Библиографическое описание:

Шеленговский П. Г. История и современность интеллектуальных прав // Молодой ученый. — 2011. — №1. — С. 170-174.

В современных условиях развития эконо­мики и общества Российской Федерации значе­ние результатов интеллектуальной деятельно­сти растет. Интеллектуальные права являются основным инструментом в реализа­ции идей авторов и изобретателей, объекты интеллектуальных прав уверенно входят в гражданский оборот. На сегодняшний день важную роль играет исторический анализ законодательства об интеллектуальных правах, понимание закономерностей и выявление направлений его развития.

Среди работ, посвященных интеллектуальным правам, можно отметить труды Б.С. Антимонова, И.А. Близнеца, М.М. Богуславского, Э.П. Гаврилова, К.Б. Леонтьева, Б.С. Мартыно­ва, А.П. Сергеева, Е.А. Флейшиц, В.П. Шатрова.

На ранних этапах развития общества ре­зультаты интеллектуальной деятельности не рассматривались в качестве самостоятельных объектов правоотношений, а следовательно, отсутствовали и специальные нормы, регули­рующие отношения по созданию и использо­ванию так называемой «интеллектуальной собственности». Возникновение специально-правового регулирования таких отношений было связа­но с необходимостью введения данных объек­тов в коммерческий оборот.

Институты интеллектуальных прав развивались параллельно. В про­цессе формирования интеллектуальных прав традиционно выделяют три этапа. Вначале это была система привиле­гий, затем – национальные законы, а после и международные договоры.

Первый этап ознаменован возникновением системы привилегий, целью которой было поощрение создания новых изобретений и объектов авторского права. Ее появление обусловлено возникновением и развитием книгопечатания. Так, первая привилегия на изобретение, печатную технологию была выдана в 1469 году. Появление и рас­пространение печатных станков вызвало необходимость упорядочения отношений, связанных с созданием и использованием объектов авторского права. До этого книги были рукописными и предназначались для элиты. Изобретение Иоганном Гуттенбергом съемных шрифтов и печатного станка в 1440 году содействовало рождению пер­вой в мире системы авторского права. Привилегия на книгу была выдана в 1491 году.

В Российской империи институты интеллектуальных прав начали развиваться несколько позже. Права на изобретение были закреплены в Манифе­сте о привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах от 17 июня 1812 г. В 1833 году вступило в силу Положение о привилегиях. Изначально нормы авторского права содер­жались в Цензурном уставе от 22 апреля 1828 г. До этого книгоиздание являлось государственной монополией. В 1830 году появилось Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей, которое решило вопрос об охране статей в журналах, частных писем, хрестоматий [16, c. 35 – 41] . Прогрессивным документом стал Закон Российской империи от 15 марта 1911 года [14, c.98 – 110] , который распро­странил свое действие на ряд новых объектов (карты, чертежи, глобусы, атласы, техниче­ские планы, фотографические, драматические и музыкально-драматические произведения) и был составлен на основе лучших образцов западноевропейского законодательства.

После 1917 года изменилась вся система прав на объекты промышленной собственно­сти и авторского права. Следует отметить, что в законодательстве СССР существовало скорее изобретательское, чем патентное право, так как патентная форма охраны почти не исполь­зовалась, а выдавалось авторское свидетель­ство на изобретение. Авторское свидетельство не предоставляло автору изобретения исклю­чительных прав на использование изобрете­ния, не могло быть приобретено другими фи­зическими и юридическими лицами, а лишь удостоверяло право авторства на изобретение. Исключительное право на изобретение приоб­ретало государство. Правовое регулирование касалось только изобретений, открытий и ра­ционализаторских предложений.

Среди основных нормативных правовых актов советского периода можно отметить Де­крет СНК СССР от 30 июня 1919 г. «Об изо­бретениях» [8], который ликвидировал моно­полию автора на изобретение.

Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 12 сентября 1924 г. «О патентах на изобрете­ния» [2] снова ввело в СССР патентную охра­ну изобретений. Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях, утверж­денное постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 9 апреля 1931 г. № 3/256 [3], верну­ло монополию государства на использование изобретений. Такое положение сохраняли и постановление СНК СССР от 5 марта 1941 г. № 448[4], и постановление Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г. № 584 [5].

Права авторов в советский период были су­щественно ограничены. Так, согласно Декрету СНК СССР от 26 ноября 1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и худо­жественных произведений государственным достоянием» любое произведение могло быть признано государственным достоянием с вы­платой автору понесенных расходов [6]. Поз­же было принято постановление Президиума ЦИК СССР и СНК СССР от 16 февраля 1925 г. № 7 «Об основах авторского права» [7]. В 60-е годы прошлого века его положения вошли в Основы гражданского законодатель­ства СССР.

90-е годы XX века были ознаменованы пе­реходом к рыночной экономике, и с целью по­вышения оборотоспособности объектов про­мышленной собственности Законом СССР от 31 мая 1991 года № 2213-1 «Об изобретениях в СССР» снова была введена патентная охрана изобретений, исключившая монополию госу­дарства [8].

После распада СССР в суверенных госу­дарствах стало формироваться собственное законодательство.

С конца XX века разрабатываются и при­нимаются международные документы. Это обусловлено рядом причин. Перемещение через национальные границы товаров и рабочих привело к тому, что, несмотря на принятие национальных законов, возник­ла потребность в международно-правовой охране интеллектуальной собственности. В сфере интеллектуальных прав международное регулирование имеет особое значение. Свойства объектов интел­лектуальной собственности позволяют легко обойти установленные национальным зако­нодательством, имеющим территориальное действие, запреты на их использование за гра­ницей. Так, в 1873 году иностранные предста­вители отказались принять участие в Между­народной выставке изобретений в Вене, так как опасались, что их идеи будут украдены и использованы в коммерческих целях в других странах. В условиях интенсивного развития международных, экономических и научно-технических связей предотвратить это осо­бенно важно, что является основной задачей международной охраны интеллектуальных прав.

Российский исследователь В.П. Шатров от­мечал: «В период развития промышленного капитализма было возможно долгие годы со­хранять в тайне созданные усовершенство­вания, изобретения и беспрепятственно ис­пользовать полученные от их реализации сверхприбыли. Однако научно-технический прогресс вызвал в разных странах нивелиро­вание уровня промышленности и техники, а конкурентная борьба потребовала обнаро­дования изобретений, использования их на внешнеторговом рынке» [19, c. 11]. Террито­риальная ограниченность действия патента стала сдерживать процесс международной технической интеграции. Это привело к тому, что в XIX веке государства стали постепенно предоставлять правовую охрану изобретени­ям иностранных граждан.

Период развития международной активно­сти в области авторского права характеризу­ется разработкой прогрессивных и эффектив­ных методов воспроизведения литературных и художественных произведений. Создание университетов, библиотек, развитие книжной торговли, возросшие возможности передвиже­ния внутри Европы книг создали новые условия для издательского дела. По мнению М.М. Бо­гуславского, «территориальный характер ав­торского права пришел в противоречие с ин­тересами издательств, которые были заинтере­сованы в широкой возможности реализации своих прав на произведения. В первую очередь это были крупные издательства, фирмы, про­изводящие грампластинки» [10, c. 5].

Изначально некоторые страны пошли по пути заключения двусторонних соглашений о взаимной охране объектов интеллектуаль­ной собственности [19, c. 13]. Однако вскоре стало ясно, что система двусторонних согла­шений не может обеспечить эффективную охрану по причине существенных различий в правовом регулировании этих отношений в различных странах. Поэтому с целью унифи­кации законодательства разных государств в конце XIX века были приняты первые универ­сальные международные конвенции: Париж­ская конвенция по охране промышленной собственности 1883 года, Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 года, Мадридское согла­шение о международной регистрации знаков 1891 года. Они представляют результат ком­промисса между системами законодатель­ства разных стран. Всего насчитывают около 23 международных актов в области интеллек­туальной собственности.

Хотя международное сотрудничество по­зволяет обнаружить наиболее острые про­блемы развития интеллектуальных прав, выявить и обобщить совре­менные тенденции, существует ряд стран, ко­торые не присоединились к международным конвенциям в сфере интеллектуальной соб­ственности. Одной из причин является несо­ответствие положений международных актов национальному законодательству. Так, США и страны Латинской Америки не присоедини­лись к Бернской конвенции об охране литера­турных и художественных произведений, так как их законодательство имело особенности, которые не были учтены при ее разработке. Однако, как правило, неприсоединившиеся страны импортируют результаты интеллекту­альной деятельности. Поэтому они предпочи­тают воздерживаться от охраны иностранных объектов интеллектуальной собственности, чтобы такие объекты могли быть предметом массового использования. Например, Китай присоединился к основным международным документам Всемирной организации интел­лектуальной собственности (ВОИС) лишь в 90-е годы XX века, а к Договору ВОИС об ав­торском праве и Договору ВОИС по исполне­ниям и фонограммам - только в 2007 году.

Длительное время такой позиции придер­живался СССР. Первым международным ак­том, к которому присоединился СССР только в 1965 году, была Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 года.

В 1973 году СССР присоединился ко Все­мирной конвенции об авторском праве 1952 года. Как писал М.М. Богуславский, «решение советского правительства о присоединении СССР к Женевской конвенции - одно из меро­приятий, направленных на дальнейшее разви­тие культурных связей между государствами. Это часть Программы мира, провозглашен­ной XXIV съездом КПСС, часть «мирного на­ступления» нашей страны на международной арене» [10, c. 7].

Можно отметить общую тенденцию: по мере развития отраслей экономики, свя­занных с культурой, возрастает внимание к международно-правовой охране объектов интеллектуальной собственности, что связано с ростом материальных потерь, возникающих из-за пиратства в отношении таких объектов. Особенно это касается программного обеспе­чения, музыкальных и аудиовизуальных про­изведений.

Тем не менее советские цивилисты выска­зывали тревогу по поводу разработки и за­ключения многочисленных международных конвенций и соглашений, посвященных ре­гламентации отдельных сходных вопросов, которые повторяются и переплетаются в этих актах, усложняя и загромождая ткань между­народных актов, затрудняя их применение [19, c. 113]. По этой причине целесообразна не только разработка новых соглашений, но и модернизация уже существующих.

Исторический обзор развития интеллектуальных прав показал, что их институты развивались параллельно в одно время и в их основу изначально были положе­ны различные принципы правового регули­рования. Институты авторского и патентного права были обособлены, независимы и разно­родны. Общих норм не существовало. В силу того что ранее существовало три-четыре объ­екта интеллектуальной собственности, общие черты правового режима не играли главную роль, и на первом плане оказалась дифферен­циация.

Приблизительно в середине XX века появи­лось много новых результатов интеллектуаль­ной деятельности. Так, в США с 1964 года ком­пьютерные программы стали регистрироваться в Регистре авторского права США, в 1961 году появились микросхемы, к 30-м годам XX века относят появление правовой охраны сортов растений [18, c. 510]. Сейчас в Российской Федерации насчитывают более шестнадцати объектов интеллектуальной собственности и их количество продолжает увеличиваться.

Для регулирования отношений по созда­нию и использованию новых объектов ин­теллектуальной собственности принимались отдельные нормативные правовые акты. Большое количество специальных норматив­ных правовых актов приводит к разрознен­ности и неэффективности законодательства об интеллектуальной собственности, поэтому появилась необходимость объединения раз­розненных специальных режимов охраны в единую систему, которую цементируют общие положения.

Кроме того, не всегда ясно, к какому инсти­туту интеллектуальных прав можно отнести некоторые новые объекты интеллектуальной собственности (компью­терные программы, результаты генетической инженерии, неоригинальные базы данных).

Границы между объектами интеллектуаль­ной собственности настолько размыты, что некоторые авторы предлагают «рассматри­вать право интеллектуальной собственности как единый правовой институт и уделять вни­мание не столько классификации охватывае­мых им видов объектов, сколько поиску пу­тей устранения возникающих противоречий и пробелов» [18, c. 600].

С увеличением количества объектов интел­лектуальной собственности стало возможным выделить присущие им общие черты.

Впервые в советской литературе в 40-е гг. XX века Б.С. Мартыновым было высказано мнение о целесообразности формирования общих норм, относящихся к авторскому и изобретательскому праву [15, c. 132 – 137]. В 60-е гг. эта теория была подвергнута критике [9, c. 16]. В 80-е гг. Э.П. Гаврилов предлагал выделить об­щую часть для всех нематериальных объектов [11, c. 62]. По его мнению, сформулировать об­щие нормы – значит во много раз уменьшить объем законодательного материала, который в противном случае повторялся бы в каждом институте. Общие положения позволяют упо­рядочить то, что сложилось под влиянием случайных факторов, правильно создать но­вые элементы, которые способствуют разви­тию правового регулирования и облегчают применение законодательства.

Следует обратить внимание на опыт Рос­сийской Федерации, где в течение десяти лет решался вопрос о кодификации законодатель­ства об интеллектуальной собственности. При подготовке проекта части четвертой Граждан­ского кодекса Российской Федерации, которая была введена в действие с 1 января 2008 г., вы­сказывались различные точки зрения. Так, по мнению А.П. Сергеева, она должна была содер­жать лишь общие положения, дабы не дубли­ровать нормы, закрепленные в специальном законодательстве [17, c. 33 – 40]. В.А. Дозорцев выступал за наличие в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации общей и осо­бенной частей [13, c. 12 – 14]. Э.П. Гаврилов предлагал выделить лишь несколько объектов интеллек­туальной собственности, имеющих на данном этапе приоритетное значение, и обеспечить их правовую регламентацию [12, c. 13 – 18].

В отдельных государствах интеллектуальные права не являются частью гражданского права, а представляет собой са­мостоятельную отрасль права. Кодифициро­ванные акты об интеллектуальной собствен­ности приняты, в частности, во Франции (Кодекс интеллектуальной собственности от 1 июля 1992 г.), некоторых развивающихся странах.

Пройдя в течение нескольких веков процесс формирования, институт интеллектуальных прав продолжает активно развиваться как на международном, так и на национальном уровнях.

Следует отметить значительное количество действующих международно-правовых актов, посвященных правовой охране объектов ин­теллектуальной собственности, стремление учитывать новые технологические достижения при разработке международных соглашений, а также принятие поправок и дополнений к уже действующим. В последние годы активизиро­валась работа по урегулированию различных аспектов интеллектуальных прав на международном уровне, причем на­ряду с принятием новых договоров, многим из которых не исполнилось еще и десяти лет, под­верглись пересмотру почти все старые договоры в этой области.

В литературе отмечаются такие современ­ные тенденции развития интеллектуальных прав на международном уровне, как унификация национальных законодательств в сочетании с универсализацией охраны и обе­спечением единого подхода при ее предостав­лении гражданам разных стран, выравнивание объема предоставляемых прав и возможностей их защиты во всех странах мира для всех заинтересованных физических и юридических лиц. В результате интеллектуальные права постепенно утрачивают свой территориальный характер и приобретают новое свойство – трансграничность.

На национальном уровне можно отметить увеличение количества объектов интеллектуальных прав, коммерциализацию от­ношений, связанных с использованием таких объектов, расширение способов использования.


Литература:
  1. Об изобретениях: Декрет СНК СССР, 30 июня 1919 г. II Собр. Узаконений и Распоря­жений Рабочего и Крестьянского Правитель­ства. -1919. -№ 34. - Ст. 341.

  2. О патентах на изобретения: постановление ЦИК СССР и СНК СССР, 12 сент. 1924 г. II Собр. законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. - 1924. - № 9. - Ст. 97.

  3. Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях : утв. пост. ЦИК СССР и СНК СССР, 9 апр. 1931 г., № 31256II Собр. за­конов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. - 1931. - № 21. - Ст. 180-181.

  4. Об утверждении Положения об изобрете­ниях и технических усовершенствованиях и о порядке финансирования затрат по изо­бретательству, техническим усовершенство­ваниям и рационализаторским предложениям : постановление СНК СССР, 5 марта 1941 г., № 448II СП СССР. - 1941. - № 9. - Ст. 150.

  5. Об утверждении Положения об открыти­ях, изобретениях и рационализаторских пред­ложениях : постановление Совета Министров СССР, 21 авг. 1973 г., № 584II СП СССР. - 1973. -№ 19. - Ст. 109; 1981. - № 2. - Ст. 3.

  6. О признании научных, литературных, му­зыкальных и художественных произведений государственным достоянием ; Декрет СНК СССР, 26 нояб. 1918 г. II Собр. Узаконений и Рас­поряжений Рабочего и Крестьянского Прави­тельства. -1918.-№ 86. - Отд. I. - Ст. 900.

  7. Об основах авторского права : постанов­ление Президиума ЦИК СССР и СНК СССР, 16 фее. 1925 г., № 7II Собр. законов и распоряже­ний Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. - 1926. - Отд. I. - Ст. 66-67.

  8. Об изобретениях в СССР : Закон СССР, 31 мая 1991 г., № 2213-1 II Ведомости Съезда Совета народных депутатов СССР. - 1991. -№ 25. - Ст. 703.

  9. Антимонов, Б.С. Изобретательское право I Б.С. Антимонов, Е.А. Флейшиц. - М.: Госюриздат, 1960. -227 с.

  10. Богуславский, М.М. Участие СССР в меж­дународной охране авторских прав I М.М. Бо­гуславский. - М.: Юрид. лит., 1974. - 102 с.

  11. Гаврилов, Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития / Э.П. Гаврилов. - М.: Наука, 1984. - 222 с.

  12. Гаврилов, Э.П. Проект части III Граждан­ского кодекса Российской Федерации грозит катастрофой I Э.П. Гаврилов II Патенты и лицензии. - 2000. -№ 10.

  13. Дозорцев, В.А. О проекте раздела V Граж­данского кодекса «Право интеллектуальной собственности» / В.А. Дозорцев // Интеллек­туальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2000. - № 1.

  14. Канторович, Я.А. Авторское право на ли­тературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. Новый за­кон 15 марта 1911 г. /Я.А. Канторович. - СПб.: Право, 1911. -424 с.

  15. Мартынов, Б. С. Права авторства в СССР / Б.С. Мартынов // Учебные труды IX: ВИЮН. – М.: Юриздат. - 1947.

  16. Сергеев, А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации I А.П. Сергеев. - 2-е изд. - Минск: Проспект-.Велби, 2005. - 750 с.

  17. Сергеев, А.П. О проекте раздела V «Право интеллектуальной собственности» (Исключительные права) части третьей ГК РФ I А.П. Сергеев // Интеллектуальная собствен­ность. Авторское право и смежные права. -2000. -№1.

  18. Судариков, С.А. Интеллектуальная собственность I С.А. Судариков. - Минск: Изд-во деловой и учеб. лит., 2007. - 800 с.

  19. Шатров, В.П. Международное сотрудни­чество в области авторского и изобретатель­ского права I В.П. Шатров. - М. : Междунар. отношения, 1982. - 240 с.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle