Библиографическое описание:

Смахтин Е. С. Эмоции и чувства в романе В. Набокова «Лолита» // Молодой ученый. — 2011. — №7. Т.1. — С. 169-172.

В настоящее время особый интерес лингвистов вызывают средства выражения эмоций в художественном тексте как особенности реализации творческой языковой личности писателя. В связи с этим актуальным представляется изучение творчества В. Набокова, которого принято считать великолепным стилистом. Несомненно, эмотивность как языковая категория находит свое яркое отражение в художественной прозе писателя.

В художественной речи эмотивные слова чаще всего одновременно обозначают эмоции и характеризуют их в определенном синтагматическом окружении. Следовательно, фразы с эмотивной лексикой обычно распространены и развернуты, что позволяет более конкретно и образно обозначить чувства персонажей [1, с. 90].

Основной целью нашей исследовательской работы является сопоставительный анализ лексики, которая имеет отношение к эмоциям, в английском и русском вариантах романа «Лолита». Первой задачей стало создание словников наименований эмоций оригинала на английском языке и русского автоперевода. При составлении словников мы опирались на идеографические словари русского языка (РСС под ред. Н.Ю. Шведовой, Толковый словарь русских глаголов под ред. Л.Г. Бабенко) и английского языка (Тезаурус английских слов и фраз Роже). Базовую часть словников составили имена существительные и глаголы, а периферию – производные от них прилагательные и наречия.

Считаем целесообразным использовать единую классификацию для сравнительного анализа. Изучив множество отечественных и зарубежных принципов распределения лексики, имеющей отношение к эмоциям, нами было принято решение взять за основу классификацию, предложенную в третьем томе «Русского семантического словаря», которую мы адаптировали к нашему материалу.

Наша классификация состоит из десяти групп, представляющих эмоциональные состояния и чувства, получивших наименования соответствующих лексико-семантических рядов РСС III. А именно:

  1. Общие обозначения;

  2. Разные чувства, эмоциональные состояния:

    1. Восторг, радость, веселье, довольство, умиротворение;

    2. Любовь, нежность, расположение, привязанность, благодарность;

    3. Сочувствие, жалость;

    4. Страдание, раскаяние, смущение, стыд;

    5. Страх, тревога, нетерпение;

    6. Обида, досада, недовольство;

    7. Отчаяние, печаль, уныние;

    8. Отвращение, презрение, зависть, неприязнь;

    9. Злоба, гнев, рассерженность.

Считаем, что получившаяся в итоге классификация применима, как к русскому, так и к английскому языку, что в свою очередь, способствует тщательности и наглядности сопоставительного анализа.

В данной статье представлен сопоставительный анализ лексемного состава первого раздела нашей классификации, который насчитывает 9 английских лексем в 31 с/у и 9 русских – в 42 с/у.

Английский словник

Русский словник

Emotion эмоция4

Возбуждать 3

Emotional эмоциональный3

Волновать 3

Evoke ‘пробуждать’ 1

Волнующий 1

Excite ‘возбуждать, волновать’ 3

Ощущение 2

Exciting волнующий’ 1

Переживание 6

Experience впечатление, переживание4

Почувствовать 3

Feel чувствовать5

Чувствовать 1

Feeling чувство7

Чувство 18

Move трогать, волновать2

Эмоция 2

В оригинале романа самой частотной лексемой, представленной в этом разделе классификации, является существительное feeling ‘чувство’ (7 с/у). Отметим, что субстантив feeling употребляется В. Набоковым 7 раз в первом семантическом значении ‘an emotional state or reaction’ (эмоциональное состояние или реакция), которое отмечено в Оксфордском словаре английского языка, входящем в состав электронного словаря ABBYY Lingvo x3 [3]. Остальные употребления данного слова в других значениях мы не рассматриваем. Проследим все связи лексемы feeling. В англоязычной версии романа В. Набокова «Лолита» атрибутивные характеристики представлены сочетаниями c четырьмя прилагательными (delicious feeling ‘восхитительное чувство’, teasing delirious feeling ‘дразнящее безумное чувство’, strong feeling ‘сильное чувство’). Обращает на себя внимание положительная окраска чувства. Испытываемое главным героем чувство вызывает у него восхищение, а эпитеты безумное, дразнящее и сильное свидетельствуют о ‘крайней степени проявления’ и ‘глубине’ [2-1, с. 76, 2-4, с. 93] приятных для него эмоций.

But all that was nothing, absolutely nothing, to the indescribable itch of rapture that her tennis game produced in me – the teasing delirious feeling of teetering on the very brink of unearthly order and splendor <2,20>

Но все это было абсолютно ничем по сравнению с неописуемым зудом восторга, вызванном во мне ее теннисной игрой, это дразнящее безумное чувство раскачивания на краю неземного величия

В подлиннике произведения насчитывается лишь две связи лексемы feeling с существительными: dream feeling ‘чувство мечты’, feeling of tenderness ‘чувство нежности’. Следует отметить, что словосочетание dream feeling ‘чувство мечты’ демонстрирует особенности английского языка, где в сочетании «существительное + существительное» первое может выполнять функцию определения, и на русский язык может переводиться прилагательным.

It is a delicious dream feeling <2,33>

Это восхитительное чувство мечты (мечтательное чувство).

Разнообразно представлен ряд глаголов, с которыми сочетается лексема feeling. Главным словом feeling выступает лишь в двух случаях: в связи с глаголом be ‘быть’, когда занимает позицию субъекта, а также в сочетании с неличной формой глагола feeling of teetering ‘чувство раскачивания’. В остальных же употреблениях анализируемая словарная единица является зависимым словом: conceal feelings ‘скрывать чувства’, divine feelings ‘угадывать чувства’, have a feeling ‘иметь чувство, обладать чувством’, hurt feelings ‘ранить чувства’.

Ряд английских существительных раздела «Общие обозначения» также представлен субстантивами emotion ‘эмоция’ (4 с/у) и experience ‘впечатление, переживание’ (4 с/у). Интересным представляется употребление многозначной лексемы experience. Отметим, что данное существительное рассматривается нами только в значении ‘a particular feeling that a person has undergone’ (определенное чувство, которое испытал человек) [3]. С целью конкретизации чувств персонажей В. Набоков использует следующие атрибутивные сочетания с данным существительным: juvenile erotic experience ‘детское эротическое переживание’, homosexual experience ‘гомосексуальное переживание’, novel experience ‘новое переживание’. Связи с глаголами подчеркивают высокую степень важности испытываемых главными героями переживаний:

I spent the afternoon musing, scheming, blissfully digesting my experience of the morning <1,14>;

Я провел полдень в раздумьях, замыслах, блаженно переваривая мое утреннее переживание

had been slightly damaged through some juvenile erotic experience…<1,28>

…было немного повреждено этим детским эротическим переживанием


Следует отметить, что в словосочетании digest experience ‘переваривать переживание’ испытываемое главным героем чувство ассоциируется с процессом переваривания пищи.

Лексемный ряд русских существительных раздела «Общие обозначения» представлен субстантивами ощущение (2 с/у), переживание (6 с/у), чувство (18 с/у), эмоция (2 с/у).

Лексема чувство является в свою очередь доминантой в данном разделе классификации СР (18 с/у). Отметим, что данная словарная единица подверглась анализу лишь в значениях ‘психофизическое ощущение, испытываемое человеком’, ‘внутреннее психическое состояние человека, его душевное переживание’ согласно МАС [2-4, с. 689].

Отметим, что количество имен прилагательных в переводном варианте значительно увеличивается по сравнению с оригиналом романа, тем самым более точно и разнообразно передаются признаковые характеристики чувств.

Положительную окраску чувство обретает в следующих атрибутивных сочетаниях: взаимное чувство, дивное чувство, нежное чувство, сладкое чувство, отрицательную – лишь в одном случае: недоброе чувство. Сочетание с прилагательным нехитрый свидетельствует о простоте и несложности испытываемых эмоций:

Духовное и телесное сливалось в нашей любви в такой совершенной мере, какая и не снилась нынешним на все просто смотрящим подросткам с их нехитрыми чувствами и штампованными мозгами <1,4>

Исследуем субстантивный ряд лексемы чувство. Связи с существительными также свидетельствуют о более точной конкретизации испытываемых героями романа эмоций. Рассматриваемая нами лексема преимущественно выступает в роли зависимого слова. Словосочетания на границе чувств, порядок чувств, кровосмешение чувств, смешение чувств, тепло чувств демонстрируют многообразие гаммы эмоций персонажей.

Так, между пробными приближениями и смешением чувств, преображавшим ее то в глазчатое собрание лунных бликов, то в пушистый, цветущий куст, мне снилось, что я не сплю, снилось, что таюсь в засаде <1,29>;

сказала Лолита, динамически гримасничая, как делала, бывало, без гнева, без гадливости (хотя явно на границе этих чувств), а именно динамически, когда хотела нагрузить свой вопрос особенно истовой значительностью <1,27>

Отсутствие необходимых эмоций для совершения действия определенного характера автор описывает словосочетанием недостаток чувств. Полнота и степень эмоциональных переживаний главного героя изображена с помощью сочетаний чаша чувств и рост чувства:

он сливался с ее собственным бисквитным запахом, и внезапно чаша моих чувств наполнилась до краев; <1,4>
Также непосредственную роль наименования анализируемая лексема играет в сочетаниях чувство свободы и чувство томления.
Связи с глаголами немногочисленны. В роли субъекта чувство может подвергнуться и угрожать. Кроме того чувство может быть использовано в чьих-либо интересах:

Впоследствии я слышал, что она была влюблена в моего отца и что однажды, в дождливый денек, он легкомысленно воспользовался ее чувством - да все позабыл, как только погода прояснилась <1,2>.

Также в романе чувство испытывают, угадывают, понимают, оскорбляют. Все связи данного существительного единичны.

Таким образом, в русской трансляции количество связей лексемы чувство с существительными увеличилось почти втрое по сравнению с аналогичными в оригинале романа. Следует отметить, что встречаются как беспредложные (граница чувств, кровосмешение чувств, недостаток чувств, порядок чувств, призма чувств), так и предложные (чувство к фигуре, чувство в ответ) словосочетания. Наблюдаются три совпадения: be / быть, divine / угадать, hurt / оскорбить.

but my feelings she could not divine <1,20>;

…но моих собственных чувств она угадать не могла <1,20>;

and I tried to make the interview as brief as was consistent with neither hurting his feelings nor arousing his doubts <1,23>

…и я постарался до минимума сократить интервью, поскольку это было выполнимо без того, чтобы не оскорбить его чувств или не возбудить его подозрений <1,2З>

Субстантивный ряд раздела «Общие обозначения» нашей классификации русского словника также представлен существительными ощущение (2 с/у), переживание (6 с/у), эмоция (2 с/у). Лексему ощущение принято считать одним из лексико-семантических вариантов английского слова feeling. Данная словарная единица подверглась анализу в значении ‘состояние, впечатление, чувство, вызванное чем-либо, испытываемое кем-либо’ [2-2, с. 736]. Зафиксированы две атрибутивные связи: дразнящее, бредовое ощущение, одно сочетание с существительным – ощущение повисания, две предикативные связи – извлекаемые ощущения, ощущения равняются.

Многозначное существительное переживание было использовано В. Набоковым в автопереводе 6 раз в значении ‘душевное состояние, вызванное какими-либо сильными ощущениями, впечатлениями’ [2-3, с. 63]. Зафиксировано два совпадения с англоязычной лексемой в атрибутивных связях: новое переживание, ребячье эротическое переживание, а также одно в сочетаниях с глаголом – усваивать переживание.

Предикативный ряд раздела «Общие обозначения» предложенной классификации английского словника представлен глаголами evoke ‘пробуждать’ (1 с/у), excite ‘волновать, возбуждать’ (3 с/у), feel ‘чувствовать’ (5 с/у), move ‘трогать, волновать’ (2 с/у). Принято считать, что именно глагол как часть речи наиболее приспособлен для отражения эмоций. Это обусловливается тем, что эмоции нерасторжимо связаны с субъектом, их испытывающим, и объектом, их вызывающим. Данная стилистически и семантически богатая категория располагает большими возможностями для изображения чувств в разнообразных ракурсах и оттенках [1, с. 65].

Обратимся к глаголу feel ‘чувствовать’, который был проанализирован исключительно в значении ‘experience an emotion or sensation’ (испытывать какую-либо эмоцию или чувство) [3]. Характеризующие слова наделяют положительной окраской эмоции героев романа в одном случае – feel romantic ‘чувствовать романтично’. В остальных сочетаниях переживания обретают отрицательный характер: feel bad ‘чувствовать плохо, сожалеть’, feel uncomfortable ‘чувствовать себя некомфортно’.

More and more uncomfortable did Humbert Feel <1,32>

Все более и более некомфортно чувствовал себя Гумберт Гумберт

Обнаружено три связи с существительными: с подлежащим Humbert ‘Гумберт’, а также в устойчивом словосочетании feel at ease ‘чувствовать себя свободно’ и в беспредложном – feel relief ‘чувствовать облегчение’.

Кроме того, интерес в данном разделе представляют синонимичные ряды предикатов evoke ‘пробуждать’ (1 с/у) и excite ‘возбуждать, волновать’ (3 с/у). Связи с существительными girls evoke ‘девочки пробуждают’, beauty excited ‘красота волновала’ свидетельствуют о том, что действительно вызывает определенные переживания у главного героя романа, а сочетание evoke desire ‘пробуждать желание’ – какую конкретную эмоцию. Степень протекания чувств конкретизируется наречием abominably ‘отвратительно’ и предложно-падежным сочетанием excite almost to tearsволновать почти до слез’.

Отдельного внимания заслуживает глагол move ‘трогать’, который был использован автором в подлиннике романа два раза в значении ‘arouse a strong feeling, especially of sorrow or sympathy in someone’ (вызывать у кого-либо сильное чувство, преимущественно печали или сочувствия, сострадания) [3]. Следует отметить, что в подобных ситуациях данный глагол, как правило, используется в пассивных конструкциях. Наречие infinitely ‘бесконечно’ конкретизирует протекание чувств во временном аспекте действительности. Связь с субстантивами Humbert ‘Гумберт’ указывают на субъект, испытывающий определенные эмоции, а сочетания <be> moved by girl-children ‘волнуют девочки’, <be> moved by speech ‘тронут речью’ – на источники чувств. Кроме того, сочетание с субстантивом <be> moved to distraction ‘волновать до безумия’ описывает степень эмоции, ее уникальность.

Предикативный ряд раздела «Общие обозначения» предложенной классификации русского словника представлен глаголами возбуждать (3 с/у), волновать (3 с/у), почувствовать (3 с/у), чувствовать (1 с/у).

Совпадения обнаруживаются в связях с существительными и наречиями синонимов возбуждать и волновать: волновать до слез, чудовищно волновать.

Why does the way she walks – a child, mind you, a mere child! – excite me so abominably? <1,11>;

Почему меня так чудовищно волнует детская – ведь попросту же детская – ее походка? <1,11>;

What is it that excites me almost to tears (hot, opalescent, thick tears that poets and lovers shed)? <1,11>

Что тут волнует меня – до слез (горячих, опаловых, густых слез, проливаемых поэтами и любовниками) – что именно? <1,11>

В русской трансляции сочетания с субстантивами мука, нежность и уязвимость, девочка, походка указывают на конкретные источники чувств, а с существительными восторг и страдание – на испытываемую эмоцию. О степени и уникальности чувств свидетельствуют предложно-падежные сочетания волновать до слез и волновать до одури.

В автопереводе герои романа чувствуют раздражение, разочарование и скуку, могут почувствовать беспокойство и щекотку восторга. Кроме того, в русской версии произведения применительно к глаголу почувствовать В. Набоков использовал фразу на французском языке adolori damoureuse langueur ‘разомлевший от любовной истомы’:

…но даже несчастный этот насос мой работал, казалось, ровно, и я почувствовал себя adolori d'amoureusе langueur, когда наконец добрел до коттеджа, где я оставил мою Долорес <2,16>

Прилагательное exciting (1 с/у), являющееся производным от английского глагола, имеет лексико-семантический эквивалент волнующий (2 с/у). Обнаруживается одно совпадение: freak / монстр.

I can offer you, also gratis, as house pet, a rather exciting little freak… <2,35>

…могу вам предложить, тоже бесплатно, в качестве домашнего зверька, довольно волнующего маленького монстра… <2,35>

В автопереводе данное прилагательное используется еще один раз для изобразительной конкретизации удовольствия:

Я хорошо могу себе представить волнующее удовольствие, которое тебе, как нормальной американке, должен доставить переезд через океан…<1,21>.

В целом, данную группу нельзя рассматривать как показательную в плане вербализации эмоциональных концептов, так как лексемы, входящие в ее состав, не имеют непосредственного отношения к номинации, выражению или же описанию определенных наименований чувств, эмоций, эмоциональных состояний. Тем не менее, даже анализ раздела «Общие обозначения» подтверждает тезис о самобытности двух разных языков. Частых совпадений при сопоставлении оригинала и перевода не наблюдается, не смотря на тот факт, что оба варианта произведения написаны одним писателем-билингвом.


Литература:
  1. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. – Свердловск: Из-во Урал. ун-та, 1989. – 184 с.

  2. Словарь русского языка : в 4 т. [Текст] / АН СССР, Ин-т рус. яз.; под ред. А.П. Евгеньевой. – 3-е изд. стереотип. – М. : Русский язык, 1985–1988. – Т. 1–4.

  3. Англо-русский словарь. / ABBYY Lingvo x3. Software Ltd., 2008.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle