Библиографическое описание:

Ибрагимова Р. С. Концепт как универсальное и национально-специфическое явление // Молодой ученый. — 2010. — №5. Т.2. — С. 27-29.

Характерной тенденцией современной гуманитарной науки является поиск смысловых и общекультурных доминант, которые присутствуют в языке, разных сферах искусства, литературе.

Изучение литературных констант с учетом их ментальной сущности может осуществляться не только как литературоведческое, но и междисциплинарное исследование, методология которого все более отчетливо вырисовывается в парадигме современной научной мысли, в связи с тяготением ее к интегрированию смежных научных дисциплин, разных областей знания.

Название этим константам может быть дано по аналогии с понятием, которое уже закрепилось в философии, культурологии, когнитивной лингвистике, психологии, социологии, коммуникативистике. Таким объединяющим термином, широко используемым современной гуманитарной наукой, является термин «концепт».

Категории концепта и универсалии известно науке еще со времен Средневековья (Пьер Абеляр, Гильберт Порретанский, Фома Аквинский, др.), однако именно в конце XX века наметилась их очевидная актуализация. Использование этих категорий манифестирует сегодня едва ли не самостоятельное направление научной мысли в сфере гуманитарного знания. М. Эпштейн – говорит о возможности разработки методологии, которую он называет «концептивизмом». «Концептивизм, – поясняет автор, – это «конструктивная деятельность мышления в области концептов и универсалий» [1]. Задачу этой методологии он видит в «создании множественных моделей возможных миров, познавательных и общественных практик»[1].

Одно из  первых определений концепта в науке принадлежит именно философу, С.А. Аскольдову: «Концепт есть  мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли  неопределенное множество предметов одного и того же рода» [2].  Названные Аскольдовым признаки: принадлежность сфере сознания и способность к обобщению – сохранятся как обязательные характеристики концепта и в дальнейшем.

 Само слово концепт в переводе с латинского (сonceptus) означает «понятие». Связь концепта и понятия отмечают все исследователи этого явления, однако по-разному объясняют их соотношение.

Помимо основного значения концепта,  необходимо  учитывать также его факультативные признаки, отмеченные в работах философов. Это «соотнесение концептов друг с другом» [3] или «соотнесенность концепта с какой-либо проблемой» [3], что позволяет концептам пересекаться, взаимно координироваться.

Основной научной сферой изучения концепта сегодня является лингвистика, где существуют уже различные школы и направления в изучении концептов. [4].  Естественно, что эта категория имеет в лингвистике разные трактовки, имеющие в то же время общее поле значений. 

Необходимо отметить, что понятие концепта является достаточно разработанным в российской культурологии и лингвистике, однако в разных направлениях этот термин приобретает различное наполнение и содержание.

Термин «концепт» является зонтиковым, он «покрывает» предметные области нескольких научных направлений: прежде всего когнитивной психологии и когнитивной лингвистики, занимающихся проблемами мышления и познания, хранения и переработки информации [5], а также лингвокультурологии, определяясь и уточняясь в границах теории, образуемой их постулатами и базовыми категориями. Однако ментальные объекты, к которым отправляет имя «концепт», не обладают общим специфическим родовым признаком (принадлежность к области идеального – это свойство все тех же значения и смысла, идеи и мысли, понятия и представления, образа и гештальта и пр.) и находятся скорее в отношениях «семейного сходства», подобного отношениям номинатов имени «игра», где «мы видим сложную сеть сходств, переплетающихся и пересекающихся»[1]. Можно допустить, что, подобно множеству в математике, концепт в когнитологии – базовая аксиоматическая категория, неопределяемая и принимаемая интуитивно, гипероним понятия, представления, схемы, фрейма, сценария, гештальта и др[2].

В рамках когнитивной лингвистики под концептами понимаются «оперативные содержательные единицы памяти, ментального лексикона, отраженные в человеческой психике»[3].

З. Д. Попова, И.А.Стернин определяют концепт как «глобальную мыслительную единицу, представляющую собой квант структурированного знания, идеальную сущность, которая формируется в сознании человека из его непосредственных операций человека с предметами, из его предметной деятельности, из мыслительных операций человека с другими, уже существующими в его сознании концептами  –  такие операции могут привести к возникновению новых концептов»[4]. Язык, таким образом, является лишь одним из способов формирования концептов в сознании человека. Для эффективного формирования концепта, для полноты его формирования одного языка мало – необходимо привлечение чувственного опыта, необходима наглядность, необходима предметная деятельность. Только в таком сочетании разных видов восприятия в сознании человека формируется полноценный концепт.

В культурологии концепт  –  основная ячейка культуры в ментальном мире человека[5]. Концепты возникают в сознании человека не только на основе словарных значений слов, но и на основе личного и народного культурно-исторического опыта, и чем богаче этот опыт, тем шире границы концепта, тем шире возможности для возникновения эмоциональной ауры слова, в которой находят свое отражение все стороны концепта[6]. По мнению Ю.С. Степанова, именно эта особенность позволяет определять концепт – как «сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека то, посредством чего человек входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее»[7]. Концепты не только мыслятся, они переживаются. Они – предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений.

"Концепт - основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Структура концепта трехслойна: 1) “основной, актуальный” признак; 2) дополнительный или несколько дополнительных, "пассивных" признаков, являющихся уже не актуальными, "историческими"; 3) внутренняя форма, обычно вовсе не осознаваемая, запечатленная во внешней, словесной форме". Таким образом, "в современных исследованиях культурные концепты определяются обычно как многомерные смысловые образования в коллективном сознании, опредмеченные в языковой форме”[8].

Концепт приближен к ментальному миру человека, следовательно, к культуре и истории, поэтому имеет специфический характер. «Концепты представляют собой коллективное наследие в сознании народа, его духовную культуру, культуру духовной жизни народа. Именно коллективное сознание является хранителем констант, то есть концептов, существующих постоянно или очень долгое время»[9].

Слово и концепт материализуются в одном и том же звуковом/буквенном комплексе, и это обстоятельство порождает дополнительную, научную интригу, обусловливая целый ряд вопросов.

В формировании концептов весьма велика роль субъектного начала, что для слова нехарактерно. Субъектный фактор выполняет в концепте нестандартную функцию – он является одним из импульсов изменения (движения) концепта и сообщает концепту еще одну отличительную черту: концепт – явление более динамичное, более стремительно меняющееся сравнительно со словом.

Главное в концепте – это многомерность и дискретная целостность смысла, существующая, тем не менее, в непрерывном культурно-историческом пространстве и поэтому предрасполагающая к культурной трансляции из одной предметной области в другую, что позволяет называть концепт основным способом культурной трансляции. Концепт, таким образом, является средством преодоления дискретного характера представлений о действительности и онтологизированным комплексом этих представлений. Именно он и является средством, делающим возможным «сгущение» поля культуры.

Концепты иерархичны, их системные отношения образуют «образ мира», «картину мира». Быть может, самыми удачными терминами, выражающими системные связи концептов и как когнитивных структур, и как языковых воплощений, являются термины «лингвориторическая картина мира» и «языковой образ мира» поскольку утверждается, что «Систему и структуру лингвориторической картины мира образуют культурные концепты»[10].

Бесконечность концепта определена его бытием как явлением культуры: он постоянно существует, совершая движение от центра к периферии и от периферии к центру, его содержательное наполнение также безгранично.

Событийность концепта определена его функцией в человеческом сознании, его участием в мыслительном процессе. Для того чтобы концепт укоренился как эвристическая категория, необходимо разделять системный, языковой концепт и его речевые, контекстуальные воплощения.

Концепт может рассматриваться как совокупность его «внешней», категориальной отнесенности и внутренней, смысловой структуры, имеющей строгую логическую организацию. В основе концепта лежит исходная, прототипическая модель основного значения слова (т. е. инвариант всех значений слова). В связи с этим можно говорить о центральной и периферийной зонах концепта. Причем последняя способна к дивергенции, т. е. вызывает удаление новых производных значений от центрального.

По справедливому наблюдению С. Г. Тер-Минасовой, «важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации» [9].

Таким образом, в настоящее время общепринятым является мнение о том, что как в культуре, так и в языке каждого народа присутствует универсальное (общечеловеческое) и национально-специфическое. В то же время в любой культуре имеются присущие только ей культурные значения, закрепленные в языке, моральных нормах, убеждениях, особенностях поведения и т.п.

 

Литература:

1.      Эпштейн М. Знак пробела. О будущем гуманитарных наук. М., 2004. С.52. 

2.      Аскольдов С.А.. Концепт и слово // Русская словесность. Антология. М., 1997. –С. 269.

3.      Абушенко В.Л., Кацук Н.Л. Концепт// Новейший философский словарь. Минск, 2003. С.503.

4.      Прохоров. Ю.Е. В поисках концепта. М., 2004. С.11-37.

5.      Краткий словарь когнитивных терминов / Под общей редакцией  Е.С. Кубряковой. - М., 1996. - 246 с.

6.      Бабушкин А. П. Концептуальные типы значений слова //Контрастивные исследования лексики и фразеологии русского языка. – Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1996. - 104 с.

7.      Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // ИАН СЛЯ. 1993. Т. 52, № 1. 

8.      Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры – М, «Языки русской культуры», 1997. – 824 с.

9.      Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация.: Учебное пособие – М.: Слово Slovo, 2000. – 624 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1]  Витгенштейн, 1994. С.11.

[2]  Бабушкин, 1996. С.19–27; Стернин, 1998. С.24–27; Попова, Стернин,  2001. С.72–74.

[3] Зинченко, Зусман, Кирнозе. 2003. С.87.

[4]  Зинченко, Зусман, Кирнозе 2003:48.

[5]  Степанов, 2001. С.43.

[6]  Лихачев, 1993. С. 144.

[7]  Степанов, 2001. С. 43.

[8]  Степанов, 1997. С. 47.

[9]  Степанов, 1997. С. 76.

[10]  Ворожбитова, 2000. С. 30.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle