Библиографическое описание:

Никуленков В. В. Модернизация законодательства о СМИ (1990 г. – начало ХХI столетия) на примере печатных СМИ // Молодой ученый. — 2011. — №1. — С. 185-188.

В резолюции ХХVIII съезда партии по политическому отчету КПСС было отмечено: «Идеологический диктат уступает место свободомыслию и гласности, информационной открытости». Данный тезис, прежде всего, заставил по новому взглянуть на роль и место, прежде всего партийной прессы и на практику взаимодействия партийных комитетов со средствами массовой информации. Это стало абсолютно новым веянием во взаимоотношениях партии и прессы. Раньше именно партия определяла направление редакционной политики печатных СМИ. Любая многотиражка, вестник, периодически издаваемый листок открывались только по решению партийных органов. Объем издания, периодичность, формат изменялись тоже только с ведомости партийных комитетов.

После принятия закона о печати 12 июня 1990 года, монополия на средства массовой информации была отменена. Понятие «управлять прессой» больше не имело ни юридической, ни нравственной силы, потому что олицетворяло идеологический диктат. Первой статьей нового закона провозглашалась, прежде всего, свобода и отсутствие цензуры: Печать и другие средства массовой информации свободны. Свобода слова и свобода печати, гарантированные гражданам Конституцией СССР, означают право высказывания мнений и убеждений, поиска, выбора, получения и распространения информации и идей в любых формах, включая печать и другие средства массовой информации. Цензура массовой информации не допускается. Далее регламентировался порядок создания и ликвидации печатного СМИ. Зарегистрировать газету согласно закону мог любой гражданин, достигший 18 лет, если при этом не нарушалась одна из основных статей закона – пятая, «о злоупотреблении гласностью». Вцелом свобода общественных и политических объединений позволяла теперь данным гражданским образованиям быть учредителями собственных СМИ.

Особое внимание стоит уделить изменению статуса газет. Появились кооперативные, коммерческие СМИ. Ряд общественных организации стремился к изданию собственных газет. Развитие многопартийности в 1990 году на примерах демонстрировало соответственное развитие партийных СМИ. Печать оказалась в режиме свободного плавания и опередила методы работы партийных комитетов. На съезде партии журналисты подверглись жесткой критики со стороны делегатов. Прозвучали обвинения в непрофессионализме, необъективности, недобросовестности. Общая характеристика была такого: «СМИ вышли из под контроля партии». В Красноярском крае издавались 126 газет общим тиражом 1 миллион 300 тысяч экземпляров. Жители региона получали свыше трех миллионов центральных газет, и свыше 4 миллионов центральных журналов. В среднем 7-8 газет и журналов приходилось на каждую семью.

Закон СССР "О печати и других средствах массовой информации" был официально продекларирован за 73 года до своего принятия, однако стал результатом не спланированных действий властей, а несанкционированной частной инициативы, получившей небывалую общественную поддержку. "Когда новый порядок упрочится, - говорилось в Декрете СНК РСФСР о печати от 27 октября (9 ноября) 1917 г., - всякие административные воздействия на печать будут прекращены; для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону".

Свободы, которые данный закон предоставлял печати, ограничивались экономическими сложностями. Согласно 4 статьи Закона СССР о Печати «Редакция вправе осуществлять производственно-хозяйственную деятельность на условиях экономической самостоятельности и хозяйственного расчета. Порядок предоставления …. государственных дотаций определяется законодательством Союза ССР, союзных и автономных республик». Статья 9 определяла следующее право: приступить к выпуску массовой информации сохраняется в течение одного года со дня получения свидетельства. В случае пропуска этого срока свидетельство о регистрации считается утратившим силу. Этим можно объяснить то, что на территории Красноярского края в период с 1990 – по 2002 годы было зарегистрировано более 550 печатных изданий, однако регулярно выпускались лишь несколько десятков. Закон также предоставлял широкие права журналистам, которые юридически становились независимы не от редактора и учредителя, в том случае если бы последние требовали написания статей противоречащих закону. Более того они стали независимы от цензуры, в том случае если в материале не будет выявлено злоупотребление свободой слова: «призыва к насильственным свержению или изменению существующего государственного и общественного строя, пропаганды войны, насилия и жестокости, расовой, национальной». Приведу примером заголовки центральных газет Красноярского края в период принятия и работы закона: "Некрофилия по-университетски" (где объектом разгрома становится конструкция в виде надписи на здании КГУ на Маерчака, 6 "Слава Ленинскому комсомолу". Именно эту надпись автор статьи называет скорбной эпитафией агонизирующему Союзу молодых последователей марксизма-ленинизма), "Решается судьба демократии" (о событиях в Литве); "Я За, но скажу Нет (о референдуме за сохранении Союза); «Бастуем до упора», «Поможет коммерция», «Размежевание в КПСС – процесс объяснимый», «Нужен свежий воздух», «Во имя спасения России», «Последняя надежда демократии», «Горбачев не пройдет»! «Будет ли Красноярская республика»? «Пустите акул капитализма в социалистический пруд!»; «Овцы и козлища...»; «Синдром большевизма»; «Коммунисты попались на крючок»; «Антикоммунисты на филфаке» (90% первокурсников филфака КГУ категорически отказались от изучения политэкономии и политической истории); «Во всем виноват Ленин!»; «Борис – за Россию борись!»; «Не бойтесь! В стране плюрализм и многопартийность!»; «Враги народа рвутся в бой!»; «Америка – давай дружить!»; «Секс, спорт, бизнес и учеба»; «На пороге капиталистического рая»; «Будет нам Енисей-Лэнд?»; «Красная карточка для КПСС». Таким образом, материалы содержащие призывы к свержению власти не попадали под действующую статью закона.

Через два дня после официального сложения полномочий президента СССР М.С.Горбачева и распада Союза ССР президентом РСФСР Б.Н.Ельциным был принят закон о СМИ. Первая глава закона о СМИ 1991 года предоставляет “средствам массовой информации” основные гарантии свободы от цензуры. В ней, как и в законодательстве о СМИ всех переходных государств, важно было отчетливо провозгласить запрещение цензуры. В статье 4 закона о СМИ перечисляются допустимые запреты на содержание и таким образом определяется надлежащая зона национального интереса в формировании общественного сознания. С момента принятия в 1991 году и вплоть до 1995 года Закон о СМИ действовал без внесения в него каких-либо изменений и дополнений. В течение 1995 года было последовательно принято целых четыре федеральных закона, вносящих дополнения и изменения в Закон о СМИ. Однако, необходимо отметить, что вся законодательная модернизация имела незначительные результаты: в законе были изменены 4 и добавлены 3 абзаца. Практически все эти изменения носили непринципиальный характер и не являлись действительно необходимыми (например, весь Федеральный закон №87 от 6 июня 1995 года состоял в замене в тексте двух статей слова “региональные” на слово “территориальные”; поправки, внесенные другими законами, отличались от этих весьма незначительно).

Следующая законодательная инициатива по изменению Закона о СМИ возникла летом 1996 года, когда шесть членов Комитета Государственной Думы по информационной политике и связи во главе с его председателем разработали и представили на парламентских слушаниях проект федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О средствах массовой информации». Эти поправки вносили обширные и существенные изменения в 31 из 62 статей и в 6 из 7 глав Закона. Фактически предлагалась новая редакция Закона о СМИ. Поправки корректировали принципиально важные для нормальной деятельности СМИ институты, такие, например, как аккредитация журналистов, публикация опровержения, а также механизм приостановления и прекращения деятельности СМИ. Однако наиболее опасным для свободы массовой информации было предложение изменить содержание статьи 3 Закона о СМИ (“Недопустимость цензуры”). Согласно поправкам наложение запрета на распространение каких-либо сообщений и материалов через средства массовой информации цензурой бы не считалось и, следовательно, такой запрет не подпадал бы под действие части 5 статьи 29 Конституции РФ, запрещающей цензуру.

Статья 48 Закона о СМИ, определяющая право журналистов на аккредитацию также подверглась корректировке. В соответствии с ней предлагалось убрать именно те положения, без которых аккредитация становится бесполезной. В 1998 году депутаты Государственной Думы пытались корректировать нормы, гарантирующие аккредитованным СМИ определенные права в отношении аккредитовавших их органов. Одной из самых сильных попыток лишить журналистов прав, предоставляемых им аккредитацией, был законопроект “О внесении изменений в статью 4 Федерального закона “О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации”, внесенный председателем Комитета Государственной Думы по культуре Сергеем Говорухиным. Суть законопроекта заключалась в том, чтобы порядок освещения журналистами государственных СМИ на заседаниях, совещаниях и других открытых официальных мероприятиях федеральных органов власти устанавливался самими этими органами. Законопроект был отклонен Госдумой во втором чтении и направлен на доработку в комитет.

Статья 43 Закона о СМИ (“Право на опровержение”), дает право организациям и гражданам требовать публикации опровержения в случае не соответствия ее действительности. Новый законопроект предусматривал, что требовать такое опровержение может не только лицо, о котором такие сведения распространены, но и вообще любой человек или организация Одним из положений законопроекта, был новый расширенный, перечень оснований для прекращения деятельности редакций СМИ. Сейчас это возможно только в случае нарушения средством массовой информации статьи 4 Закона (“Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации”). Существенным изменением законопроекта стало то, что, даже при дословном воспроизведении фрагментов выступлений делегатов всевозможных съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных лиц организаций и общественных объединений, средство массовой информации, допустившее это цитирование должно было нести ответственность за содержащиеся в нем сведения (в сегодняшнем виде статья 57 Закона о СМИ исключает ответственность редакции в этом случае).

17 февраля 1999 года при рассмотрении во втором чтении Государственная Дума отклонила этот законопроект. Одновременно законопроект заблокировал все другие законодательные инициативы, предлагающие внесение каких-либо поправки в Закон о СМИ (исключением стал единственный закон о поправках, вносящий изменения в статью 36 Закона о СМИ, уже принятый к тому моменту во втором чтении). Но в Законе немало и других норм, по понятным причинам не содержащих тех или иных терминов, введенных в юридический лексикон после принятия Закона о СМИ. Например, статья 39 Закона о СМИ предусматривает право редакции запрашивать информацию “о деятельности государственных органов и организаций”, не упоминая при этом муниципальные органы. Фундамент системы муниципальных органов — органов местного самоуправления — был заложен Конституцией РФ, принятой в 1993 году, на два года позже Закона о СМИ. В результате средства массовой информации оказались лишенными возможности направлять запросы информации в городские законодательные собрания, мэрии, районные управы, сельсоветы и прочие. На присланные запросы данные органы отвечали, что по Конституции РФ они не входят в систему органов государственной власти и, следовательно, не являлись “государственными” органами, обязанными в силу статьей 39–42 отвечать на запросы СМИ.

Однако, вне зависимости от мотивов разработчиков, сложно переоценить потенциальную опасность этих нескольких слов, ведь статья 4 является “ключом” к ликвидации любого СМИ, поскольку статья 16 Закона “О средствах массовой информации” устанавливает, что “…нарушения редакцией требований статьи 4 настоящего Закона… являются основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации…”.

В 2000 году Государственной Думой созыва 1999—2003 гг. все же были приняты два подготовленных в короткие сроки законопроекта, один из которых дополнял статью 4, а второй вносил изменения в статью 41Закона о СМИ.

Подводя итог описанию процессов модернизации законодательства о СМИ, отметим что газеты и журналы, стали значительно чаще предоставлять возможность для высказывания различных, конкурирующих мнений. Наметилась дифференциация среди СМИ, отразившая различия в редакционной политике отдельных изданий. О том, насколько избранный курс редакционной политики соответствовал интересам аудитории, можно судить по таким показателям, как тираж изданий. Так, с 1985 по 1989 г. подписка выросла у газет: "Аргументы и факты" - на 136%, "Литературной газеты" - на 127%, "Советской культуры" – на 78%, "Известий" – на 76%, но одновременно снизилась у "Сельской жизни" – на 25%, у "Красной звезды" – на 15%, оставшись практически без изменений у "Правды" и некоторых других изданий. За тот же период возросла подписка у журналов: "Дружба народов" – на 820%, "Знамя" – на 532%, "Огонек" – на 417%, "Новый мир" – на 311%, но снизилась у "Агитатора", "Партийной жизни" и "Политического самообразования" на 20%, осталась практически без изменений у журналов "Коммунист", "Здоровье" и т.д.

Вырос общий тираж периодики, что отразило резкий рост доверия к СМИ. Немаловажный показатель, что среди народных депутатов РСФСР, избранных в 1989 г., было большое количество журналистов. Наметилась беллетризация и политизация СМИ, которая затронула даже научную периодику. В сугубо теоретических и научно-популярных журналах стали чаше публиковаться произведения политической публицистики. Особенно ярко это проявилось в журналах "Химия и жизнь", "Наука и жизнь", "Проблемы мира и социализма" и прочее. Произошел значительный отрыв центральной прессы от местной по уровню открытости в обсуждении насущных проблем и критике недостатков. Причины этого коренились в большей зависимости местных СМИ от соответствующих партийных и советских органов, в меньшей компетентности и профессиональной подготовленности сотрудников редакций. В общем контексте изменения фактического положения СМИ в политической системе сформировалось явление так называемой "новой прессы", то есть средств массовой информации, выпускавшихся неформальными движениями, объединениями, клубами, кооперативами и т.д. Появились даже первые негосударственные информационные агентства: "Интерфакс", "Постфактум" и другие.


Литература:

  1. Закон СССР от 12.06.1990 N 1552-1 "О печати и других средствах массовой информации"

  2. "Свод законов СССР", т. 1, с. 372-1, 1990 г.
  3. "Ведомости СНД и ВС СССР", 1990, N 26, ст. 492
  4. ЗАКОН РФ "О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ" (Закон о СМИ) от 27.12.1991 N 2124-1.

  5. "Российская газета", N 32, 08.02.1992,

  6. "Ведомости СНД и ВС РФ", 13.02.1992, N 7, ст. 300.

  7. http://www.radioportal.ru/news. Виталий Камышев. Радио Свобода. 16.06.2010 05:04. Закону СССР "О печати и других средствах массовой информации" 20 лет

  8. Федеральный закон от 27 декабря 1991 года N 2124-1 "Закон о средствах массовой информации". Опубликовано 28 ноября 2007 г. на сайте "Российской Газеты" 27 декабря 1991 года N 2124-1 (в ред. Федеральных законов
    от 13.01.1995 N 6-ФЗ, от 06.06.1995 N 87-ФЗ,
    от 19.07.1995 N 114-ФЗ, от 27.12.1995 N 211-ФЗ,
    от 02.03.1998 N 30-ФЗ, от 20.06.2000 N 90-ФЗ,
    от 05.08.2000 N 110-ФЗ, от 04.08.2001 N 107-ФЗ,
    от 21.03.2002 N 31-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ,
    от 25.07.2002 N 116-ФЗ, от 04.07.2003 N 94-ФЗ,
    от 08.12.2003 N 169-ФЗ, от 29.06.2004 N 58-ФЗ,
    от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 02.11.2004 N 127-ФЗ,
    от 21.07.2005 N 93-ФЗ, от 27.07.2006 N 153-ФЗ,
    от 16.10.2006 N 160-ФЗ)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle