Библиографическое описание:

Шодиев И. М. Основы концептуальной системы теории текста и его семантика // Молодой ученый. — 2010. — №6. — С. 224-226.

1.Любая теория начинается с построения концептуальной системы, которая в наиболее развитых науках приобретает вид аксиоматики. В некоторых исследованиях трактуется, что текст не является единицей текста, а лишь всего единицей языковой и речевой коммуникации, которая никакими иными  единицами не пользуется [1]. Все остальные единицы являются одновременно единицами языка и речи. Теория текста может стать объектом лингвистики лишь в том случае, если в качестве объекта и предмета языковедческих исследований будут рассматриваться не система языка, а языковая коммуникация в ее многоаспектных проявлениях.

2.Наиболее важной проблемой текстообразования является стратификации текста. Уровни текста устанавливается на основе определения психолингвистической реальности в соотношении вариантных и инвариантных структур. Структура, инвариантная по отношению к другим структурам, является вышестоящей структурой по отношению к нижестоящим вариантам [2]. В этом смысле содержание текста является инвариантным формированием по отношению к лингвистическому воплощению, поскольку одно и то же содержание может  быть выражено разными языковыми средствами.

3. Внешняя структура текста подразделяется на уровни, различающиеся по своей инвариантности. Один и тот же текст может быть по-разному интерпретирован фонетически. Например, баба из снега, снежная баба. Таким образом, лексический уровень выступает инвариантно по отношению  грамматическому, а грамматический – по отношению к фонетическому.

4. Содержание текста по внутреннему плану также расчленяется по уровням. Одно и то же  предметное содержание может быть выражено в разных логиках. В свою очередь, одному и тому же предметно – логическому содержанию может быть придан различный личностный смысл. Таким образом, можно говорить о трех уровнях внутренней структуры текста, среди которых инвариантом по отношению к нему – логический уровень, а по отношению к логическому – мотивационный уровень.

5. Денотативное содержание текста выступает в виде совокупности дискретных представлений. Семантическая расчленённость имеет соответствие с грамматической расчленённостью, но не совпадает с ней. Например, в случаях Песня поется артистом, и Артист поет песню семантическим субъектом, является сема «артист». Семантическая предикативная структура языка включает в себя главные семантические предикативы: субъект, актив, объект - и второстепенные: атрибутив, адвербиал, экстенсив и квантатив [3].

6. Следует различать, по меньшей мере, три типа предикаций – грамматическую, логическую и денотативную. Грамматическая предикация – выражение синтагматикой - прагматических форм отношений лица, времени и наклонения. Логическая предикация – выражение отношения включения. В суждении предикатом выступает включающее понятие. Денотативная предикация – выражение отношения принадлежности. Денотативным предикатом служит обозначение свойства, части, переменной величины по отношению к объекту, целому, постоянной величины. В логическом отношении смеется тоже является предикатом, но в том смысле, что Вовка относится к категории смеющихся. Денотативно предикат – частное свойство, а логически – более общий класс.

7. Взаимообратимость логического и денотативного предикатов объясняется тем, что предмет, попадающий в определенный класс. Признак зеленый (в примере Листья дерева зелены) одновременно представляет собой класс зеленности.

8. Основа внешней структуры текста – его связанность, основа внутренней структуры текста – его целостность. Связность задается лексическими и грамматическими взаимодействием предложений, целостность – системой перекодирования тематико-ситуативной организации текста в его логическую и интенционную (мотивационную) структуру. Интеграция целостности и связности текста достигается за счет механизмов внутренней речи, которые основаны на использовании внетекстовой информации для создания системы перекодирования внутренних уровней текста во внешние.

Поэтическая речь отличается семантической насыщенностью. В последнее время исследуются семантическая структура слова в поэтической речи, явление семантического осложнения, особенности словоупотребления и словесно – ассоциативные ряды в стихотворном тексте. Этот же круг проблем расширяется исследованиями слов со сходной звуковой формой.

Семантическими преобразованиями слов связано и явление паронимической аттракции. Термином паронимическая аттракция» мы называем явление поэтической семантизации разнокоренных слов, имеющих глубокое звуковое сходство [4]. Например, заносчивый нос, поразительный паразит, перепуганный попугай и др.

Поэты, активно использующие паронимическую аттракцию, иногда вместо контекстуального ожидаемого слова употребляют другое, которое создает паронимическое напряжение с отсутствующим в тексте, но явно подразумеваемым сходно – звучным словом. В строке «Грязь брезгует из-под колес!» («Поэт») подчеркнутое нами слово употреблено вместе контекстуального ожидаемого слова «брызгает». Однако соотносятся ли эти слова паронимически между собой, не всегда обнаруживается сразу. В данном случае возможность паронимической аттракции между упомянутыми словами ясно представлена в строке А.Вознесенского: «Брезгливо брызгались твоими духами» («Рифмы прозы»), где у слова «брызгались» возникает коннотативный признак брезгливости.

Два слова, в сильной степени сходные по форме, для которых найден контекст, связывающий их общей семой, могут классифицироваться как имплицитная или потенциальная паронимической аттракции.

Потенциальная паронимическая аттракция отлична от каламбура, для которого обязателен комический эффект. Подобно тому, как пародия является частным случаем стилизации, каламбур может, рассмотрен здесь как частный случай потенциальной паронимической аттракции. В художественных произведениях подобный прием используется в различных жанрах для создания весьма сложных семантических эффектов. Так, у Маяковского в пьесе «мистерия-буфф» в контексте: « …а посредине – сад звезд и лун, увенчанный сияющей кроной солнца» - возникает аттракция между реально употребленным словом и словом, которое обычно употребляются в этом  сочетании: крона – корона. Ср. в предсмертном письме Маяковского: «Как говорит – «инцидент исперчен», любовная лодка разбилась о быт». Последнее слово цитатного сочетания инцидент  исперчен своей звуковой формой и возможными семантическими взаимодействиями актуализирует, вызывает к жизни обычное для сочетания слово «исчерпан».

Связи, которые устанавливаются потенциальной паронимией, всегда является дополнительными, и способствуют семантического обогащению художественного текста.

 

Литература:

1.      Афанасьев В.Г. Системность и общество. – С. 67-71

2.      Там же. С. 73-74

3.      Гальперин И.Р. Текст как предмет лингвистического исследования. М.: Наука.1981. С.121-123

4.      История языка и текст. // Литература. Язык. Культура. М.: Наука. 1986. С.69-74

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle