Библиографическое описание:

Кадочникова С. Г. Влияние модернизма и постмодернизма на творчество У.С. Моэма // Молодой ученый. — 2009. — №3. — С. 114-118.

Феномен модернизма можно назвать одной из самых популярных и хорошо изученных тем современной исследовательской практики, что связано, прежде всего, с яркостью многих актуализированных концепций, созвучностью их настоящему времени. Влияние эпохи модернизма значительно и в мировой литературе.

Первые модернисты — это люди конца XIX века, взращенные всеобщим кризисом европейской культуры.

Модернизм, борясь за рас­крепощение и обновление форм в искусстве, не мог обойтись без об­щих связей с историей культуры, признав, таким образом, принци­пы историзма внутри собственного направления.

 Прошлое столетие было периодом существенных изменений в культурной жизни народов стран Западной Европы.

Вступление западноевропейских стран в XX в. совпало с кризисом системы экономического либерализма. Это было связано с суще­ственными изменениями в сфере материальной культуры. НТР являлась прямым продолжением бурного развития науки, техни­ческого прогресса XIX в., индустриализации производства, придания ему все более массового, стандартизированного характера. В свою очередь прогресс в индустрии сопровождался известными изменениями в области организации производства, финансово-кредитной сферы, социальной структуры общества и др.

                        Влияние технического прогресса затронуло и сферу художественной культуры, что выразилось в воз­никновении новых и «модернизации» уже существо­вавших ее видов, революционном перевороте в области распространения ху­дожественных произведений. Решающую роль здесь сыграли изобретения ра­дио, звуко- и видеозаписи, фотографии, кинопроекции и др. В целом можно говорить не только об увеличении разнообра­зия в сфере художественной культуры, но и о расширении границ искусства в рассматриваемый период. Однако, несколько упрощая образ, на наш взгляд, следует выделить два главных уровня в этой сфере культуры — высокое (эли­тарное) искусство и массовую культуру.

            Мощный рост пласта массовой культуры был вызван, прежде всего, техно­генными процессами в обществе, унификацией, стандартизацией условий труда и быта, достаточно быстрым ростом народонаселения и некоторыми другими факторами. Немецкий теолог Р. Гвардини (1885—1968) не без основания пола­гал, что в центре техногенного общества оказывается «человек массы». Масса же — это множество людей, каждый из которых сам по себе способен к разви­тию, но в условиях индустриального общества они подчинены структуре и закону, функционирующим по образцу машины. Информационные системы, единая система образования стандартизируют повседневную жизнь и штам­пуют «людей массы».

         Высокая способность массовой культуры к экспансии (ее доступность, демократичность, относительная дешевизна и в то же время высокая доход­ность для ее создателей и пр. факторы) обусловливает напряженное состоя­ние ее отношений с высокой культурой. Уже в первой половине XX в. выявились тенденции массовизации высоких форм, впрочем, как и элитаризации массовых форм культуры.

       Внутри же элитарной художественной культуры «творческая и личност­ная» установка уже к началу века была доведена до крайнего выражения. Ценностная оппозиция академического традиционализма и конформизма с одной стороны и авангардизма с другой стала нормативной.

        В то же время авангардистские направления, такие, как экспрессионизм, создали художественную литературу, не только в новых формах вскрывавшую совре­менные явления жизни, но и обогащавшую приемами и техникой художе­ственную культуру.

            Наряду с авангардистским или модернистским направлением в литературе сохранялось реалистическое направление.

Главной тенденцией, наиболее ярко характеризующей исторический процесс в XX столетии, является постоянное движение к объединению, интернационали­зации всех сфер жизни обществ, ранее замкнутых в национальных рамках.

Кумулятивным фактором процесса объединения, или как его часто называют процесса конвергенции (слияния), стали две НТР, которые не только необычай­но увеличили хозяйственный потенциал человеческого общества, но и связали воедино национальные хозяйства, создав прочную основу для быстрого взаи­мопроникновения, слияния духовных ценностей, сформированных в рамках национальных культур, в том числе и на более высоком уровне — цивилизаций Запада, Востока и Юга. Тенденция к сближению пробивалась через драмати­ческие военно-политические катаклизмы (Первая и Вторая мировые войны, бесчисленные региональные конфликты, блоковое противостояние), жесточай­шие экономические кризисы и т.д. И лишь с середины нашего столетия сближе­ние становится необратимой реальностью. Вторая половина века ознаменована ускорением процесса интернационализации, что, в частности, проявилось в та­ких событиях, как крушение колониальной системы, окончание «холодной вой­ны», а затем и разрушение системы блокового противостояния. Сегодня все страны мира поставлены перед глобальными проблемами, от эффективного ре­шения которых зависит само выживание человеческой цивилизации.

  Противоречия мирового развития в XX в. отразились в духовной сфере, свидетельством чего может служить, в частности, широкое распространение антигуманных, по своей сути антикультурных концепций, доктрин, направле­ний. Однако это вовсе не дает основания для вывода о деградации культуры в целом, об отсутствии всякой перспективы в направлении духовного самоусо­вершенствования человечества. Действительно, появление новых отраслей твор­чества, усиление его диверсификации, что также связанно с достижениями НТР, вовсе не свидетельствует о забвении вечных гуманистических ценностей куль­туры, созданных человеком. Напротив, традиционными, а также и новыми сред­ствами культура призвана сегодня противодействовать вполне реальным глобальным угрозам жизни на планете. При этом мы убеждены, что только в опоре на вечные гуманистические ценности человечество способно решить гло­бальные проблемы, так же, как и в отдаленном и недавнем прошлом оно оказалось в состоянии преодолеть негативные последствия собственного развития.  

         У истоков модернистской прозы стоит творчество австрийского          писателя   Франца Кафки. Его представлениям во многом созвучны работы экзистенциалистов, с той лишь разницей, что, в отличие от Ф.Кафки, в романах и повестях представителей этого модернистского течения наличествует попытка довести  до своего рода обязательности  концепцию человека, который сам себе предписывает нормы поведения и поступает так в силу нравственного «выпадения» из привычного социума и вынужденного одиночества  внутри враждебности сущего.

       Независимо от жанра и стиля, человек и его мир оставались в литературе ХХ века предметом произведений, но после Первой мировой войны социокультурная обстановка в Европе радикально изменилась: рушились традиционные представления о гуманизме, человеке, добре и зле. Была подорвана вера в разум и разумные онтологические основы мира, началась глобальная перестройка ценностей. Анализируя модернистские течения в различных видах искусств XX столетия, рано или поздно мы обязательно придем к выводу, что все они развивались не изолированно друг от друга.

          Основные виды и жанры искусства, сформировавшиеся еще в античности, всегда существовали вместе. Их синтез был естествен­ным. Но именно модернизм сделал еще один шаг по пути освоения синестезии. Он позволил художникам начать интенсивные поиски в освоении искусством всех пяти человеческих чувств, активно вклю­чить их в процесс восприятия художественного произведения.

Во всех своих разнообразных проявлениях модернизм не мо­жет  претендовать — да, впрочем, никогда и не претендовал — на широкую популярность. Его эстетика по природе своей не могла быть общедоступной. Модернизм в течение столетия отстаивал все­го лишь право на лабораторную работу и общественную значимость такой работы. Однако плодотворность модернизма видится не только в том, что он подготавливал нечто новое, превращаясь тем самым не более чем в «переходную ступень» или «этап». В искусст­ве, как и в науке, вообще не может быть держателей абсолютной истины. Модернизм (равно как и постмодерн) — это всего лишь вну­треннее беспокойство искусства [1].

         В начале ХХ века в Европе работала большая плеяда выдающихся писателей, оказавших влияние на развитие литературы всего столетия.      

В Великобритании, например, это – Б. Шоу, Д. Конрад, Конан Дойл, Э.Л. Войнич, Г. Уэльс, Д. Голсуорси, У. С. Моэм и др.[2].

 В лучших книгах, выдержавших испытание временем  и обеспечивших место в  ряду  классиков  английской  литературы  XX  века, безусловно впитавших эпоху модернизма (ибо не один творец неотделим от эпохи, в которой живет), являются произведения Уильяма Сомерсета Моэма.

Проанализировав достаточное количество различных учебников и учебных пособий, в основном предназначенных для преподавателей, студентов высшей школы и аспирантов, был сделан вывод о том, что ни один источник даже  не упоминает Сомерсета Моэма, из чего констатируется тот факт, что творчество данного писателя и драматурга изучено не достаточно подробно. Тем не менее, в творчестве Моэма отражены суть и огромное влияние эпохи модернизма. «Кто я в этом мире, как я живу, о чем думаю…Что есть мораль и каково ее место в моей жизни?» – все эти аспекты в большей или в меньшей степени имеют место в творчестве английского писателя и драматурга, и раскрывают жизнь ярких представителей  этой эпохи.

       Этот замечательный писатель, драматург, критик, к сожалению, мало известен российскому читателю. Какой писатель Моэм? Великим его не назовешь, да он и сам не претендовал на это: называл себя «перворазрядным писателем второго сорта». Он рассказывал, как в нем разочаровалась английская высоколобая интеллигенция, когда он стал писать имевшие коммерческий успех пьесы. Он писатель профессиональный, умелый и занимательный. Это, пожалуй, коммерческая литература, но самого высокого класса. В России такую литературу не очень ценили, да ее собственно в самой России почти и не было. Что-то начиналось после революции: Эренбург, Каверин, Алексей Толстой. В России считалось, что серьезный, настоящий писатель - это тот, который задает так называемые «вечные», или, как их еще в России называли, «проклятые» вопросы. Писатель должен быть метафизиком в России. Но в западных писателях всякого рода занимательность ценили [3].

Наследие  Моэма  неравнозначно,  а  созданное  им  отмечено   известной

сдержанностью, отстраненностью и рационализмом в передаче биения жизни[4]. Может быть, лучше своих критиков понимал это. Моэму  никак  не  откажешь  в  трезвом понимании исторических процессов независимо от того, устраивали они его  или нет. Он сумел, заинтересовать англоязычного читателя своим подходом к жанру: четкий сюжет, резко выраженные характеры, начало, середина и конец. Следует заметить, что такого рода литература обладает еще одним нечаянным достоинством: она быстро забывается, поэтому ее можно периодически перечитывать, всякий раз, заново получая удовольствие от остро разработанного и неожиданного сюжета. Таким образом, можно утверждать, что рассказам Моэма суждена вечная жизнь[5].

         Следует отметить при беглом анализе произведений писателя, что все они написаны простым, доступным языком, но от этой простоты они не утратили своей самобытности, не  стали хуже, примитивнее.

         Перечислим основные отличительные черты рассказов, романов, пьес:

1. Критики часто говорят о так называемом «моэмовском  цинизме». Что это значит? Моэм не скрывал того факта, что  пишет  не ради денег, а для того, чтобы избавиться  от  преследующих  его  воображение замыслов,  характеров,  типов,  но  при  этом  отнюдь  не  возражает,   если творчество обеспечивает ему, помимо прочего, еще и  возможность  писать  то, что он хочет, и быть самому себе хозяином. Законное, с точки зрения здравого смысла, желание художника многими критиками воспринималось как  убедительное свидетельство  пресловутого  моэмовского  "цинизма",  миф  о  котором  сумел пережить писателя-долгожителя. Между тем речь  может  идти  уж  никак  не  о корыстолюбии, но о жизненном опыте  человека,  который  изведал  бедность  в юности и достаточно насмотрелся  картин  униженности,  нищеты  и  бесправия.

2. Снобистское миропонимание оборачивается трагикомедией. Во всех произведениях, где Моэм жестоко обличает снобизм, все его герои-снобы терпят крах личный в личных отношениях.

3. «… бедность в ореоле святости и кроткого смирения – выдумка. Нищета не украшает, а растлевает и толкает на преступления».

4. «У художника (служителя муз) нет никаких оснований относиться к другим людям свысока. Он дурак, если воображает, что его знания чем-то важнее, кретин, если умеет подойти к каждому человеку как к равному»

5. «… искусство, имеющее смысл только для людей, прошедших специальную подготовку, столь же незначительно, как те единицы, которым оно что-то говорит. Подлинно великим и значительным искусством могут наслаждаться все. Искусство касты – это просто игрушка.  Простота и ясность выражения мыслей для большинства посредством, точно отобранных выражений – это и есть принципиальное положение эстетики Моэма. Выступал против нарочитой усложненности формы, неясности выражения мысли. Над фразой и словом он работал упорно,  доводя  каждое  предложение  до филигранной отделки. "После долгих размышлений  я  решил,  что  мне  следует стремиться к ясности, простоте и благозвучию" - так  сам  Моэм  определил  в "Итогах" специфические черты своего письма, и читатель находит у него особую соразмерность между смысловым наполнением, звучанием и даже внешним рисунком предложения, фразы.

 6. «… умение правильно охарактеризовать картину ничуть не выше умения разобраться в том, отчего заглох мотор».

7. Особое мнение писателя к женщине-творцу в искусстве: литература, музыка, эстрадное искусство.     

8. Особое отношение к религии.

Абсолютизация любой мнимости, порождающая нетерпимость, и всякие, пусть самые искренние, вошедшие в плоть и кровь формы фанатизма, включая и религиозный, противны человеческой натуре.    

9.  Нравственная и эстетическая критика мира буржуа почти во всех произведениях Моэма выливается в тонкое, едко – ироническое развенчивание снобизма. 

Буржуазная среда – «бунт против образа мыслей и обычаев той среды, в которой он вырос».

10. Писал только то, что досконально знал.

Из поля зрения Моэма практически выпали  война, революционные движения эпохи, жизнь трудящихся классов, «коридоры власти», но нет рассуждений по экономическим и политическим аспектам. Но это вовсе не значит, отсутствие мыслей писателя по этим проблемам. Моэм  сказал свое слово об «имперском» общественном сознании соотечественников, причем сделал это в свойственной ему внешне нейтральной манере.

12. Язвит своей иронией не человека вообще, но лишь извращение его природы под влиянием нормативных требований социальных условностей.

         Подводя итоги, хочется еще раз отметить, что произведения Сомерсета Моэма просты и понятны, не требуют особой подготовки для понимания. Как говорил сам автор, что пишет он только то, что сам досконально знает.  Данное явление – упрощение, дабы было понятно всем и каждому характерно для эпохи модернернизма. Все, без исключения истории, ладно скроены и затрагивают общечеловеческие проблемы, не оставляют читателя равнодушным. Но все они как бы чего-то не договаривают, не предлагают готового решения, а дают полное право самому читателю разобраться в  поведении героев, их психологических портретах, представит себе те ситуации, с которыми сталкиваются герои и,  быть может предложить нечто свое в запутанном лабиринте человеческих отношений. Автор безумно любит и жалеет, а порой и открыто выступает в защиту своих героев.

         Творчество Моэма, как и сама эпоха модернизма во всех своих многообразных проявлениях, не может претендовать на широкую популярность.

Литература

1. Культурология, учебное пособие/Составитель и ответственный редактор А. А. Радугин.- М. Центр, 2000.-304 стр.

2. У. С. Моэм «Искусство слова». / Статья В. Скороденко «Практическая эстетика В.С. Моэма или Секреты  творчества». / М.: Художественная литература, 1989г.

3. В.С. Моэм «Избранные произведения», в двух томах / Составление и предисловие В. Скороденко. – М.: Радуга, 1985г.

4. Лосев А.Ф. Русская философия // Страсть к диалектике. - М.,1990.

5. У. С. Моэм «Рассказы» / Статья Дж. Олдриджа / М.: «Правда», 1979г.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle