник «Тарозидил») 6 написаны в форме газели, 2 маснави, 2 муссамата, 3 имеют смешанную форму. Выбранные стихотвореные формы соответствуют содержанию и «дают почувствовать читателям идеал сатирика.

Сатиру поэта можно называть критикой нравственно-социальных вопросов его времени. Сатирические темы и критика Шанбезода являются общетипическими для всего тогдашнего общества, хотя считались чуждыми для социалистического общества.

Следует отметить, что многие из этих вопросов имеют глубокие корни и в современном обществе. С этой точки зрения, пропаганда творчества поэта среди подростков, молодёжи и в целом общественности будет полезной.

Тематику сатирических стихов поэта можно разделить на пять подтем:

  1. Алкоголизм и его плачевные последствия

  2. Религиозное суеверие и его предотвращение

  3. Вопросы расторжения брака и семьи

  4. Версификация и ослабление стиха

  5. Недостатки социально – бытового обслуживания и ленивость в работе.

Потребление различных алкогольных изделий на территории бывшего Советского Союза было настолько популярно, что его результат даёт о себе знать и по сей день. Руководители этой в своё время великой державы, были вынуждены прибегнуть к принятию самих решительных мер и специальных решений. Большинство сатирических стихотворений Шанбезода посвящены именно этой теме.

Одним из первых таких стихов, написанного стилем газели Хафиза, было стихотворение «Песня алкоголика», вышедшее в 1957 году. Год написания стихотворения свидетельствует о том, что алкоголизм в том обществе имел прочный фундамент. Как исходит из самого названия, в стихотворении описывается один день из жизни алкоголика, точнее передаётся его же языком и размышлениями. Стихотворение состоит из 15 бейтов и по сюжету его может разделить на 4 части.

В первой части алкоголик думает о том, что настало время пить и что если зайдёт в ресторан и кто-нибудь предложит ему сто граммов. Здесь он осмелеет и потребует ещё чуть-чуть. Таким образом, после повтора нескольких стаканов потеряет гармонию- чувства и разума.

Что же делать, настало время пить,

Глупое сердце, перестань-ка вить.

Где деньги, чтобы ресторан заказать,

Хоть на миг и всех наказать.

Предложит если кто-то сто граммов,

Выпью с удовольствием и одежду порву.

Веселее стало и никакого срама,

Вторично у друга ещё чуть-чуть сорву.

(4:347)

Вторая часть стихотворения рассказывает о том, как после опьянения алкоголик выходит на улицу, бросает камни в прохожие, ругает людей, падает в лужу, встаёт, то плачет, то смеётся. Поэт описывает эту картину языком алкоголика так:

Выхожу пьяным на улицу я,

Горькую обиду на всех тая,

Камни бросаю в каждые прохожие,

Удивительно на меня от непохожи.

То смеюсь, то плачу я,

То встаю, то падаю вновь,

Мигам всем заплачу я,

Такова к жизни моя любовь!

(4:347-348)

Третья часть картины –это приход алкоголика домой и встраивание скандала с женой и детьми.

Не престало мне скандалить всю ночь,

С матерью, женой и грудным ребенок в точь.

(4:348)

Поэтический дар и глубокое знание классического наследия позволили Шанбезода подытоживать заключительную часть стихотворения строкою Хафиза:

Если кто спросит причину скандала,

Отвечу: молодею и начну жить сначала.

(4:348)

Строка указывает на то, что целью каждого алкоголика в продолжении этого действия, якобы пьянство сможет компенсировать эту боль, потери и срам.

Другое стихотворение под названием «Бесконечный рассказ» является фактически логическим продолжением первого стихотворения, хотя написано после десяти лет.

В этом стихотворении тоже алкоголик размышляет о «величии» алкоголя и своей любви к нему:

Буду пить всегда вино,

Я, Хизр времени своего.

Когда пьян, кажется мне-

Царь я жителям мира своего.

(4:369)

Как нам и было сказано в заключении первого стихотворения, алкоголик думает лишь о предложении пьянства и его рассказ бесконечен. Эта картина описана Шанбезода так:

Суд и прокурор –все одно,

Расскажи мне, лучше про вино.

(4:370)

Одно из значительных сатирических стихотворений поэта, написанное в форме тарджебанд (припев) называется «Я туда не пошёл, меня туда повели» посвящается тоже вопросам алкоголизма. В этом стихотворении поэт в десяти припевах изображает встречу, выпивку скандал алкоголиков и попадание в руки правоохранительных органов главного дебошира.

Во время Советов отдел внутренних дел имел специальное место, которое в народе называлось «вытрезвитель». Милиционеры в общественных местах следили за общественным порядком, ловили пьяниц и сажали их в вытрезвитель, а по истечению суток отпускали. Обычно отправляли на работу или домой письменную жалобу. И это считалось действующим наказаниям для тех, кто ещё не до конца потерял своё человеческое достоинство.

В названном стихотворении речь идёт не об алкоголиках, а лишь о том, что это может случиться с каждым. Целью создания этого цикла является предотвращение подобных случаев и предостережение людей, чтобы не потерять свое место в жизни и обществе. Персонаж стихотворения после большой выпивки, выходя на улицу, старается затащить красотку в кино. Подошедшие дружинники проводят его в вытрезвитель.

Страшнейшее испытание для человека, попавшего в вытрезвитель, проявляется в двух случаях – при приходе домой и появлении перед соратниками и начальством. Мастерски изображает это состояние поэт:

Какой позор, какой срам,

Не знаю, что соседом сказать.

Да еще на работе зараз,

Директор вызывал меня несколько раз.

Сказал: должны мы меру принять,

Тебя остаётся только на себя пенят.

В вытрезвитель, почему пошёл,

Скажи честно, что ты там нашёл?

(4:368)

Итоговая часть вопроса свидетельствует о находчивости провинившегося:

В ответ тысячи извинения просил,

Хочу, что начальник и друг меня простил.

Поступи, как сердце тебе велит,

Только с работы меня не гони.

Не я, друзья мои выпили,

Я туда не пошёл, меня повели.

(4:368)

Мухаммас «Не будешь пит, что будет» является вершиной сатирического творчества поэта, посвящённый теме алкоголизма. В этом стихотворении, обращаясь непосредственно к другу, поэт наставляет о плачевных последствиях алкоголя, о его физическом вреде и экономическом ущербе. Он приводит примеры, берущих своё начало от алкоголизма:

Увидел учителя, я пьяним диким,

Когда пьян, становился великим.

Не ценил науку и нравы,

Не веди себя как он - кто же прав.

(4:373)

Поэт прекрасно осведомлён, что вино и виночерпия было одним из древнейших праздничных обычаев, но в любом случае плачевен и горестен его результат:

Вино хоть и память от Кайхусрава и Джама,

Горе - вечный спутника этого срама.

(4:373-374)

Последним шагом и самим суровым наказанием считается отвращение близких:

До каких пор в веселье соперников,

Будешь, как дойра крутиться ты,

Потеряв достоинство, взамен,

Если престанешь пить, что будет.

(4:374)

Тема религиозного суеверия считается одной из центральных тем творчества поэта во всём жизненном пути. Эта тема занимает видное место в шугнаноязычном его творчестве и сатирических стихотворениях. Анализ некоторых стихов показывает, что основным источником его сатирического творчество послужили шугнаноязычные стихи, направленные на осуждение баев и мулл, халифов и ишанов.

Самим колоритным в этом направлении является маснави «Рассказ Соддабегим», состоящий из 29 бейтов и отражает реальную картинку.

Соддабегим – типичная горная женщина, которая всё ещё верит в амулеты, талисман и предсказания мулл и халифов. Поэтому она приезжает к муллу Суфмахмаду (реальному лицу) чтобы взять амулет для своей дойной коровы с целью прибавления молока:

Суфмамад, наставляя Соддабегим,

Отдал ей амулет;

Никому не раскрой мой секрет,

Повесь на рог коровы своей.

(4:350)

В процессе восхваления он упоминает о своих безграничных знаниях и силе колдовства:

От души я пишу амулет,

Таких чудес на свете больше нет.

Если отдать вдове какой-то амулет,

Замужней на третий день она станет.

(4:350-351)

Наряду с этим, Суфмахмад, с целю наиболее сильного влияния и эффективности амулета поставил перед Соддабегим следующие условия:

Первое условия- поверь мене,

Второе - не дай соль корове своей.

И воду в посуде и ведре.

(4:351)

Соддабегим рассчиталась с ним, выполнив все его требования и условия, повесила амулет на рог своей коровы. Но:

На третий день корова умерла,

К муллу с жалобой она пошла.

(4:351)

Неуместной оказалась и жалоба перед муллом, который обвинил саму Соддабегим в неверии:

Кажется, твоя вина в этом,

Неправа ты в случае этом.

Иль не поверила сердцем мне,

Иль намочила амулет в воде.

Не моё это дело, дело рока,

Не жалуйся на судьбу, всё от бога.

(4:351-352)

Конечно, Соддабегим наивна и простодушна. Поэт в конце осуждает тех, кто слепо верит в суеверие:

Кто суеверен как Сода,

Всегда постынет его беда.

(4:352)

Иногда поэт в вопросе осуждения религиозных деятелей и суеверия допускает излишество, о чём свидетельствует стихотворение «Эй дармоед»:

Я не халиф, но молитву тебе пошлю,

На сто машинах, «благодарности» пошлю.

(4:365)

Тем не менее, многие из этих элементов существует и в современном обществе.

Теме семьи и её распада тоже не оставляет поэта в стороне. Известно, что семья при социализме считалась первичной и основной ячейкой общества и советская политика уделяла особое внимание вопросу упрочения семьи. Поэтому каждый недостаток в этом вопросе был наказуем и, конечно же, находился в центре внимания литературы. Создание различных произведений о жизни социалистических семей, особенно «интернациональных», стало центральной темой всех литераторов того времени.

В сатирических произведениях на передний план был выдвинут образ мужчины-главы семьи, на плечи которого лежала основная тяжесть семейной жизни. И если он допускал какой-то промах, то становился предметом мешки и наказания. В сатирическом изображении Шанбезода тоже осуждаются неверные, пьющие, ветреные мужчины и многожёнство. Например, стихотворение «Влюблённый», написанное в форме маснави, состоящее из 47 бейтов, рассказывает о ветреном мужчине, который выражает свою любовь каждой попавшейся даме. Однажды с одной идёт в загс, и они официально стали мужем и женой но:

После недельной совместной жизни,

Стал подумывать о разводе.

(4:361)

Конечно, каждое необдуманное действие должно быть наказано. Семейные скандалы приводят их до судебно процесса и именно там «влюблённый» получает по заслугам. Страшным было не решение суда, а отношение бывших «дам сердца»:

После переговори и скандала,

Явились на заседание в судебный зал.

Любовницы, считавшие человеком его,

Разом плюнули ему в лицо.

(4:361-362)

Логическим продолжением темы является стихотворение «Кому мне сказать?», написанное в форме газели, в котором говориться о многожёнстве. Здесь с одной стороны, изображается плачевное последствие, пришедшее на голову жён и детей, с другой стороны, непостоянство мужчины как неизлечимая болезнь. Следующие бейти полностью подтвреждают это:

Десять раз женился, не постарела мечта,

Страсть к молодым женщинам сохранилась навсегда.

Шестеро детей от первых трёх жён – пенсионеры,

Кому рассказать о других все пионеры.

(4:377)

Подытоживает эту тему стихотворение «Когда же раскаешься». Автор вопросом обращается к людям, легкодумноотносящихся к семье:

Отказавшийся от семьи, неужто ты не человек,

Разводиться с семьёю, стало правилом тебе на век.

(4:355)

Стихотворение, имея форму припевного мурабба, состоит из пяти частей и последняя часть гласит:

Не почитаешь отца, мать и детей,

Зря пожертвуешь молодости дней.

(4:355)

Другая тема, ставшая стержневой в сатирических произведениях поэта, является версификаторство и «случайные поэты». Нодир Шанбезода - воспитанник таджикской классической литературы, прошедший поэтическую школу Айни и Лохути, не мог безразлично относиться к версификаторству и бездарным поэтам. Например, в сатирическом стихотворении «Полноправий» высмеиваются те, которые объявляют себя «полноправными поэтами» и занимаются лишь почернением белой бумаги и написанием художественно слабых строчек. Стихотворение начинается словами:

Я поэт, и стих гордость моя,

Постоянно творить дело моё.

Если одна строка короче другой.

Читателю что до дела моего.

(4:363)

В двух последующих бейтах поэт осуждает слабые творения многих литераторов того времени. Действительно, творчество многих поэтов советской эпохи, особенно тех, кто считал себя реалистом и последователем «социалистического реализма» было шаблонным»:

Я рождён землей и поведу речь о ней,

Об арыке и пропасти – слово веское моё.

Я сын этих гор и расскажу о них.

Потому что это край мой родной.

(4:363)

Они были далеки от художественно-изобразительных средств и несведущими в элементарных вопросах стихотворения как рифм и редиф:

Что за искусство рифмовать,

Придумать различные редифы.

Ни к чему мне законы поэзии и прозы,

Низкопробный стих - мой девиз.

(4:363)

Из последующего бейта сатиры станет известно, что поэт был одним из противников белого стиха:

Пишу белый стих ночью и днём,

Сердцу моему стал близок он.

(4:363)

Другое стихотворение, посвященное этому вопросу, называется «Не моё дело». Данное стихотворение ещё раз доказывает, что Шанбезода не считает творцов белого стиха поэтами. Он сторонник классической формы стихотворения:

Фирдуоси, Хокони, Хокони и Джами,

Мастер слова Рудаки и Ходжа Низоми.

Были поэты замечательны,

И дороги жителям всей земли,

В мастерство их не верится мне.

(4:371)

Эта часть говорит не об отношении поэта к свободному или белому стиху, а о том, как многие скрывают свою бездарность белым стихом. Например, в русской и арабской литературе популярен белый стих, но имеющий глубокой смысл:

Поскольку это не закон науки и права,

Нет в творчестве новом Руси и Араба.

Потребности нет в стихе моём белом.

Перо моё считает это нужным делом.

Это стиль мой, я не стесняюсь его.

(4:371)

Шанбезода считает классической стих «трудным ремеслом»и прав. Именно такое значение приобретает заключительная часть монолога:

Невесомость космоса – отдельный мир,

Каждый стремится к нему как на пир.

Что за беда, если у стиха веса нет,

У меня страсти к этому призванию нет.

(4:372)

Наряду с этим темами в сатирическом творчестве НодираШанбезаде встречаются, и другие острые вопросы времени, как безрезультатное обслуживание транспорта, невыполнение плана молочности, отсутствие кормов (стихотворение «Неуместное обещание»), недостатки в системе кооперации и мошенничество продавцов (Заслуга начальника кооперации), стодырство (Скандалит пока) и другие.

Социально-бытовая сатира актуально и сегодня. Вся сатирическая тематика Н. Шанбезода не потеряла своё значение и может стать способом искоренения этих негативных явлений в обществе.


Литература:

  1. Алиасгар Халаби. «Введение в сатиру в Иране». Тегеран. «Пайк», 1964, 212 стр.

  2. Мавлонов М. «Сатира» // Энциклопедия таджикской литрературы и искусства. Т 3. Душанбе, 2004г.

  3. Фирдоуси А. «Шахнаме». Тегеран. «Великий Эмир», 1969, 1236 стр.

  4. Шанбезода Н. «Урожай жизни», Душанбе, 2008.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle