Библиографическое описание:

Замилова Р. Р. К вопросу о нравственном сознании и его роли в поведении героя // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 169-170.

Героическое как одна из форм социальной деятельности, нравственное отношение людей к обществу, к конкретным явлениям, событиям, это понятие всегда привлекало внимание философов, психологов, историков. Как показывают результаты специальных исследований, отдельный человек или группа людей, а также народ в целом могут жертвовать собой или чем-то, что является для них очень ценным. Но что движет человеком, народа к подвигу, как они жертвуют собой или чем-то дорогим, как внутренние механизмы действуют на его поступки, поведение? Какова роль нравственного сознания в героическом?

Нравственное сознание – это всегда отражение объективных взаимоотношений, социальной действительности. Именно через социальную действительность объективного мира человек определяет своё социальную сущность, свой духовно-нравственный мир. «При этом мир этот, – писал ещё Гегель, – находящийся вне человека, имеет свои нити в нём, так что то, что человек действительно есть для себя, состоит из них, так что, поскольку эти внешние моменты исчезают, отмирает и сам человек» [1].

Нравственное сознание предписывает людям определённые поступки в качестве их долга и социальной ответственности. Не само по себе нравственное сознание, а именно человеческий долг и социальная ответственность показывает, как человек понимает смысл своей жизни, каких идеалов он придерживается, для чего или для кого он готов пожертвовать собой. В моральных представлениях общественная необходимость, исторические потребности человечества, народа, нации выражаются в особой форме – в виде идеи о должном. Это моральная форма осознания людьми общественной необходимости получает и специфически нравственное обоснование. Поступки должны совершаться постольку, поскольку они представляют собой благо, добро, предпочтительны перед всеми другими возможными поступками. Таким образом, нравственное сознание рассматривает явления и человеческие поступки, поведения не с точки зрения их причинной обусловленности, а с точки зрения их достоинства, ценности, полезности людям и обществу [2].

Долг – «это превращение требования нравственности, в равной мере относящегося ко всем людям, в личную задачу данного конкретного лица, сформулированную применительно к его положению и ситуации, в которой он находится в данный момент. Долг исходит не из благожелательности, а из воли – утверждал И.Кант. «Моим долгом, – писал он, – не может ничего, что основывается не на моей воле…» [3] «Долг же – это принуждение: или я должен заставлять себя сам, или же меня принуждают другие» [4].

Герой – это человек долга. Он совершает подвиг и из благожелательности людям и из «принуждения», т.е. осознания необходимости. Осознание общественной необходимости заставляет его идти защищать родину, рискуя своей жизнью, один нападает на вооружённого бандита, выносит беспомощного слабого человека, детей из горящего дома, выступает против несправедливости, угнетателей и тирана. Общественный долг заставляет его уважать права других. «Наш долг состоит в том, – писал И.Кант, – чтобы глубоко уважать право других и как святыню ценить его. Во всём мире нет ничего более святого, чем право других людей. Оно неприкосновенно и нерушимо. Проклятие тому, кто ущемляет право других и топчет его ногами!» [5].

По утверждению И.Канта, человек обладает инстинктом доброты, а не справедливости. Соблюдение права других исходит из принципа справедливости. Вообще было бы лучше, если уважение права других исходило из инстинкта доброты, однако в жизни случается совсем противоположное. Поэтому философ приводит очень поучительный пример. «Можно стать сопричастным, – пишет И.Кант, – ко всеобщей несправедливости даже тогда, когда человек соответственно гражданским законам и положениям не совершает ничего несправедливого. Когда кто-либо делает добро терпящему бедствие, то этим самым ничего не дарит ему, а лишь возвращает то, что ранее помог отнять у него из-за всеобщей несправедливости. Если бы никто не захотел присваивать тебе благ жизни более, чем другой, то не существовало бы ни бедных, ни богатых. Поэтому сами действия доброты – это действия, совершаемые по обязанности и долгу и проистекающие из права других» [6]. «Следовательно, все моралисты и учителя должны на столько, насколько это возможно представлять действия из доброты, как действия по долгу, и сводить их к праву» [7].

Всё это наводит на мысль, что героическое можно совершить по доброте и по долгу, но оно не должно ущемлять прав человека. Доброта, долг, права человека в героическом поступке не разделимы; там, где нарушаются права человека, не может быть и речи о доброте и о долге, а где нет доброты и долга, это, естественно, приводит к игнорированию права других. Осознание единства этих парадигм – непременное условие не только героического, но и любого нравственного поступка, построения гуманного общества и демократического правового государства. Значит, нравственное сознание включает в себя не только доброту, чувство долга, а также соблюдение права человека. С концептуальной точки зрения обеспечение единства этих парадигм составляет сущность героического поведения. Игнорирование одного из них приводит к нарушению единства этих парадигм, и, таким образом, если забывается доброта, героическое превращается в зло, если оно не опирается на чувство долга героическое предстанет как эгоистическое стремление или самореклама, а если игнорируются права человека, героическое оценивается как антисоциальное явление. Поэтому, по нашему мнению, когда речь идёт о героизме или героическом необходимо исходить из единства парадигм – доброты, чувства долга и соблюдения права человека. Такое единство обеспечивается не само собой, а нравственным принципом, который называется моральной ответственностью. Без такой моральной ответственности нет не только единства доброты, чувства долга и соблюдение прав человека, но также героического поступка, героизма.

В абстрактном определении моральная ответственность человека есть ответственность за выбор формы поведения и социальной деятельности. Поведение героя, героические поступки человека определяются общественной необходимостью, поэтому характеризуются не только индивидуальным выбором формы деятельности, но и соответствием этой формы деятельности общественным требованиям, социальной нужде. Однако при оценке конкретного поведения личности это общее положение всегда нуждается в конкретизации потому, что социальное поведение не всегда адекватно отражает общественные потребности. Поэтому героическое не спонтанное и сугубо личностное явление, оно должно соответствовать социальной нужде, интересам конкретной среды и конкретных людей. Осознание этих требований есть сущность нравственного сознания. Исходя из этого этико-философского понимания, можно утверждать, что героическое есть не спонтанное и сугубо личностное явление, а поступок, соответствующий социальной потребности, интересам конкретной среды и конкретных людей, происходящее из нравственного сознания.


Литература:

  1. Гегель. Сочинения. т. III. – М.: Госполитиздат, 1956. – с. 141.
  2. См.: Словарь по этике. – М.: Политиздат, 1981. – с. 314.

  3. Кант И. Из «лекций по этике».// Этическая мысль, Научно – публицист. Чтения. – М.: Политиздат, 1988. – с. 305.
  4. Там же.
  5. Там же. – с. 306.
  6. Там же. – с. 307.
  7. Там же. – с. 308.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle