Библиографическое описание:

Ахтаева Л. А. Научный дискурс как специфическая разновидность дискурсивной деятельности // Молодой ученый. — 2010. — №7. — С. 144-150.

Речевая деятельность, являющаяся центральным объектом изучения лингвистики, допускает множество аспектов изучения. Дискурсивный аспект представляет собой освещение процесса общения с учетом всех характеристик культурно-исторического и социально-ситуативного планов [21].

Наука о речевом воздействии – это интегральная наука, которая объединяет целый комплекс смежных исследовательских дисциплин - традиционную системную лингвистику, коммуникативную лингвистику, социолингвистику, прагмалингвистику, риторику, дискурсивную лингвистику, стилистику и культуру речи, психологию, социологию, связи с общественностью и др. [25].

Существует ряд определений термина «дискурс». В коллоквиалистике под дискурсом может пониматься устно-разговорное произведение, не имеющее отчетливо выраженной текстовой организации [13, с. 50-57]. Иную позицию занимает М.Л. Макаров, который предлагает употреблять термины «текст» и «дискурс» как синонимы, оставляя за последним «подчеркнутую процессуальность» [17, с.  75-87]. Н.Д. Арутюновой дискурс определяется как «связный текст в совокупности с экстра-лингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами» [1, с. 137].

Термин «дискурс» в современной лингвистике близок по смыслу к понятию «текст», однако дискурс подчеркивает динамический, разворачивающийся во времени характер языкового общения. Текст же понимается преимущественно как статичный объект, результат речемыслительной  деятельности. Предпочтительнее является понимание «дискурса» в качестве  результата речевой деятельности, т.е. как текст. Дискурс как сходен, так и отличен от языка и речи. С речью его сближает то, что он также является процессом и деятельностью. Однако в отличие от речи дискурс предполагает систему, он обладает свойством целостности, имеет внутреннюю организацию, форму, к нему применимы понятия вида, жанра и стиля.

__________________________

[1] Статья подготовлена в рамках осуществления проектов «Когнитивно-лингвистическое и психолингвистическое моделирование национального ментального пространства: Россия и Западная Европа» (№2.1.3/6721) по Аналитической ведомственной целевой программе «Развитие научного потенциала высшей школы» и «Разработка принципов и механизмов портретирования языковой личности и моделирования структуры и элементов языковой картины мира» (№ 1.1.08) по Тематическому плану научно-исследовательских работ ГОУ ВПО ПГЛУ в рамках Задания Федерального агентства по образованию

Свойство системности сближает дискурс с языком. Язык является универсальной абстрактной микросистемой, тогда как дискурс – конкретной мини-системой [33].

Типология дискурса включает религиозный, политический, литературный, философский и другие дискурсивные жанры. В подобных случаях также используется понятие языка, так как считается, что каждая область культуры имеет свой язык: литературный, философский, научный и т.д.

Также очень близко к понятию дискурса и понятие «диалог». Дискурс как и любой коммуникативный акт, предполагает наличие двух ролей: говорящего и слушающего. При этом их роли могут поочередно перераспределяться,  а если  на протяжении дискурса роль говорящего закреплена за одним и тем же лицом, такой дискурс называют монологом. Хотя монолог и диалог всегда резко противопоставляют друг другу по сути, но монолог - это частный случай диалога, потому что при монологе также необходим адресат [8].

Структура дискурса предполагает наличие двух противопоставленных ролей - говорящего и адресата, поэтому и сам дискурсивный  процесс может рассматриваться в этих двух перспективах. Моделирование процессов построения дискурса - не то же самое, что моделирование процессов понимания дискурса. Кроме того, есть еще и третья перспектива - рассмотрение процесса языкового общения с позиций самого текста, возникающего в процессе дискурса [30].

В последнее время дискурсивный анализ становится одним из центральных разделов лингвистики, потому что познавательные установки в науке о языке начинают меняться, и набирает силу мнение, в соответствии с которым никакие языковые явления не могут быть адекватно поняты и описаны вне их употребления, без учета их дискурсивных аспектов [32].

Существует множество классификаций дискурса, хотя любая из них имеет в значительной степени условный характер. Самое главное разграничение в этой области - противопоставление устного и письменного дискурса. Это разграничение связано с каналом передачи информации: при устном дискурсе канал - акустический, при письменном - визуальный. Устный дискурс - это исходная, фундаментальная форма практического существования языка, а письменный дискурс является производным от устного, ведь  большинство человеческих языков и по сей день являются бесписьменными, т.е. существуют только в устной форме.

Более частные различия между разновидностями дискурса описываются с помощью понятия жанра. Это понятие первоначально использовалось в литературоведении для различения таких видов литературных произведений, как, например, новелла, эссе, повесть, роман и т.д. М.М.Бахтин и ряд других исследователей предложили более широкое понимание термина «жанр», распространяющееся не только на литературные, но и на другие речевые произведения [4, с.  424].

Наличие схематических представлений, разделяемых языковым сообществом, решающим образом влияет на форму порождаемого дискурса. Это явление было заново «открыто» в 1970-е годы, когда появился целый ряд альтернативных, но весьма близких по смыслу терминов. Так, американские специалисты в области искусственного интеллекта предложили термины «фрейм» (М.Минский) и «скрипт» (Р.Шенк и Р.Абельсон). «Фрейм» в большей степени относится к статическим структурам (типа модели квартиры), а «скрипт» - к динамическим (типа поездки на дачу или посещения ресторана), хотя сам М. Минский предлагал использовать термин «фрейм» и для динамических стереотипных структур. Английские психологи А.Сэнфорд и С.Гаррод пользовались понятием «сценарий» (scenario), очень близким по смыслу к термину «скрипт». Очень часто никакого различия между понятиями «скрипт» и «сценарий» не проводится; при этом в русском языке используется обычно второй термин.

В соответствии с целями дискурса или «направленностью коммуникативных действий в разговоре» М.Л.Макаров выделяет такие типы дискурса, как нарративный, директивный, пропагандистский, аргументативный [18].

Одним из самых популярных подходов к дискурс-анализу стала теория речевых актов. В структуре речевого акта с минимальными вариациями выделяются локутивный, иллокутивный и перлокутивный акты. Локутивный акт (locutionary act) сводится к речепроизводству как таковому. Иллокутивный акт - центральное понятие теории речевых актов; его сущность отражается в речевом акте (РА) как  иллокутивная сила. Дж. Серль, активно развивающий идеи Дж. Остина  о речевых актах и разработавший собственную теорию, указал на весьма важное обстоятельство формирования иллокутивной силы. Реализуя интенциональный аспект коммуникации, говорящий в первую очередь  исходит из конвенциональных условий, поскольку, желая получить определенный результат, он должен заставить адресата «опознать свое намерение получить этот результат» [23, с. 160].

Отраженность в дискурсе психических состояний его участников Дж.  Серль объясняет в рамках предлагаемой им концепции интенциональных состояний. Выразить интенциональное состояние – значит показать, каким способом сознание субъекта направлено на мир, или, другими словами, каким способом сознание представляет мир. Существуют три основных аспекта, на которые может быть направлено сознание, а значит, и интенциональные состояния, выражающие эту направленность. К таким аспектам относятся: события и их последствия, агенты и их действия, объекты и их аспекты или приписываемые им качества [28, с.  120].

Различные элементы дискурса различно иллокутивно маркированы А.М.Каплуненко показал, что фразеологические единицы по своей семантико-коммуникативной природе являются носителями определенной иллокуции [14]. Таким образом, употребляя определенное языковое средство, в частности, ФЕ, адресант исходит из соотношения между: а) собственными коммуникативными целями, б) соответствующими правилами коммуникации и в) уместностью ФЕ в контексте данных целей и правил.

Перлокутивный акт (perlocutionary act) выражает результат речевого воздействия, которого говорящий интенционально достигает, выполняя локутивный и иллокутивный акты поздравляет, убеждает, угрожает, обещает, заключает пари, выносит приговор и т.д. Перлокутивный акт шире иллокутивного эффекта т.e. понимания высказывания адресатом в функции, предписанной говорящим: перлокуция не столь жестко связана с самим выска-зыванием и обусловлена прагматическим контекстом. Перлокуция, таким образом, характеризуется определенной относительностью и зависимостью от широкого контекста [18, с. 163].

При обнаружении случаев, когда один иллокутивный акт осуществляется опосредованно, за счет другого, в теорию речевых актов была введена категории косвенных речевых актов (indirect speech acts), которые, как оказалось, играют существенную роль в речевом воздействии. Косвенное побуждение может быть выражено либо с помощью вопроса, либо с помощью утверждения о выполнении предварительных условий или о выполнении условия пропозиционального содержания или же о выпол-нении условия искренности, а также о существовании веских причин для осуществления требуемого действия [23, с. 170-194]. Таким образом, закономерно, что семантическая многогранность термина «дискурс»  способствует использованию при нем атрибутивных уточнений (монологический дискурс, диалогический дискурс, разговорный дискурс, институциональный дискурс).

С позиций участников общения все виды дискурса распадаются на личностно-ориентированный и статусно-ориентированный дискурс. Личностно-ориентированный дискурс проявляется в двух основных сферах общения: бытовой и бытийной. Статусно-ориентированный же дискурс сводится к образцам вербального поведения, сложившимся в обществе применительно к закрепленным сферам общения. Статусно-ориентированный дискурс может носить институциональный и неинституциональный характер, в зависимости от того, какие общественные институты функционируют в социуме в конкретный исторический промежуток времени, и оказывают ли они какое-либо влияние на протекание дискурсивной деятельности [10]. Всякий институциональный дискурс использует определенную систему профессионально-ориентированных знаков или,  другими словами обладает собственным подъязыком (специальной лексикой, фразеологией) [30].

Институциональный дискурс - очень широкое понятие, охватывающие как языковую систему (ту ее часть, которая специфически ориентированна на обслуживание данного участка коммуникаций), так и речевую деятельность (совокупность лингвистических и экстралингвистических факторов) и текст.

Выделяют политический, судебный, военный, педагогический, медицинский, деловой, рекламный, научный и другие виды институционального дискурса (ИД). Ядром институционального дискурса  является общение базовой пары участников коммуникации - учителя и ученика, журналиста и читателя выполняющего регламентированные социальные роли [9].

Среди некоторых языковедов бытует мнение, что на уровне дискурса отсутствует структурная организация. Исходя из этого, придется признать, что любой разговор состоит из беспорядочно построенных предложений. Но ведь не любое высказывание можно поместить после какого-либо другого высказывания. Структура дискурса существует, но к дискурсу она должна применяться с долей осторожности, потому  что  в отличие от структурного детерминизма в системе языковых единиц  в дискурсе «всё возможно» [17, с.  75-87]. Наиболее структурированными видами дискурса М.Л. Макаров обоснованно считает компоненты институционального дискурса. По-видимому, в сфере дискурса следует говорить, прежде всего, об информационной структуре, которая, в свою очередь, определяет знаковую структуру этого явления.

Трудность описания дискурса в том, что в дискурсе существуют единицы и структуры самой разной природы, которые выполняют различные функции. В потоке звучащей речи можно выделить иерархию единиц фонетико-просодического характера: звук, слово, синтагму, фразу. В цепочке языковых выражений – ряд грамматических единиц: морфему, слово, синтаксическое целое, абзац. Также выделяют социально интерактивные единицы: действие, ход, обмен, стратегию, фазу, эпизод, целое коммуникативное событие [18].

Кроме структурных характеристик дискурс имеет и тонально-жанровые измерения. Говоря о тональности дискурса, имеются  в виду такие параметры, как серьёзность или несерьёзность, обиходность или ритуальность, стремление к унисону или конфликту, сокращение или увеличение дистанции общения, открытое или завуалированное выражение интенций, направленность на информативное или фатическое общение. Эти параметры взаимосвязаны [9, 26, 25]. Жанровые характеристики дискурса могут рассматриваться как совокупность тех или иных признаков [1, 31].

 В качестве параметры структурирования жанрового пространства отдельных видов институционального дискурса  Е.И.Шейгал рассматривает степень институциональности, субъектно-адресные отношения, социокультурную вариативность, событийную локализацию. Исследователь использует широкий подход к политическому дискурсу, так как именно политический дискурс представляет собой сложное многомерное образование, речевые жанры, которого образуют сеть множественных пересечений [30].

В.И. Карасик рассматривает жанры институционального дискурса как «реально существующие, естественно сложившиеся формы общения, для которых можно выделить прототипные единицы» (например, в педагогическом дискурсе урок, лекция, семинар) [9].

Основным направлением изучения институционального дискурса в настоящее время является определение признаков дискурса как культурно-ситуативной сущности, моделирование его структуры, освещение лингвокультурных особенностей дискурса в межъязыковом сопоставлении, установление его типов. В центре внимания - организация жанрового пространства институционального дискурса, определение функциональной иерархии его жанров, их описание.

 Исследование институционального дискурса неизбежно предполагает обращение к его интенциональному аспекту, а именно изучение стратегий и тактик (интенций речевых действий в типовой ситуации, применяемых коммуникантами для реализации собственных интенций). 

В целях нашего исследования нами выявляются характерные признаки научных текстов с учетом характеристик участников общения и коммуникативной ситуации. Исходя из положения о системности дискурса  в целом, можно предположить, что научный тип дискурса является составным элементом общей системы и имеет собственные конститутивные, системообразующие признаки, отличающие его от других типов дискурса.

Научный дискурс занимает особое место в общей системе типов дискурса, так как здесь различия между сокращенной и фиксированной дистанциями общения не являются определяющими. Мы считаем целесообразным признать за научным дискурсом институциональный статус, так как он имеет свои  категориальные признаки, выделяющие его из общей системы. Поддерживая мнение Л.В.Славгородской, мы считаем такими конститутивными признаками особую цель (специализированную проблематику), характеристики типовых участников и форму существования дискурсивного произведения.

            Действительно, исследуя специфику научной  прозы, нельзя не согласиться с тем, что любой научный труд  является «развитием, продолжением или опровержением ранее признанных положений, полемикой с другими направлениями или отдельными учеными» [7, с. 66]. Каждый отдельный научный текст содержит в себе результаты исследований, мнения и взгляды других ученых; другими словами, научный текст создается на основе общего ментально-концептуального пространства той науки, средством фиксации  и развитием которой он является.

Научный текст связан - ретроспективно и проспективно - с другими научными текстами и выступает как микротекст в макротексте научного общения как в сфере определенной отрасли научного знания, так и в глобальной общенаучной коммуникации [29, с. 1]. Это говорит о высокой степени интертекстуального и интердискурсивного взаимодействия научных текстов. Оно рождается на фоне предельно обобщенной концептосферы, которая синтезирует различные представления о мироустройстве, состоящей из чувственно-образных моделей, мировоззренческих структур и фундаментальных теоретических знаний о действительности, сформировавшихся в общественном (а также групповом, индивидуальном) сознании, которую принято называть «научной картиной мира».

Специфика  научного дискурса связана с особым видом ментальной деятельности человека и подчиняется жестким законам логики и прагматики, и потому возможности автора научного текста ограничены и конкретизированы относительно использования заимствованных фрагментов. Условия  коммуникации между учеными требуют однознач-ности и определенности в толковании своих мыслей, следовательно, все отсылки к другим источникам должны быть эксплицитно выражены и понятны читателю. Таким образом следует предположить, что арсенал средств интертекстуального выражения, используемых в научной литературе, отличается обязательной маркированностью (заключением в кавычки, оформлением сносок, ссылок с указанием источника) и меньшим разнообразием, чем в художественной литературе.

Создание научного текста и его восприятие - это эстетическая, национально-культурная деятельность. Необходимо знать культуру народов, один из представителей которых создал данный текст, потому что это влияет на уровень восприятия и понимания текста читателем. Компоненты, максимально реализующие особенности концептуальной, ментальной, национально-культурной специфики научного общения, - это культурные компоненты научного текста.  Научную теорию и концепцию нельзя представить вне зависимости от языка, так как наука как способ познания мира обусловлена языком. Процесс и результаты познания должны быть изложены определенным образом  для того, чтобы обрести научную ценность и общественную значимость.

Научный дискурс - это процесс выражения в целом тексте нового знания, а также его обоснования посредством взаимосвязанных рассуждений, то есть диалог между старым и новым знанием, в рамках которого происходит  постепенное формирование нового, концептуального  научного знания. В аспекте такого понимания дискурса особенно актуальной оказывается мысль о том, что на текст «нельзя смотреть только как на продукт мыслительной деятельности или на источник информации, так как он выполняет еще корректирующую функцию в развитии речи» [19, с. 36]. Специфический характер научного дискурса предполагает рассмотрение научного стиля как специфического регистра общения.

Научный стиль - это функциональный стиль языка науки, используемый в различных отраслях знания (гуманитарной, естественной, технической), внутри которого следует разграничивать стилистические и жанровые подстили.  В жанровом отношении научный дискурс может быть представлен в виде официального доклада, тезисов выступления, статьи, монографии, диссертации, автореферата, рецензии, резюме и т. п. Другими словами, научный стиль реализуется в крупных и малых жанрах научной прозы.

Смысловая структура научного текста объединяет два конститутивных начала. С одной стороны текст отображает события денотативной сферы, и в этом случае опосредуется связями между отображаемыми явлениями; с другой стороны, текст воплощает в себе мыслительно-коммуникативную деятельность автора текста, и его структура отражает логические взаимосвязи между коммуникативными действиями [16, с.  124].

Так как любой научный текст порождается для того, чтобы  создать новое знание, которое  имеет особое содержание, то именно это новое знание можно считать информацией текста,  его ремой. Именно рема научного текста  наиболее актуальна с точки зрения последующей информационной обработки. Поскольку адресант научного текста имеет свою собственную научную концепцию, его коммуникативная цель заключается в том, чтобы объяснить и доказать какую-то истину, поставить проблему и попытаться ее решить.

Семантическую структуру научного текста определяют и сам процесс познания, и его организация человеком для конкретных сфер научной деятельности. Общение ученых в профессиональной среде  осуществляется на фоне четко обозначенных коммуникативных целей, хорошо разработанной системы общего знания о некоторой предметной области, и вследствие этого,  подготовленного восприятия со стороны адресатов научных текстов. Чем четче выражены прагмакоммуникативные характеристики текстов, тем определеннее и яснее их жанровые признаки, тем выше степень их однозначности [5].

Научный текст обладает рядом сущностных функций, главным из которых является свойство передавать информацию от одного субъекта к другому. Анализируя научный текст, ученые обращают внимание на такие его конституирующие факторы,  как личность создателя текста, информативное содержание текста, цель написания текста и предполагаемого адресата, т. е. на цепочку: автор-текст-адресат.

Научный стиль имеет необходимые стандарты рациональности, которые обязательны для совместной деятельности коммуникативных сторон. Научный дискурс как вербализованный  способ мышления, способ концептуализации знаний, должен обладать выраженной коммуникативной структурой и прагматикой, для того, чтобы быть понятым и принятым.

Диалог между автором и получателем научного текста предполагает передачу новой информации, способствующей описанию научной картины мира. Эта новая информация, в свою очередь, предстает основным объектом оценки как со стороны автора, так и со стороны адресата научного сообщения. Прежде всего эта оценка касается достоверности научных суждений, их обоснованности и обязательности. Подобная авторская оценка в научном тексте реализуется языковыми средствами на уровне предложений или даже абзацев. Исследователи отмечают высокую частотность в рамках научного текста языковых средств, отражающих авторскую позицию [22], что свидетельствует об их нормативном характере и позволяет  предположить, что оценочность является специфической стилевой чертой научного текста.

В стилистику научного текста также введено понятие эпистемической ситуации, которая может быть определена как совокупность взаимосвязанных признаков коммуникативно-познавательной деятельности субъекта в единстве составляющих ее онтологического, методологического, аксиологического и коммуникативно-прагматического аспектов, реализованных в тексте с разной степенью полноты [15]. Научный текст располагаясь в рамках информативного и генеративного регистров [6, с. 195], выполняет определенные функции, способствующие его лингвокультуроло-гическому анализу. Поскольку коммуникативное намерение адресанта в своей основе имеет цель в процессе информирования воздействовать на адресата и побуждать его к интерпретации текста в русле научного мировоззрения адресанта, то информативная функция и функция побуждения  (воздействия) являются имманентными для научного текста, поскольку он рассчитан на определенного адресата.

Главным стилеопределяющим фактором научной речи является ее содержательная сторона поэтому основные особенности  содержания научного стиля - это определенность рамок предмета высказывания и принципиально объективное отношение к нему. Именно содержательной  стороной  научной речи и коммуникативными требованиями содержания определяется исконная форма ее существования - письменная, а также ее монологический характер и логическая завершенность, и в силу  этого устная форма является здесь вто-ричной. Основные содержательные единицы научной речи, как и единицы логического мышления - это понятие, суждение и умозаключение.

Отвлеченно-обобщенный характер, объективность изложения, точность, логичность и в связи с этим - безличность изложения, все это стилеобразующие черты, которыми можно охарактеризовать научный стиль [12].

Важным инструментом реализации  функции воздействия современного научного текста является оценочность изложения, которая  способствует формированию системы социально- и лингвокультурологически значимых ценностей. В современном научном тексте наблюдается тенденция к упрощению синтаксиса, использованию специальных оборотов. Авторы  часто прибегают к аналогиям, сравнениям и даже к метафорам.

В метафоре, прежде всего, ярким образом отражается мировоззрение эпохи, представляются жизненные приоритеты культуры, и именно в этом заключается лингвокультурологическая специфика феномена метафоризация.

Метафорические средства могут рассматриваться как средства дополнительного объяснения, помогающего в понимании смысла и облегчающие, таким образом, процесс восприятия информации [2, 3, с.  158-234]. Кроме этого метафорические средства являются  средствами создания эмоциональности и образности изложения и, значит, выполняют еще и функцию эстетического воздействия.

Таким образом, научный дискурс можно определить  как институционально обусловленный коммуникативный процесс, обладающий спектром конкретных функций, все из которых, между тем, подчинены выполнению основной прагматической функции научного дискурса – информировать реципиента.

 

Литература:

  1. Арутюнова, Н.Д. Дискурс /Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] /Н.Д. Арутюнова. - М.: Сов. Энциклопедия, 1990. – 137 с.
  2. Арнольд, И.В. Стилистика. Современный английский язык: учебник для вузов. 5-е изд., испр. и доп. [Текст] / И.В. Арнольд. – М.: Флинта: Наука, 2002.
  3. Баженова, Е.А. Специфика смысловой структуры научного текста и его композиции. Стилистика научного текста (общие параметры) [Текст] / Е.А. Баженова. –Пермь, 1996. – 158-234 с
  4. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества [Текст] / М.М. Бахтин. – М.:Искусство, 1979. – 424 с.
  5. Варгина, Е.И. Научный текст и его воздействие (на материале английского языка)[Текст] / Е.И. Варгина. – СПб.: Филол.фак-т СПбГУ, 2004.
  6. Всеволодова, М.В. Научный текст в функционально-коммуникативном аспекте [Текст]/М.В. Всеволодова. // Структура и семантика: Доклады VIII Междунар. Конф. -  Т.1. - М.: 2001. – С. 189-200
  7. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования [Текст] / И.Р. Гальперин. – М., - 1981.
  8. Гурочкина, А.Г. Понятие дискурса в современном языкознании [Текст] / А.Г. Гуроч-кина // Номинация и дискурс: Межвуз. сборник научных трудов. – Рязань,1999
  9. Карасик, В.И. Язык социального статуса [Текст] / В.И. Карасик. -  Волгоград, 1992.
  10. Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепт, дискурс [Текст] /  В.И. Карасик. -  
  11. Волгоград , 1997. – 477 с.
  12. Карасик, В.И. О типах дискурса. // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс [Текст] / В.И. Карасик: -  Сб. науч. тр. – Волгоград:  // Перемена, 2000.-С.  5-20 с.
  13. Кашкин, В.Б., Болдырева, А.А. Научный дискурс: теория и практика: учеб. пособие
  14. [Текст] / В.Б. Кашкин., А.А. Болдырева. – Воронеж: Воронежский гос. техн. ун-т,2005.
  15. Колокольцева Т.Н. Роль диалога и диалогичности в современном коммуникативном пространстве [Текст] /Т.Н. Колокольцева. - Проблемы речевой коммуникации 2000. – С. 50-57 с.
  16. Каплуненко, А.М. Историко-функциональный аспект идиоматики (на материале английского языка) [Текст] / А.М. Каплуненко: Дис.  д-ра филол. наук: 10.02.04. - Москва, 1992. – 351 с.
  17. Котюрова, М.П. Об экстралингвистических основаниях смысловой структуры научного текста [Текст] / М.П. Котюрова. -  Красноярск, 1988.
  18. Колшанский, Г.В. Коммуникативная функция и структура языка [Текст] / Г.В.
  19. Колшанский. – М.: 1984
  20. Макаров, М.Л. Изучение структуры речевой коммуникации: От теории речевых актов  к дискурс-анализу [Текст] / М.Л. Макаров.- Англистика, 1999. - 75-87 с.
  21. Макаров, М.Л. Языковое общение в малой группе. Опыт интерпретативного анализа 
  22. дискурса [Текст] / М.Л. Макаров. – Саратов, 1998.
  23. Муканов, М.М. К вопросу о роли объективации в развитии мысли (к постановке проблемы) [Текст] /  М.М. Муканов. -  Исследования речемыслительной деятельности Вып. 3. Алма-Ата, 1974. - 45-58 с.
  24. Остин, Дж.Л. Слово как действие [Текст] / Дж.Л. Остин. -  Новое в зарубежной лингвистике; М.: Прогресс, 1986.- Вып. 17.- 22-129 с.
  25. Попова, Е.А. Культурно-языковые характеристики политического дискурса (на ма-    териале газетных интервью) [Текст] / Е.А. Попова.-  Волгоград, 1995.
  26. Разинкина, Н.Н. Развитие языка английской научной литературы: лингвостилисти-ческие исследования [Текст] / Н.Н. Разинкина. -  М.: 1978.
  27. Серль, Дж. Классификация иллокутивных актов [Текст] / Дж. Серль. - Новое в зарубежной лингвистике.-М.: Прогресс,1986.-Вып. 17.-  170-194 с.
  28. Серль, Дж. Что такое речевой акт? [Текст] Дж.Серль. - Новое в зарубежной линг-вистике. Вып.17.- М.: Прогресс,1986. - 151-169 с.
  29. Стернин, И.А. Введение в речевое воздействие [Текст] / И.А Стернин. - Воронеж, 2001.
  30. Сиротина, О.Б. Современная разговорная речь и её особенности [Текст] / О.Б. Сиротина. - М.: Просвещение, 1974.
  31. Сенкевич, М.П. Функциональные разновидности речи [Текст] / М.П.Сенкевич.- М.: 1984.
  32. Федорук, А.В. Функционально-прагматические аспекты фразеологических интенси-фикаторов в современном английском языке [Текст] /  А.В. Федорук Дис. канд. филол. наук: 10.02.04.- Иркутск, 2001.
  33. Чернявская В.Е. Некоторые текстообразующие факторы научно-критического текста  [Текст] / В.Е. Чернявская. -  Акмола, 1995.
  34. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса [Текст] / Е.И. Волгоград, 2000.- 368 с.
  35. Шмелева Т.В. Модель речевого жанра [Текст] / Т.В.Шмелева. - Жанры Речи.: Саратов, 1997.
  36. Gillian Brown., George Yule. Discourse Analysis [Текст] / G. Brown.,G. Yule.- Cambridge: University Press, 1983.
  37. Dijk van T.A. The Study of Discourse. Discourse as Structure and Process. Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction [Текст] / van T.A.Dijk. - London - Thousand Oaks - New Delhi: SAGE Publications,1997. - Vol.1 - 352 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle