Библиографическое описание:

Белоусова Е. Г. Основные характеристики художественной картины мира, репрезентируемой в произведениях жанра фэнтези // Молодой ученый. — 2011. — №4. Т.1. — С. 200-202.

В качестве объектов нашего исследования мы выбрали один из базовых элементов авторской картин мира: пространственный компонент, который мы рассматривали в рамках хронотопического подхода. Нельзя отрицать, что художественная картина мира (ХКМ) отдельных авторов отличается своеобразием, вследствие чего языковая репрезентация индивидуальных ХКМ представляет собой релевантный объект исследования. Авторская ХКМ – это специфическая форма мировосприятия, которая выступает как альтернатива реальному миру и представляет собой результат внутренней работы автора, его творческой деятельности [1]. К особенностям авторской художественной картины мира относится совмещение национального и ярко выраженного индивидуального компонентов, так как образ действительности предстает в художественном произведении отраженным с позиций определенного, строго индивидуализированного эстетического идеала. Автор текста кодирует определенными языковыми средствами собственное эмоциональное отношение к передаваемым событиям, персонажам, и в то же время стремится вызвать у адресата текста эмоции, созвучные авторскому замыслу, так что одновременно осуществляется экспрессивная функция, то есть функция самовыражения и функция воздействия.

Как соотносятся художественная картина мира, индивидуальная картина мира и язык? Интегрирующим звеном между первыми двумя теоретическими концептами выступает понятие индивидуальной КМ писателя. Индивидуальная картина мира писателя – это призма, через которую отражается реальная или виртуальная действительность, преобразуясь в ХКМ определенного произведения. Текст отражает определенные фрагменты языковой картины мира автора. Процесс же восприятия и понимания художественного произведения читателем является, с этой точки зрения, результатом соотнесения и наложения языковой картины мира автора и языковой картины мира читателя. Необходимо отметить, что языковая картина мира автора полностью не реализуется в тексте и должна нести новое о реальной действительности, иначе коммуникативный эффект текста будет ослаблен [2]. В связи с этим можно предположить, что языковая картина мира автора текста (особенно художественного) шире и богаче языковой картины мира читателя. Только в таком случае созданное творцом произведение имеет коммуникативную и художественную значимость для адресата.

Художественная модель мира включает следующие ключевые элементы: пространство, время и сюжетную составляющую (имеется в виду стереотипные сюжетные линии, детерминированные принадлежностью текста к определенному жанру). В ХКМ произведений жанра фэнтези нас привлекла возможность исследования образа фантастического места и времени. Главным образом мы говорим о вымышленном пространстве, неком фантастическом, волшебном мире, которого никогда не существовало в реальности; такое пространство также характерно для сказок. Время также представляется вымышленным, так как в волшебном мире отсутствуют исторические эпохи и этапы развития цивилизаций реального мира. Во многих произведениях в жанре фэнтези присутствует обобщенный образ определенной исторической эпохи (чаще всего, эпохи Средневековья или язычества), но он воспринимается как псевдоисторический, так как пространственный элемент представлен реципиенту как новый мир, отличный от реального, за счет присутствия магии, волшебства, сверхъестественных существ. Время позиционируется как не связанное с реальным историческим временем и присущее только данному вымышленному пространству.

Как правило, описываемое пространство представляется читателю незнакомым, поэтому в тексте преобладают различные топонимы со скрытой от читателя этимологией, представляющие собой авторские окказионализмы, призванные придать достоверность вымышленной реальности. Дальше всех в этом отношении пошел Дж.Р.Р. Толкин, родоначальник эпического фэнтези, который создал искусственные языки, выступившие в роли одного из самых эффективных средств конструирования вымышленной реальности. Во времена зарождения жанра Дж.Р.Р. Толкин выдвигал постулат эскапизма, бегства от реального мира, моделирования полностью вымышленной действительности, которая не должна соприкасаться с реальностью. Внешнее пространство в ХКМ построено по вертикальной (верхний, нижний, средний миры) и горизонтальной моделям мира (стороны света и центр), характерными для организации пространства мифа [3]. Причем соединение данных художественных пространств происходит через христианскую модель мира: рай или верхний мир, олицетворяющий добро и гармонию, находится на востоке и скрыт от глаз, средний мир или мир людей находится в центре, причем подобное географическое положение отражается в названии: Middle Earth – Средиземье. Нижний мир, мир зла (Mordor), ад находится на юго-востоке, поддержку ему оказывают племена и царства, находящиеся на юге.

Однако может быть задействована не только глобальная модель мифологического пространства, но и конкретные локальности мифов. Например, Р. Желязны в «Хрониках Амбера» использует пространственные элементы британских мифов: ирландский мифический город Тир на Ног’тх (Tir-na Nog'th), а также город Авалон (Avalon) из британских легенд о короле Артуре. Пространственная модель представлена множеством других измерений, shadows, по которым путешествуют маги. В данном контексте актуализируется значение лексемы shadow в качестве синонима reflection (something reflected or the image so produced, as by a mirror [4]), которая обозначает измерение, отраженное от изначального, истинного мира Амбера. В качестве одного из таких миров-отражений выступает Земля.

Современные британские авторы Т.Пратчетт и Дж.К.Роулинг идут по пути инкорпорирования элементов вымышленного пространства в реальную действительность, как, например, Дж.К. Роулинг, или сочетания различных пространственных моделей и картин мира с целью создания юмористического эффекта, как в произведениях Т. Пратчетта. Дж.К. Роулинг взяла латынь как основу для формирования топонимов, что придает дополнительную достоверность окказионализмам, так как вызывает чувство узнавания у англоязычных читателей.

Со времен зарождения жанра сюжетная составляющая оказалась тесно связана с пространственной моделью через наличие пространственной бинарной оппозиции world of good и world of evil. В «Хрониках Амбера» происходит смещение моральной составляющей «зло-добро», но сохраняется противостояние двух пространственных компонентов: королевства порядка Амбер, Amber, и Дворов Хаоса, the Courts of Chaos. Подобная оппозиция встречается в хрониках Плоского мира Т. Пратчетта, где Плоский мир, the Discworld, противопоставляется Подземным измерениям, the Dungeon Dimensions, как мир порядка, world of order, и царство хаоса, nightmare dimension. Таким образом, отчасти сохраняется пространственная оппозиция world of good и world of evil. В ХКМ романа Т.Пратчетта «Свободный народец» пространственный компонент базируется на бинарной оппозиции real world и magic world. Данная оппозиция репрезентируется и вербализуется лексемами: the Chalk country, мир Мела, и волшебная страна, the Fairyland, причем первый элемент оппозиции характеризуется как положительный, второй же элемент описывается такими лексемами, как made-up world, parasite world, a robber world, a pirate ship, что передает образ агрессивного мира-паразита, обитатели которого живут за счет снов и кошмаров захваченного мира.

Основу пространственной модели цикла произведений о Гарри Поттере Дж.К.Роулинг составляет бинарная структура: реальный мир (real world, world of ordinary people, world of muggles) и мир волшебников, world of wizards, являющийся доминантным в данной ХКМ. Первый элемент репрезентируется в тексте большинством ядерных лексем: Hogwarts School of Witchcraft and Wizardry, St Mungo's Hospital for Magical Maladies and Injuries, Ministry of Magic, Azkaban, Nurmengard, Gringotts Wizarding Bank, Platform, Diagon Alley, Knockturn Alley, Godric`s Hollow, Hogsmead, которые представляют собой наименования официальных учреждений: школы, банка, министерства, больницы, - а также отдельных территориальных единиц волшебного мира (города, деревни, улицы). Реальный мир представлен локальностью Number 4, Private Drive, который находится в вымышленном городе Little Whinging.

Вымышленное историческое время фэнтези, которое изначально позиционируется как не связанное с реальным историческим временем и присущее только данному вымышленному пространству, как никогда не существовавшая эпоха. Темпоральная система фэнтези включает, как правило, эпическое и мифологическое времена. Также в ХКМ может встречаться психологическое время, которое понимается как индивидуальное время героя, передающее его внутренний мир, душевные переживания, однако для жанра фэнтези данное время нехарактерно [5].

Эпическую темпоральную систему можно определить как «вымышленное прошлое (эпоха Средневековья, например) в авантюрном времени», где авантюрное время – это временной отрезок линейного времени, состоящий из отдельных событий-приключений или авантюр, которые могут быть связаны или не связаны между собой и время между которыми воспринимается как несущественное. Данные особенности уходят корнями в эпическую темпоральную систему, в которой описываются преимущественно действия и подвиги героев, а не их душевные переживания, - что указывает на отсутствие психологического времени. Эпическая темпоральная концепция характеризуется замкнутостью в сюжете, поскольку время действия - это время совершения подвига, как следствие - авторское время отсутствует как таковое. Дж.Р.Р. Толкин, придерживаясь стиля эпических сказаний в романе «Властелин колец», также стремился к нивелированию авторского времени [6]. Однако существенное отличие эпической концепции от темпоральной системы жанра фэнтези заключается в том, что замкнутость эпической системы допускает только однолинейное, однонаправленное время и строгую последовательность событий на сюжетной шкале. Художественное время в фэнтези является открытой системой, в которой могут совмещаться несколько временных отрезков и моделей и осуществляться темпоральное реверсирование, что происходит, как правило, на фоне исторического линейного времени.

Воспроизведение определенного периода в прошлом может происхо­дить не полностью, псевдоисторическое прошлое может воспроизводиться частично и открыто взаимодействовать с современным отрезком историче­ского времени. В этом случае в качестве временных маркеров выступают реалии и артефакты данной эпохи, косвенно указывая на эпоху, образ кото­рой воссоздан в данной ХКМ. В цикле романов о Гарри Поттере британской писательницы Дж.К. Роулинг художественный мир представляет собой мир средневековых ведьм и колдунов, которые сосуществуют в современном ми­ре с обычными людьми. Магия в этом мире заменила науку. Мир волшебни­ков представляется отражением эпохи Средневековья в отдельных элемен­тах. Такие лексемы как quills, wands, brooms, torches, cauldron косвенно ука­зывают на то, что мир волшебников застрял в прошлом, однако в этой ХКМ данная импликация позиционируется как художественный прием, создаю­щий уникальность и сказочность мира волшебников. Метла, котел и волшеб­ные палочки составляют компоненты стереотипного образа волшебника в средневековых сказках и поверьях. Художественный образ дополнен такими косвенными указателями на прошлое, как перья для письма, quills, факелы и свечи для освещения помещения, мантии (robes) как традиционная одежда волшебников. В данной ХКМ преобладают косвенные указания на образ Средневековья, поскольку он предстает имплицитно, как одно из средств конструирования вымышленного мира, и активно взаимодействует с реали­стичным хронотопом.

Мифологическое время в художественной системе фэнтези – это также эпоха первотворения, первозданный мир, утраченный рай, о котором рассказывается в легендах и летописях и которое частично соотносится со всеми последующими событиями, как, например, в романах «Властелин колец» и «Сильмариллион».

Мифологическое и эпическое время, преломляясь через сюжетную составляющую, выражаются в наличии стереотипного эсхатологического сюжетного хода: появление угрозы уничтожения мира и героя, который его спасает, сражается со злом и одерживает победу.


Литература:
  1. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества [Текст] / М.М. Бахтин. – Москва: Искусство, 1986. – 300с.

  2. Болотнова, Н. С. Филологический анализ текста: учебное пособие [Текст] / Н. С. Болотнова. – Москва: Флинта, 2007. – 520 с.

  3. Штейнман, М. А. Поэтика английской иносказательной прозы XX века: Дж. Р. Р. Толкиен и К. С. Льюис [Текст]: дис. …канд. филол. наук / М. А. Штейнман. – Москва, 2000. – 224 c.

  4. Collins English Dictionary. Электронный словарь: ABBYY Lingvo 12, 2006.

  5. Потаенко, Н.А. Языковая темпоральность: содержательные аспекты [Текст] / Н.А. Потаенко. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – 310 с.

  6. Штейнман, М. А. Поэтика английской иносказательной прозы XX века: Дж. Р. Р. Толкиен и К. С. Льюис [Текст]: дис. …канд. филол. наук / М. А. Штейнман. – Москва, 2000. – 224 c.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle