Библиографическое описание:

Кочетова А. С. Роль Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме (ВЦИК) ЦИК СССР в разработке религиозного законодательства 1930-х гг. // Молодой ученый. — 2011. — №9. — С. 155-160.

Государственно-конфессиональные отношения в СССР изменялись на протяжении всего советского периода. Время «воинствующего безбожия» сменялось «религиозным возрождением», а период «политической войны с религией» переходил в русло «стабильного религиозного положения». Несмотря на идею всеобщего атеизма, борьбу с «религиозными пережитками» и повсеместную антирелигиозную пропаганду, государство не могло изжить религиозное мировоззрение, но могло контролировать его проявление. Именно для этого, начиная с 1918 г., стало формироваться религиозное законодательство, которое регламентировало всю религиозную деятельность в СССР [1, с. 336]. Для контроля за его выполнением и реализацией государственной политики образовывались специальные органы. Среди них - Комиссия по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР (1929-1938 гг.), которая была первым центральным органом государственной власти, регулирующим государственно-конфессиональные отношения. Период ее деятельности падает на 1930-е гг. – период наиболее агрессивной антирелигиозной политики государства, время «казарменного социализма» с минимум личных прав и свобод для граждан СССР» [2, с. 382, 384]. Именно в таких условиях Комиссия пыталась выстроить линию отношений между государством и верующими, следить за исполнением законодательства о культах, ограждая религиозные организации от административного произвола.

Комиссия по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР, председателем которой являлся П.Г. Смидович [3, с. 79об], а после его смерти с мая 1935 г. – П.А. Красиков [4, с. 46], изначально была образована как всероссийская. Согласно Постановлению Президиума ВЦИК от 8 апреля 1929 г. она создавалась для «рассмотрения всякого рода вопросов, связанных с деятельностью религиозных объединений», разработки «циркуляра на имя местных исполнительных комитетов о необходимости строго придерживаться утвержденного Президиумом ВЦИК постановления от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» [5, с. 250-261] и «принятия необходимых мер к обеспечению точного исполнения законов и правил при обложении налогами и сборами служителей религиозных культов»[3, с. 79об].

Многие исследователи разделяют Комиссию на два самостоятельных органа, а именно, Комиссию по вопросам культов при Президиуме ВЦИК РСФСР (1929-1934 гг.) и одноименную при Президиуме ЦИК СССР (1934-1938 гг.) [6, с. 37-63; 7, с. 83-121]. Однако, несмотря на Постановление Президиума ВЦИК об упразднении «постоянной комиссии по рассмотрению религиозных культов при Президиуме ВЦИК» [8, с. 10] и Постановление Президиума ЦИК СССР об образовании при нем аналогичной Комиссии [9, с. 59-59об], всероссийский орган фактически был преобразован во всесоюзный, о чем неоднократно повторял П.А.Красиков в своих докладных записках и отчетах [10, с. 7-8, 11, с. 53]. Этот факт подтверждают и многие документы, в которых указывается, что функции Комиссии РСФСР по вопросам религиозных культов выполняет Комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР [12, с.55об]. Таким образом, целесообразно рассматривать Комиссию как один орган, существовавший в период 1929-1938 гг., полномочия которого в 1934 г. были расширены от республиканского до общесоюзного масштаба.

С первых дней своего образования, Комиссия приступила к осуществлению своих полномочий. Особое внимание при этом уделялось решению острых вопросов в культовых делах: регистрация религиозных объединений, закрытие молитвенных зданий, распоряжение культовым имуществом, положение священнослужителей, финансовые вопросы и т.д. После ликвидации Антирелигиозной комиссии при ЦК ВКП(б) [13, с. 11] в ноябре 1929 г. Комиссия по вопросам культов взяла на себя и функцию антирелигиозной пропаганды, с докладами о которой впоследствии она не раз отчитывалась перед Центральным комитетом партии [14, с. 178], хотя официально дела по этому направлению были переданы в Секретариат ЦК ВКП(б).

После того, как в 1930 г. были ликвидированы НКВД РСФСР и наркоматы внутренних дел автономных республик, рассмотрение дел, связанных с культами, было в полном объеме возложено на Комиссию по вопросам культов при Президиуме ВЦИК, а «на местах – на президиумы ЦИК АССР, исполкомов и советов» [15, с. 1]. Тем не менее, положение Комиссии как органа Президиума ВЦИК, «на который возлагается обязанность общего руководства и наблюдения за правильным проведением в жизнь политики Партии и правительства в области применения законов о культах на всей территории РСФСР» [16, с. 248-249], было принято лишь в 1931 г. Тогда же были определены и обязанности, которые возлагались на Комиссию. Среди них – «разработка и предварительное рассмотрение проектов законодательных актов и постановлений по вопросам, связанных с культами»[16, с. 248].

Начало формированию религиозного законодательства 1930-х гг. положило Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 г. [5, с. 250-261], которое отменяло некоторые «узаконения» РСФСР периода 1921-1923 гг., связанных с религиозными культами. Данное постановление четко определяло права и обязанности верующего населения, подробно регламентировало религиозную жизнь. Именно ему в дальнейшем должны были соответствовать все постановления и законодательные акты по вопросам культов. В Постановлении подчеркивалось также, что все решения не должны были противоречить основному закону Конституции РСФСР и СССР. В 1929 г. в Конституцию РСФСР были внесены изменения, в том числе и по вопросам культов. Так «свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды» [17, с. 69] (здесь и далее выделено мной – А.К.) была заменена на «свободу религиозных вероисповеданий и антирелигиозной пропаганды» [18, с. 12], что окончательно загнало религиозную жизнь в стены молитвенных зданий. Также было заменено положение о предоставлении права убежища всем иностранцам, «подвергающимся преследованию за политические и религиозные преступления» [17, с. 70], на «подвергающимся преследованиям за революционно-освободительную деятельность» [18, с. 12]. В 1936 г. новая «сталинская» Конституция уже в общесоюзном масштабе огласила признание за гражданами «свободы отправления религиозных культов и свободы антирелигиозной пропаганды» [19, с. 380].

В законодательной деятельности Комиссии выделяются три вида нормативно-правовых актов: постановления, циркуляры и инструкции. Все они, в свою очередь, стали основанием для дальнейших решений наркоматов, а также постановлений ВЦИК РСФСР и ЦИК СССР, касающихся религиозных вопросов.

На заседаниях Комиссии по вопросам религиозных культов в основном рассматривались отдельные наиболее острые вопросы, вытекающие из жалоб верующего населения, а также из претензий различных ведомств. С этой точки зрения постановления Комиссии носили правозащитный характер. И даже в том случае, если постановление критиковалось со стороны наркоматов (в основном это было связано с решениями финансовых вопросов), Комиссия, не входя в противоречие с религиозным законодательством о культах, делала все, чтобы улучшить положение религиозных объединений и священнослужителей. Примером могут служить следующие постановления: «О служителях культа, снявших сан» [20, с. 1], которое восстанавливало в избирательных правах бывших служителей культа, а также предоставляло право на трудовое землепользование и заработок по службе; «О привлечении к налогу лиц, освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям» [21, с. 1-2], которое заменяло военную службу альтернативными лесными работами без уплаты налога. Необходимость принятия последнего Комиссия аргументировала тем, что «политобработка данных элементов в указанных условиях дает значительный результат» и приносит пользы больше, чем их налогообложение. Постановление «Об обследовании бывших и действующих монастырей» [22, с. 1] обязывало разработать инструкцию для полного и детального осмотра монастырей на вопрос о возможности их ликвидации, что призывало четко следовать религиозному законодательству. Пересмотрев прежние решения по вопросу «О сборе авторского гонорара с церковных общин, Комиссии приняла Постановление, которое вообще отменяло сбор авторского гонорара за церковные песнопения [23, с. 2]. Тем самым Комиссия ограждала религиозные объединения от различных дополнительных налогов, которые могли бы затруднить содержание молитвенных зданий. Кроме этого Комиссия стремилась защитить и культовое имущество, предоставляя религиозному обществу права на его защиту. Так постановление «О порядке сноса церковных оград» [24, с. 111] разрешало их снос лишь при ликвидации молитвенного здания или в случае благоустройства местности. При этом позволяет религиозное общество имело право в 15-дневный срок обжаловать решение в исполнительном комитете.

Инструкции Комиссии по вопросам религиозных культов носили разъяснительный характер, но, в то же время, обязывали местные власти неуклонно следовать религиозному законодательству от 1929 г. Так, например, инструкция «О порядке проведения в жизнь законодательства о культах» [25, с. 160-161] объясняла цель создания и состав религиозного объединения, его внутреннюю структуру, права и обязанности, правила пользования финансовыми средствами, а также причины, в соответствии с которыми религиозное общество могло быть ликвидировано. Тем самым Комиссия вставала на защиту религиозного объединения в отношении их прав на существование, а также прав верующих на исполнение религиозных обрядов в стенах молитвенных зданий.

Другая инструкция «О порядке учета и ликвидации молитвенных зданий и культового имущества, имеющих историческое и музейное значение» [26, с. 116-122] была предназначена для ограждения от уничтожения уникальных культовых вещей, а также самих зданий религиозных культов как исторических памятников. Инструкция указывает на национализированное положение культовых зданий музейного и исторического значения, стоявших «на особом учете Наркомата просвещения». Все действия относительно последних должны были обязательно согласовываться с Наркоматом просвещения. Согласно данному документу решение о ликвидации молитвенного здания может быть принято только в случае его ветхости и только после осмотра его специальной комиссией из «представителей сектора науки».

Кроме этого Комиссия принимала участие в разработке циркуляров и инструкций других ведомств, которые, так или иначе, касались вопросов религиозных культов. Одним из примеров служат циркуляры наркоматов финансов и коммунального хозяйства, а также Центрального управление социальным страхованием, в которых рассматривался финансовый вопрос, остро стоявший для служителей культов. Так циркуляр Наркомфина СССР «О налоговом обложении религиозных обществ и молитвенных зданий» указывал, что молитвенные здания подлежат обложению местным налогом на общих основаниях наравне с прочими строениями без взимания арендной платы за здание и земельный участок. При этом в молитвенных зданиях допускалась продажа религиозных предметов без взимания промыслового и подоходного налога [27, с. 14]. Таким образом, несмотря на особый «религиозный статус», молитвенные здания не облагались дополнительными налогами. С экономической точки зрения это давало возможность большинству религиозных объединений иметь и содержать молитвенные здания.

Циркуляр Центрального управления социального страхования (Цусстрах) «О порядке выплаты пенсий лицам, связанным с религиозными культами» указывал на то, что лица, обслуживающие религиозный культ, не имеют право на обеспечение. При этом Комиссия добилась выплаты пенсий бывшим служителям культа, восстановленных в избирательных правах и при наличии ходатайства общественной организации. Также она добилась не ограничивать права на получение пенсии лиц, работающих по договору у организаций религиозного культа [28, с. 132-133]. Комиссия предпринимала попытки изменить положение и действующих священнослужителей. Однако несмотря на решения Комиссии выдавать им пенсию [29, с. 139], Цусстрах отвечал отказом, аргументируя это тем, что «выдача пенсий дает ряд других льгот (госснабжение, пользование более благоустроенными жилищно-коммунальными условиями)» [30, с. 141].

Комиссия по вопросам религиозных культов неоднократно вставала на защиту молитвенных зданий как памятников архитектуры. 9 августа 1931 г. появился циркуляр Наркомата коммунального хозяйства РСФСР «О порядке передачи коммунальным органам и включения в муниципальный фонд ликвидированных молитвенных зданий» [31, с. 96]. В нем разъяснялось, что ликвидированные молитвенные здания, то есть лишенные статуса дома для реализации в них религиозных обрядов, передаются местным исполкомам или горсоветам; те, которые могут быть использованы под культурно-просветительные учреждения или жилье, включались в муниципальный фонд. При этом по настоянию Комиссии в циркуляр был включен пункт, согласно которому «бывшие здания культов, представляющие историческую ценность и находящиеся на учете Главнауки, не подлежат перечислению в муниципальный фонд». Это позволяло оградить здания не только от сноса, но и от внутреннего переоборудования, сохранив памятники архитектуры в первозданном виде.

Таким образом, несмотря на антирелигиозную позицию ЦК ВКП(б), повсеместный натиск антирелигиозной пропаганды, Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ВЦИК удавалось «смягчать» положение священнослужителей и верующего населения, не допуская при этом нарушения законодательства «О религиозных объединениях» и «перегибов» в его реализации на местах.

После реорганизации Комиссии в общесоюзную ее роль в законодательной деятельности постепенно ослабевает. Несмотря на получение статуса союзного центрального органа, вопреки ожиданиям П.Г. Смидовича, авторитет Комиссии как регулятора государственно-конфессиональных отношений падает. Наиболее ярко это проявлялось в отношении народных комиссариатов СССР и местных исполнительных комитетах к решениям Комиссии.

В первую очередь это было связано с отсутствием Положения Комиссии, где были бы прописаны ее полномочия и права. Таким образом, Комиссия при Президиуме ЦИК СССР фактически на незаконных основаниях занималась своей прежней деятельностью, но уже во всесоюзном масштабе. На местах все чаще наблюдались случаи самостоятельного решения о закрытиях молитвенных зданий, прекратилась подача отчетных сведений из краевых и областных комиссий и исполкомов, обычным делом стала практик нарушений религиозного законодательства [32, с. 18]. Озабоченная сложившейся ситуацией Комиссия выпустила постановление о включении в инструкцию СНК СССР, регулирующую порядок предоставления отчетности, пункт «о предоставлении два раза в год сведений о наличии молитвенных зданий всех культов» [33, с. 205]. Также негативно влияло и отсутствие союзного законодательства о религиозных культах. Этот вопрос на уровне ВЦИК поднимался лишь в период преобразования Комиссии. СНК РСФСР было рекомендовано внести изменения в действующее законодательство [34, с. 11], но это так и осталось рекомендацией. Несмотря на стремление Комиссии вести единую религиозную политику на территории Советского Союза, все попытки по сближению с ЦИКами союзных республик для выработки общей позиции в решении культовых вопросов не давали ожидаемого результата [2, 406-407]. В связи с этим Комиссия не раз обращалась в Президиум ЦИК СССР с предложением «ускорить издание Союзного законодательства о религиозных объединениях, выработать инструкцию о порядке пользования молитвенных зданий и опубликовать их в специальном бюллетене» [35, с. 74]. Также на одном из своих заседаний Комиссия приняла решение отложить рассмотрение дел о «необходимом» закрытии молитвенных зданий, поступивших из Украинской и Белорусской ССР, до принятия союзного религиозного законодательства и Положения о союзной Комиссии [36, с. 85].

Однако ситуация не менялась. Вместо этого количество нарушений законодательства «О религиозных объединений» увеличивалось. Но, так как данное законодательство официально распространялось лишь на РСФСР, а положение Комиссии так и не было принято, к ЦИКам союзных республик она ничего не могла предъявить. Комиссия по вопросам культов только указывала на «перегибы» и «ненормальности» в решении религиозных вопросов, а ее председатель убедительно просил о необходимости исправления допущенных ошибок [37, с. 9-10]. Для контроля за выполнением распоряжений Комиссии ее сотрудникам приходилось выезжать на места, но ввиду неопределенного положения Комиссии (она вышла из-под ведомства секретариата Президиума ВЦИК, но секретариат Президиума ЦИК СССР отказывался ее обслуживать своим аппаратом) неизбежно возникли финансовые проблемы. В силу вышеназванных обстоятельств Комиссии не удавалось собирать полные сведения о религиозной ситуации в стране [38, с. 28; 39, с. 88; 40, с. 173].

Несмотря на это Комиссия стремилась не ослаблять контроль за выполнением законодательства и на территории РСФСР. Так по поручению ВЦИК [41, с. 13] она разработала проект циркуляра ВЦИК РСФСР «О нарушении законодательства о религиозных объединениях и молитвенных зданиях» [42, с. 21-22]. Хотя он и был написан в контексте борьбы против религии и направлен на ограничение религиозного влияния на население, главным его акцентом было уменьшение религиозности населения «не административным путем, а посредством проведения массово-разъяснительной работы» [42, с. 22], так как «закрытие молитвенных зданий без проведения политической работы создает благоприятные условия для роста сектантских организаций» [43, с. 23-27]. Однако преследующая цель решения данной проблемы понималась по-разному. ВЦИК считал, что административное закрытие молитвенных зданий приводит к тому, что они зачастую стоят закрытыми в запущенном состоянии, а это позволяет говорить верующим об их необоснованном закрытии, и подобные факты «используются церковниками для усиления влияния среди «отсталых масс» населения. Для Комиссии решение данного вопроса – это возможность избежать произвола и масштабного закрытия молитвенных зданий.

Несмотря на активные действия и стремления Комиссии, и в первую очередь их председателей П.Г. Смидовича и П.А. Красикова, оградить верующее население и молитвенные здания от «произвола», ситуация ухудшалась. Прежде всего, это проявилось в налоговом обложении: по инициативе НКФ СССР при поддержке Секретариата ЦИК СССР было принято решение о приравнивании служителей культа к единоличникам [44, с. 152], что увеличивало размер налогового сбора. Комиссия по вопросам культов была лишь поставлена об этом в известность. То же происходило и по отношению к молитвенным зданиям. Так Комиссию лишь уведомили, что ВЦИК одобрил снос здания бывшей церкви «Андриана и Натали», являвшегося при этом памятником архитектуры [45, с 163]. И таких примеров было немало [46, 47, 48].

Вместе с этим увеличивалось количество самостоятельных решений по поводу закрытия молитвенных зданий на территории РСФСР. Красиков настаивал на том, что местные власти «недооценивают культовые вопросы, не понимают политической глубины», и это все выражается в «политической близорукости, которая приводит к серьезным последствиям» [49, с. 18]. Между тем ВКП(б) придерживалась иного мнения. В то время, как Комиссия по вопросам культов пыталась добиться принятия общесоюзного религиозного законодательства, ликвидировать незаконные решения по культовым вопросам, партактив настаивал на «необходимости полной ликвидации законодательства о культах» [2, с. 410], в том числе и Постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 1929 г. Красиков же неустанно повторял о неправомерности распространенного мнения, «что с религией уже все покончено, что с ней не стоит возиться, что за религию держатся старики и старухи», выступал не только за создание общесоюзного религиозного законодательства, но и за совершенствование существующего республиканского.

В 1938 г. все попытки Комиссии и П.А. Красикова по упорядочению законодательства и регулированию государственно – религиозных отношений сошли на нет. При реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР специальным Постановлением верховного Совета СССР от 16 апреля 1938 г. Комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР была упразднена [50, с. 2-2об].


Литература:

  1. Законодательство о религиозных культах / Под. ред. Куроедова В. А. / Сборник материалов и документов. - М: Юридическая литература, 1971.

  2. Советов М.И. Советское законодательство о религиозных культах в 20-30-х гг. ХХ в.: содержание и практика реализации, споры и дискуссии о реформировании его правовой базы // Свобода совести: исторический и современный аспекты. Выпуск 4. / Сборник статей. - М.: РОИР, 2007.

  3. Постановление ВЦИК «О создании Постоянной Комиссии по вопросам культов» от 8 апреля 1929 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  4. Постановление Президиума ЦИК СССР «Об утверждении Красикова П.А. председателем Комиссии при Президиуме ЦИК СССР по рассмотрению культовых вопросов» // Ф. 3316. Оп. 27. Д. 386.

  5. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных культах» от 8 апреля 1929 г. // Русская православная церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы / под. ред. О.Ю. Васильевой. М.: Библейско-Богословский институт Св. Апостола, 1996.

  6. Одинцов М.И. Государство и церковь (История взаимоотношений. 1917-1938 гг.) – М.: Знание, 1991 г. – 64 с.

  7. Медведев Н.В.Государство и церковь в России (1924-1934 гг.): Дис. …канд. ист. наук. М., 1997.

  8. Постановление Президиума ВЦИК «Об упразднении Комиссии по рассмотрению религиозных культов при Президиуме ВЦИК» от 20 апреля 1934 г. // ГАРФ. Ф. 316. Оп. 27. Д. 386.

  9. Постановление Президиума ЦИК СССР «Об образовании при Президиуме ЦИК СССР Постоянной Комиссии по рассмотрению культовых вопросов» от 7 мая 1934 г. // ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 13. Д. 20.

  10. Докладная записка Председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. Председателю ЦИК СССР Калинину М.И. от 2 апреля 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  11. Отчетные сведения о работе Комиссии по вопросам культов за 1934 г. (апрель 1935 г.) // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 32.

  12. Проект положения о постоянной Комиссии ЦИК СССР по вопросам культов // Ф. 3316. Оп. 27. Д. 386.

  13. Постановление Политбюро ВКП(б) «О ликвидации Антирелигиозной комиссии при ЦК ВКП(б)» от 30 ноября 1929 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 767. Пр. 108. П. 60.

  14. Докладная записка инструктора-консультанта Комиссии по вопросам культов Узкова от 25 января 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  15. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О мероприятиях, вытекающих из ликвидации НКВД РСФСР и наркоматов внутренних дел автономных республик» от 31 декабря 1930 г. // Ф. 5263. Оп. 2. Д. 3.

  16. Постановление Президиума ВЦИК РСФСР «Об утверждении Положения о Постоянной центральной и местных комиссиях по рассмотрению религиозных вопросов» от 30 мая 1931 г. // Собрание узаконений и распоряжений. – 1931 г., №27.

  17. Конституция (основной закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1918 г. (ст. 13) // История советской конституции в декретах и постановлениях советского правительства. 1917-1936 / Под. ред. Алымова А. – М.: Советское законодательство, 1936.

  18. Полуян Я.В. «Об изменениях и дополнениях Конституции РСФСР» (доклад) // Правда, 1929 г. - 18 мая.

  19. Конституция Союза Советских Социалистических Республик 1936 г. (ст. 124) // История советской конституции в декретах и постановлениях советского правительства. 1917-1936 / Под. ред. Алымова А. – М.: Советское законодательство, 1936.

  20. Постановление Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК «О служителях культа, снявших сан» от 6 января 1930 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1.

  21. Постановление Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК «О привлечении к налогу лиц, освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям» от 6 января 1930 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1.

  22. Постановление Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК «Об обследовании бывших и действующих монастырей» от 6 января 1930 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1.

  23. Постановление Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК «О сборе авторского гонорара с церковных общин» от 6 января 1930 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1.

  24. Постановление Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК «О порядке сноса церковных оград» (сентябрь 1931 г.) // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2 Д. 1.

  25. Инструкция Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР «О порядке проведения в жизнь законодательства» от 16 января 1931 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  26. Инструкция Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ВЦИК «О порядке учета и ликвидации молитвенных зданий и культового имущества, имеющих историческое и музейное значение» (ноябрь 1932 г.) // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2 Д. 1.

  27. Циркуляр Наркомфина СССР «О налоговом обложении религиозных обществ и молитвенных зданий» от 5 января 1930 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 3. Л. 14

  28. Циркуляр Цусстраха «О порядке назначения выплаты пенсий лицам, связанным с религиозными культами» // Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  29. Выписка из протокола заседания Комиссии по вопросам культа при Президиуме ВЦИК от 26 марта 1933 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  30. Служебная записка начальника Цусстраха Котова в Комиссию по вопросам религиозных культов от (март 1933 г.) // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  31. Циркуляр Наркомата коммунального хозяйства РСФСР № 158 «О порядке передачи коммунальным органам и включения в муниципальный фонд ликвидированных молитвенных зданий» от 9 августа 1931 г. // ГАРФ. Ф. 5263 Оп. 2. Д. 1.

  32. Докладная записка председателя комиссии при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. от 1 сентября 1936 г. // Ф. 5263. Оп. 1. Д. 32.

  33. Постановление комиссии по вопросам религиозных культов «О включении в инструкцию СНК СССР пункта о предоставлении сведений о наличии молитвенных зданий» от 26 марта 1936 г. // Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  34. Выписка из протокола №113 заседания Президиума ВЦИК от 20 апреля 1934 г. // ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 27. Д. 386. Л. 11.

  35. Отчет о работе Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР за 1935 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  36. Протокол заседания Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР от 28 января 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  37. Письмо председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. председателю ЦИК БССР Червикову А.И. от 10 февраля 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  38. Письмо председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. в Президиум ЦИК СССР Акулову И.А. от 14 декабря 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  39. План работы Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР на 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  40. Письмо Красикова П.А. Калинину М.И. от 2 апреля 1935 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  41. Докладная записка в секретариат ВЦИК РСФСР от председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. от 20 февраля 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  42. Циркуляр Комиссии по вопросам религиозных культов при Президиуме ЦИК СССР «О нарушении законодательства о религиозных объединениях и молитвенных зданиях по РСФСР» от 10 февраля 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  43. Докладная записка Председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. к проекту циркуляра от 10 февраля 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  44. Постановление Секретариата ЦИК СССР «Об обложении налогами служителей культа» от 13 декабря 1934 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 2. Д. 1.

  45. Служебная записка Секретариата ВЦИК в Моссовет, Комитету по охране памятников, Комиссии культов от 10 мая 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 21.

  46. ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 44.

  47. ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 52.

  48. ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 53.

  49. Докладная записка Председателя Комиссии по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР Красикова П.А. от 1 сентября 1936 г. // ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 32.

  50. Постановление Президиума Верховного Совета СССР «О комиссиях Президиума ЦИК СССР» от 16 апреля 1938 г. // Ф. 7523. Оп. 4. Д. 3.

Врезка1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle