Библиографическое описание:

Шабаева А. В. Гендерные особенности лидерства в супружеских отношениях // Молодой ученый. — 2010. — №8. Т. 2. — С. 137-139.

Традиционно проблема лидерства изучалась без учета пола, поскольку лидерская роль считалась маскулинной. Многие феномены, экспериментальные факты, теории установлены на «мужском материале». И, хотя эта традиция полностью не исчезла, все же в настоящее время ряд исследователей пересматривают достижения современной лидерологии с учетом этого фактора [2]. Несмотря на интенсивное формирование гендерной психологии лидерства в последние десятилетия, существует очень много пробелов в данной области знаний. Наименее изученным, по нашему мнению, является семейное лидерство. Этот вопрос долгое время не будет терять своей актуальности, так как семейное лидерство является наиболее изменчивым с течением времени [3; 6].

Целью нашего исследования  являлось выявление  гендерных различий  в лидерских семейных отношениях.

В качестве объекта исследования выступали семейные пары. Группа испытуемых включала 360 человек (180 и 180 составляли мужчины и женщины). Следует также отметить, что все пары, принимавшие участие в исследовании, гетеросексуальны; во всех супружеских диадах брак официально зарегистрирован и является моногамным.

В соответствии с целью работы была разработана программа исследования, в рамках которой были использованы следующие методики: 1. «Лидерство в диаде» (Т.В. Бендас) [2];  2. опросник «Пословицы» (И.С. Клециной) [4]; 3. опросник «Распределение ролей в семье» (Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовской) [4]; 4. опросник системного многофакторного исследования личности (СМИЛ) [1]; 5. экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова) [5].

Полученные данные статистически обрабатывались с использованием оценки значимости различий между группами по  U-критерию Манна-Уитни с помощью пакета программ STATISTICA 6.0.

Рассмотрим результаты проведенного нами исследования по указанным методикам. Для выявления основных различий в лидерских семейных отношениях нами использовался U-критерий Манна-Уитни. Достоверными считались различия, превышающие  95%-й уровень значимости.  В дальнейшем мы будем описывать только те различия, которые нашли статистическое подтверждение.

Анализ результатов по методике Т.В. Бендас показал что все, участвовавшие в исследование пары можно поделить на два типа семей по распределению лидерства: традиционные и эгалитарные. В традиционных семьях наблюдается гендерная асимметрия – главой семьи является мужчина, а в эгалитарных семьях оба супруга являются лидерами.

Результаты по опроснику «Пословицы», указывающие на доминирующие представления о распределении ролей в семье, показывают, что  в группах не лидеров – женщин и традиционных лидеров – мужчин прослеживается сходная картина. Обе группы респондентов склоняются к традиционному распределению ролей в семье, где мужчина является безусловным лидером, а жена – последователем. Иная картина прослеживается в группах лидеров – женщин и эгалитарных лидеров – мужчин. Респонденты, относящиеся к данным группам демонстрируют эгалитарные взгляды на распределение ролей в семье. Они считают, что лидерские функции должны выполнять оба супруга. Следует заметить, что взгляды на проявление лидерства и реально выполняемые лидерские функции в целом совпадают. Несмотря на это 18% лидеров – женщин считают, что доминировать в семейных отношениях должна женщина, то есть они склоняются к нетрадиционным представлениям о распределении ролей в семье.  Эти убеждения  поддерживают 8% эгалитарных мужчин – лидеров.

Далее рассмотрим, каким образом распределяются роли в исследуемых диадах, согласно данным, полученным по опроснику «Распределение ролей в семье» роль «воспитание детей» реализуется в основном женщиной. Причем, традиционные лидеры – мужчины и не лидеры – женщины демонстрируют схожую тенденцию. В основной своей массе 83,5% - не лидеров – женщин и 85,9% - традиционных мужчин – лидеров считают роль «воспитание детей» прерогативой женщины. Следует заметить, что 1,2% респондентов из группы традиционных лидеров – мужчин считают себя ответственными за эту роль. Результаты лидеров – женщин и эгалитарных лидеров мужчин в этом вопросе  также показывают схожую картину. 55,8% эгалитарных мужчин – лидеров и 45,3% женщин – лидеров убеждены, что данную роль должна реализовывать исключительно женщина. В то же время 43,2% эгалитарных лидеров – мужчин  согласны делить эту роль с женой, а в группе лидеров – женщин этого мнения придерживаются 53,7%.

Относительно реализации роли «материальное обеспечение семьи» можно говорить о том, что в традиционных семьях данная роль реализуется мужчиной. Об этом свидетельствуют данные традиционных лидеров – мужчин и не лидеров – женщин. В эгалитарных семьях данная роль приписывается мужчине по данным лидеров – женщин (43,2%) и эгалитарных лидеров – мужчин (46,3%). Но все же большая часть эгалитарных лидеров, как мужчин (56,5%), так и женщин (55,8%) реализуют эту роль совместно. Кроме того, в ответах респондентов эгалитарных групп лидеров встречается мнение о том, что реализовывать эту роль должна жена (1,1% в группе женщин – лидеров и соответственно 3,2% в группе мужчин).

Согласно полученным нами данным становится, очевидно, что реализацию роли  «эмоциональный климат в семье» обеспечивает жена, причем данную тенденцию в большей степени демонстрируют традиционные лидеры – мужчины  и не лидеры – женщины. Лидеры эгалитарные в 38,9% случаев у мужчин и в 45,3% случаев у женщин разделяют эту роль между супругами в равной степени.

Интересные данные были получены относительно роли «хозяина/хозяйки». Представители традиционных семей (лидеры – мужчины традиционные и не лидеры - женщины) отдают предпочтение в реализации данной роли мужчине. Также 29,4% не лидеров – женщин и 20% традиционных лидеров – мужчин считают, что эту роль должны делить оба супруга. В отличие от них респонденты представляющие эгалитарные семьи (лидеры – женщины и эгалитарные лидеры мужчины) убеждены, что данная роль должна реализовываться совместно или более компетентным супругом. Реализовывать данную роль совместно согласны  61,1% лидеров – женщин и 57,9% эгалитарных лидеров – мужчин. В то время как 33,7% женщин самостоятельно реализуют эту роль, а 31,6% мужчин – лидеров эгалитарных уступают ее жене.

Доминирующую позицию в реализации роли «сексуальный партнер» в традиционных семьях занимают мужчины. В эгалитарных семьях прослеживается тенденция в реализации данной роли обоими супругами.

Согласно полученным результатам традиционные лидеры – мужчины и не лидеры – женщины в большей своей массе отдают предпочтение в реализации роли «организация семейной субкультуры» мужчине (68,2% - женщины – не лидеры и 77,6% мужчины – лидеры традиционные). Наравне с этим, 31,8% респондентов, представляющих группу не лидеров – женщин и 22,4% традиционных лидеров – мужчин готовы делить данную роль в равной степени.  Лидеры (мужчины и женщины), представляющие эгалитарные семьи сошлись во мнении, что данную роль должны реализовывать оба супруга (60% - женщин и 62,1% - мужчины).  Так же выяснилось, что 31,6% лидеров – женщин реализуют роль «организация семейной субкультуры» самостоятельно, а 23,2% эгалитарных мужчин лидеров не претендуют на эту роль.

Согласно данным опросника СМИЛ мы выявили различия в шкалах  2, 3, 4, 5, 7, 0  в группах мужчин – лидеров и женщин – лидеров. Опираясь на полученные результаты можно констатировать тот факт, что ведущей мотивационной направленностью женщин является избегание неудач, им также свойственна самокритичность, неуверенность в своих возможностях по сравнению с мужчинами – лидерами. Стиль межличностного общения женщин  проявляется чертами зависимости, которые наиболее заметны в контактах с авторитетной личностью или с объектом привязанности.  Причем следует отметить, что не лидерам – женщинам перечисленные особенности характерны в большей мере, в отличие от женщин – лидеров.

Мужчины – лидеры демонстрируют большую эмоциональную устойчивость в отличие от женщин. Причем показатели лидеров – женщин и не лидеров – женщин существенно не различаются. Характерными особенностями мужчин – лидеров, согласно результатам исследования, являются: импульсивность, конфликтность, нетерпеливость, доминантность, неустойчивые, часто завышенные притязания. Традиционные – мужчины лидеры демонстрируют типичное для своего пола ролевое поведение. Подобная тенденция прослеживается в группе не лидеров – женщин. Эгалитарные мужчины – лидеры демонстрируют смешанные гендерные характеристики (андрогинность), аналогичные результаты показывают женщины – лидеры, но в этом случае намечается тенденция к отклонению от типичного для данного пола ролевого поведения. Характерными чертами женщин – лидеров  в сравнении с мужчинами – лидерами  является повышенное чувство ответственности, совестливости, обязательности, повышенная тревожность, тревога за судьбу близких. Следует отметить, что у женщин - не лидеров данные характерные черты еще более гиперболизированы.    Лидеры – женщины в отличие от мужчин – лидеров более интровертированны, инертны в принятии решений, скрытны, избирательны в контактах и склонны к избеганию конфликтов.

Перейдем к рассмотрению показателей толерантности по данным  экспресс-опросника  «Индекс толерантности». Полученные нами данные свидетельствуют о том, что женщины – лидеры  значительно терпимее мужчин – лидеров, в тоже время традиционные лидеры – мужчины в меньшей степени толерантны в сравнении с эгалитарными мужчинами – лидерами. По результатам исследования самыми терпимыми являются представители группы не лидеров – женщин.

Таким образом, на основании полученных нами данных можно сделать следующие выводы:

Роль мужчины в семьях традиционных лидеров заключается в поддержании связи между семьей и внешним миром, женщина же заботиться о детях и регулирует взаимоотношения внутри семьи. В семьях эгалитарных лидеров такая ролевая дифференциация  не наблюдается, роли выполняются совместно или более компетентным членом.

 Женщинам – лидерам свойственна кооперативная модель лидерства. Мотивационные цели женщины – лидера  исключительно альтруистические – она заботится о членах семьи. Эгалитарным мужчинам – лидерам характерна конкурентная фемининная модель лидерства. Они занимают лидерскую позицию, только в том случае, если отсутствует превосходящий их в возможностях претендент. В конкурентной ситуации они не отступают от лидерских позиций, а идут на компромисс – соглашаются на равноправие. В отличие от них традиционные – лидеры мужчины демонстрируют конкурентную маскулинную модель лидерства. Они считают своим долгом бороться за единоличное лидерство.

 

Литература

1.                  Батаршев А.В. Психодиагностика пограничных расстройств личности и поведения. – М.: Институт Психотерапии, 2004. – 320с.

2.                  Бендас Т.В. Гендерная психология лидерства. Монография. – Оренбург: ИПК ОГУ, 2000. – 167с.

3.                  Бендас Т.В., Якиманская И.С. Лидерство в кросс-культурных и гендерных исследованиях. Монография. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2006. – 294с.

4.                  Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. – СПб.: Питер, 2003. – 480с.

5.                  Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности личности / Под ред. Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003 – 112с.

6.                  Maccoby E.E., Jacklin C.N. The psychology of sex differences. Stanford, 1978.

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle