Библиографическое описание:

Пономарева Л. Г. Копинг-стратегии и локус контроля у психически больных // Молодой ученый. — 2011. — №11. Т.2. — С. 95-97.

Актуальнось. Совладание с ситуацией болезни начинается уже с первых этапов конструирования болезни пациентом (В.В. Николаева, А.Ш. Тхостов, Г.А. Арина, В.А. Ташлыков и др.). Для нас представляет интерес, чем объясняется выбор человека с определенным психическим расстройством способа совладания и то, какую стратегию преодолевающего поведения он активно реализует.

Понятие «копинг» объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы справиться с трудной (стрессовой) ситуацией, которой также является и психическая болезнь. Копинг - поведение необходимо учитывать в психодиагностической работе с психически больными, так как копинг - поведение больных обнаруживает тесную связь с психопатологическими проявлениями заболевания Локус контроля – это личностная характеристика, отражающая предрасположенность и склонность индивида атрибутировать ответственность за успехи и неудачи, а также воздействием болезни, либо своей активностью, либо внешним обстоятельствам. Исследования показывают, что у людей с экстернальным локусом контроля чаще бывают психические проблемы, чем у людей с интернальным локусом контроля. При совладании с болезнью, пациент реализует определенные копинг стратегии, которые могут быть опосредованы склонностью индивида атрибутировать ответственность за успехи и неудачи, в том числе и ввиду психического расстройства, либо своей активностью, либо внешним обстоятельствам. Однако, для того, чтобы больной смог конструктивно выстраивать свое поведение в ходе преодоления болезни необходимо, чтобы он имел четкие представления о причинах и последствиях болезни, а также о тех способах, которыми он может влиять на ход лечения. Большую роль в формировании такого целостного отражения болезни играет самосознание.

Методология исследования. Методологическим основанием данной работы явились представления о субъективной концепции болезни В.В.Николаевой («Психологические аспекты рассмотрения внутренней картины болезни» [1;2]); Ю.Г. Фроловой («Реакция личности на психическую болезнь: опыт качественного исследования» [4]), а также идеи R. Lazarus и S. Folkman о копинг – стратегиях («Stress, appraisal and coping: Personal and contextual determinants of coping strategies» [3]).

Для реализации исследования была сформирована выборка, состоящая из 150 человек. В нее входили испытуемые (разделены на пять групп), со следующими диагнозами класса № V по МКБ – 10 («Психические расстройства и расстройства поведения»): F06.3 - «Органические расстройства настроения (аффективные)» – 30 испытуемых; F10 – «Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя» – 30 испытуемых; «Рекуррентное депрессивное расстройство, текущий эпизод легкой степени»– 30 испытуемых; Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40) – 30 испытуемых; F.50.2 – «Нервная булимия» - 30 испытуемых.

Исследования проходило по методике «Опросник о способах копинга», «Way of Coping Questionnaire» (WCQ) (автор Р. Лазарус и С. Фолькман (1984), адаптирована Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой, 2004); Обработка полученных результатов осуществлялась посредством качественных (контент-анализ) и количественных методов (частотный и корреляционный анализ (коэффициент корреляции Пирсона)).

Результаты и обсуждения. На первом этапе исследования испытуемым был предложен Опросник о способах копинга. В результате частотного анализа были выделены копинг – стратегии, характерные для психически больных. Так, конфронтативный копинг составляет 50,37% , дистанцирование – 47,85%, самоконтроль – 56,38%, поиск социальной поддержки – 60,81%, принятие ответственности – 69,72%, избегание – 57,77%, планирование решения – 28,48%, положительная переоценка – 53,23%. Как видно из приведенной ниже диаграммы, у психически больных преобладают такие копинг-стратегии как принятие ответственности, поиск социальной поддержки, самоконтроль, а также бегство-избегание.

Между копинг-стратегиями были обнаружены следующие особенности. Так, конфронтативный копинг положительно коррелирует с копингом «Дистанцирование» (r=0,417 при р<0,05), с копингом «Принятие ответственности» (r=0,362 при р<0,05) и отрицательно связан с копингом «Положительная переоценка» (r= - 0,163 при р<0,05). Это означает, что яркая агрессивность и враждебность при изменении неприятных ситуаций болезни сопровождают стремления отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость, а также принимать определенные решения по ее регулированию. Однако, чем выше позитивная оценка ситуации, в том числе и для собственной личности, тем ниже проявление агрессии и враждебности.

Копинг-стратегия «Дистанцирование» имеет положительную корреляцию с копингом «Самоконтроль» (r= 0,264 при р<0,05) и отрицательную копингом «Положительная переоценка» (r= - 0,384 при р<0,05), что означает: попытки контролировать свои чувства и действия при решении трудностей сопровождается стремлением уменьшить их значимость или уйти от них. В то же время, чем выше позитивное видение проблемы, тем ниже желание отделиться от ситуации.

Копинг-стратегия «Бегство - избегание» отрицательно коррелирует с копингом «Поиск социальной поддержки» (r= - 0,384 при р<0,05) и положительно с копингами «Самоконтроль» (r= 0,255 при р<0,05) и «Принятие ответственности» (r= 0,167 при р<0,05). Таким образом, чем выше стремление найти информационную, действенную и эмоциональную поддержку, тем ниже усилия, направленные к бегству или избеганию проблемы. В то же время, при попытках управлять собой в депривирующих ситуациях болезни, а также принимать ответственность за их решение, больные склонны к избеганию данных трудностей, что может говорить о том, что не всегда активное совладание с болезнью приносит желаемого эффекта, в том числе ввиду угнетающего действия симптоматики.

Копинг-стратегия «Поиск социальной поддержки» положительно коррелирует с копингами «Самоконтроль» (r= 0,575 при р<0,05), «Принятие ответственности» (r= 0,221 при р<0,05), «Положительная переоценка» (r= 0,520 при р<0,05), «Планирование решения проблемы» (r= 0,499 при р<0,05), что говорит о важности участия социального окружения при желании больного осознавать свое участие в решении проблемы, искать способы ее решения и позитивно оценивать опыт болезни.

При анализе опросника о локусе контроля в области здоровья, мы получили данные, которые говорят о том, что в данной выборка преобладает интернальность (шкала «Самоуверенность») в области здоровья (57,30%). Т.е. больные уверенны, что течение болезни и выздоровление во многом определяют их собственные действия и сами больные в состоянии самостоятельно принимать решения и влиять на лечебный процесс.

Высокий процент по шкале «Самоуверенность» может быть объяснен не только преморбидными особенностями испытуемых, но и длительностью госпитализации. Так, в число выборки вошла значительная часть опрошенных, находящихся перед выпиской и уже окончивших лечение.

В целом нужно сказать, что не всегда интернальность в области здоровья может указывать на высокую самостоятельную активность пациента. Так, выбирая ответы, описывающие интернальность, респонденты могли руководствоваться убеждениями, что «так нужно и так хорошо» (например, «Больной имеет право самостоятельно решать, как ему лечиться» «Главное, что оказывает влияние на мое здоровье – это мои собственные действия»), либо ожиданиями, что по окончании лечения они смогут сами справиться с проявлениями болезни. Таким образом, мы не согласны с Neumann и [5], что интернальный локус контроля способствует выздоровлению и наилучшей адаптации.

При корреляционном анализе мотиваций к лечению было отмечено, что при стремлении к постижению болезни при помощи самосознания, больные также ожидают симптоматическое улучшение (r=0,396 при р<0,05) и получения определенных навыков совладания с болезнью (r=0,535 при р<0,05). В то же время, стремление высокая мотивация изменить поведение в ходе лечение связано с высоким ожиданием вторичного «выигрыша» от данного поведения (r=0,262 при р<0,05), например, благожелательности со стороны лечебного персонала и близкого окружения.

При корреляционном анализе ответов по опросникам, определяющим копинг-стратегии и локус контроля, было отмечено следующее: больные с интернальным локусом контроля при совладании с болезнью стремятся к регулированию своих чувств и действий, к поиску информационной, действенной и эмоциональной поддержки, к созданию положительного значения ситуации болезни. Однако здесь же отмечается, что респонденты с выраженной интернальностью склонны к избеганию трудных ситуаций. Это указывает на то, что не всегда их знания и уверенность в представлениях о способах совладания являются эффективными и дают желаемый результат. Респонденты с экстернальным локусом контроля также используют копинг-стратегии «Самоконтроль» и «Положительная переоценка», однако, также имеют тенденцию проявлять агрессивные усилия по изменению ситуации или дистанцирования от нее. Проанализировав все вышесказанное о копинг-стратегиях и установках к лечению, можно, говорить о том, что интерналы действуют более активно в ситуации болезни. Однако не всегда уверенность с себе способна обеспечить адаптивное поведение и желаемый результат при совладании с болезнью (таблица 1).

Таблица 1

Корреляционный анализ ЛКОЗ и копинг – стратегий (n=150, p<0,05)

Локус - контроля

Конфронтация

Дисанцирование

Самоконтроль

Поиск соц.поддержки

Принятие ответственности

Бегство - избегание

Планирование решения проблемы

Положительная переоценка

Самоконтроль



0, 379

0,530


0,406

0,379

0,540

Рациональный контроль

0,246


0,188





0,230


Выводы. При совладании с болезнью психически больные делают попытки управлять своими эмоциями и поведением, в процессе лечения стремятся не только к устранению симптомов, но и активному изменению поведения и самопознанию. Также они прилагают усилия для поиска информационной, действенной и эмоциональной поддержки. При этом для психически больных крайне важна позитивная оценка своих усилий со стороны социального окружения. Отметим, что не правомерно говорить, что существуют такие стратегии преодоления, которые являются однозначно «плохими» для психически больных. Наши данные подтверждают, что использование активных стратегий совладания не всегда дает позитивный результат в лечении болезни и адаптации. Здесь стоит же стоит отметить, что для эффективной реализации копинг-стратегий и установок к лечению необходимо иметь достаточные представления о болезни, в том числе и принимать роль психически больного.

Также отмечено, что больные, с интернальным локусом контроля при совладании с болезнью стремятся к регулированию своих чувств и действий, к поиску информационной, действенной и эмоциональной поддержки, к созданию положительного значения ситуации болезни. Однако отмечается, что пациенты с выраженной интернальностью также склонны к избеганию трудных ситуаций. Это может указывать на знания больных о том, что «необходимо контролировать ситуацию самому», однако в течении болезни им это представляется невозможным: их знания и уверенность в представлениях о способах совладания являются эффективными и дают желаемый эффект. Здесь мы считаем, что когнитивные усилия отделиться от ситуации болезни и уменьшить ее значимость затрудняет конструирование картины болезни. Экстернальность соотносится, в основном, с пассивной позицией в лечении.


Литература:
  1. Николаева, В.В. Влияние хронической болезни на психику / В.В. Николаева. — М., 1987. — 168 с.

  2. Николаева, В.В. Психологические аспекты рассмотрения внутренней картины болезни / В.В. Николаева // Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. — 1976. — №4. — С.21 — 32.

  3. Фролова, Ю.Г. Медицинская психология / Ю.Г. Фролова. — Минск: Вышейшая школа, 2009. — 384 с.

  4. Lazarus, R.S. Psychological stress and the coping process // R.S. Lazarus, New York, 1984.

  5. Малкина-Пых, И.Г. Терапия пищевого поведения / И.Г. Малкина-Пых.М.,2009. – 245с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle