Библиографическое описание:

Ярычев Н. У. Кавказский регион в условиях развития геополитических трансформационных процессов (исторические и современные параллели) // Молодой ученый. — 2010. — №5. Т.2. — С. 80-83.

Последнее десятилетие прошлого столетия было ознаменовано периодом глобальных геополитических изменений в современном мире, чему, безусловно, способствовали проблемы как военно-политического, так и социально-экономического характера, ставшие реальным отражением современного мирового правопорядка.

Начало 21-го столетия также характеризуется наличием огромного числа проблем геополитического порядка, ставящих в тупик решение вопросов глобального характера, такие как глобальные изменения мирового климата, мировой финансово-экономический кризис, разоружение ведущих ядерных держав и многие другие.

В настоящее время специалисты, ученые-политологи, экономисты многих стран  мира работают над исследованием проблем современных геополитических трансформаций, хотя на данный момент не сумели сконструировать единого подхода в данной исследовательской стратегии. Каждый день мы наблюдаем за появлением все новых исследований по данной проблематике, но в основном, как нам представляется, они носят односторонний, субъективный характер, отражающий интересы отдельных социальных групп. Тем самым мы можем полагать, что в настоящее время они отчасти не способны отражать объективных механизмов их формирования, на что, как нам представляется, существуют вполне объективные обстоятельства, как микро, так и макро характера. 

В современной научной литературе нет точного понимания природы и сущности понятия «геополитика», хотя имеются различные его интерпретации, о чем мы говорили выше. Понятие «геополитика» впервые введено в научный оборот известным шведским ученым Рудольфом Челленом, который рассматривал государство как целостный феномен, включающий в себя отдельные сегментарные представления.

Другой не менее известный американский государственный деятель, дипломат и ученый З. Бжезинский в своих работах определяет геополитику как теория позиционной игры на мировой шахматной доске.                                                                                                                                                                                                                                                        

Как это нестранно, геополитические процессы приобрели особую остроту в период распада одной из мировых держав – Советского Союза.

В настоящее время, Россия, переживая глубокий социально-экономический кризис, утратила былую возможность  влиять на Северо-Кавказский регион, хотя нельзя отрицать отдельной геополитической стратегии российского руководства, выстроенной четко с учетом государственных интересов.

Такое развитие событий укладывалось в концепцию однополярного мира англо-американского геополитического конструкта. Как мы понимаем, активизация Запада на постсоветском пространстве была неизбежно ввиду того, что богатейшие регионы Кавказа и Азии представляют собой стратегический интерес для всех держав и, прежде всего, для США.

Кавказ богатый природными ресурсами, удобный для торговли маршрутами, исторически притязали восточные и западные державы, играл ведущую геополитическую роль. 

В прошлом особенности кавказского вектора политики России во многом определялись ее геополитическими интересами на Кавказе, соперничеством с Турцией, Ираном и Англией за сферы экономического и политического влияния на Кавказ. «Если в XVIII-XIX вв. «кавказский вопрос» был решен в пользу России, то ныне сложился иной геополитический расклад: Армения, Азербайджан и Грузия перешли в сферу внешней геополитики России» [1, С. 54]. Но если вопрос о присоединении больших Закавказских республик решался путем силового противостояния держав, то вопрос Северного Кавказа находился строго введенье России. Не одно из закавказских государств, Армения, Азербайджан и Грузия не оказывали такого яростного сопротивления, которое оказали малые северокавказские народы. Безусловно, в гуще этих событий была Чечня.  

В разгар Крымской войны приходилось держать огромные людские ресурсы на  Северном Кавказе, что заметно осложняло положение России на внешнеполитической  арене. Руководство царской России понимало, что проблемы горских народов очень серьезны и решать их придется, проводя взвешенную внутреннюю политику.

С падением «железного занавеса» началась  новая эпоха становления государственности на Кавказе. Межэтнические конфликты, государственные перевороты превратили  этот регион в один из самых нестабильных. И если в прошлом Великобритания, выступая в Европейском Концерте, старалась сдерживать Россию посредством Турции на Кавказе, тем самым защищая свои колонии, то с появлением понятия «глобализация» Кавказ приобрел качественно новое  значение для Запада.

«Народы Кавказа – народы суши (гор, ущелий, долин), глубоко привержены традициям, составляющим фундамент их социально-культурного бытия и мировидения. Современные геополитические процессы, а также глобализация, вызывают серьезную озабоченность, в определенной мере и сопротивление со стороны кавказского традиционализма» [2, С. 21].

Деструктивные процессы на Северном Кавказе, отражающие на локальном уровне противоречия глобализирующегося  мира, сложности социально-экономического и политического развития региона, богатого энергоресурсами и занимающего исключительно важное стратегическое положение превращают его в арену глобального соперничества, что требует активной и осмысленной политики России по выводу из кризиса и обеспечению безопасности этого важного для национальных интересов сегмента государства.

Каждое из кавказских государств, проводит свою внешнеполитическую линию, зачастую меняя вектор направления, Россия должна быть готова к изменению этих направлений, поддерживать  некий баланс сил, как военном отношении, так и в экономическом плане. Без твердых позиций на своих южных рубежах, разговор о каком либо маневре на кавказском фланге будет не уместен. Это четко понимают противники России заинтересованные в ослаблении ее позиций на кавказском секторе, и главной задачей для них становится взорвать Северный Кавказ.

На сегодняшний день Северный Кавказ находится в очень сложном положении и в первую очередь это социальные проблемы региона. Отсутствие долгосрочной программы развития региона, социальное неравенство, коррупция. В вопросе о  коррупции федеральное руководство допустило серьезное упущение именно во времени, что привело к обострению криминальной обстановки в Дагестане и Ингушетии. Одной из главных причин – нерешенность социального спектра ряда ключевых проблем. Возложив на госаппарат субъектов решение задач социальной сферы, федеральное руководство столкнулось с проблемой открытого сопротивления  бандгрупп.

«Основная опасность для целостности и безопасности государства, – пишет исследователь В.В. Черноус, – отсутствие у российских властей вразумительной кавказской и национальной политики, абсурдные методы ее осуществления на Северном Кавказе, игнорирование стратегических национальных геополитических интересов вообще и на Ближнем Востоке, Средиземноморье в том числе» [3, С. 40.]. 

Необходимо в ближайшее время принять ряд комплексных мер по улучшению социальных условий, и чтобы данные меры не носили фрагментарный характер, а представляли собой систему вывода региона на наиболее высокий уровень экономического развития.

Примером такой политики вполне можно назвать политику президента Кадырова, который за короткий срок добился ощутимых результатов, посредством тесной коммуникации с федеральным центром, более четкого контроля  за государственным аппаратом  и контролем за оборотом федеральных средств на местах. Возложив ответственность непосредственно на чиновника, учитывая специфику национальных традиций.

Кавказ многонациональный  регион, в котором процесс интеграции имеет глубокие исторические корни. Чтобы  противостоять внешним и внутренним угрозам необходимо объединение  кавказских народов в одно социальное поле, которое мгновенно реагировало бы на любые изменения. Единое экономическое, культурное и политическое  пространство. Только вместе можно противостоять такой угрозе как терроризм. В этом отношении требуется консолидация всех сил, которые могут реально влиять на благотворное развитие и безопасность в регионе.

На наш взгляд, каждая из северокавказских республик должна разработать программу объединения в области экономики и культуры. Представить кардинально новые механизмы коммуникации на межреспубликанском уровне, и устранить всевозможные барьеры внутри региона.  Уделить больше внимания по обмену опытом во всех сферах. Без комплексных мер по объединению Северного Кавказа в единое социально-экономическое пространство, невозможно дальнейшее безопасное развитие всего  Кавказа в целом.

Возвращаясь к понятию геополитика стоит правильно подойти к вопросу о влиянии стран запада на Кавказ. События прошлого года в Южной Осетии четко определили демаркационные зоны национальных интересов Российской Федерации и реальную картину стратегических интересов Запада в этом регионе. Поддерживая антироссийские режимы, Запад определенно точно хочет изолировать Россию, и не допустить ее к решению вопросов безопасности Кавказского региона. Проявление не решительности в Юго-Осетинском конфликте могло бы иметь для России очень тяжелые последствия, что вынудило Руководство России принять быстрые меры по предотвращению агрессии и сохранение безопасности на своих южных рубежах.                                                                                

«Россия, – пишет профессор В.Х. Акаев, – вынуждена постепенно усиливать свои территориальные границы по всему периметру южного направления, что во многом связано с борьбой против терроризма и исходящих от него угроз, а также от распространения наркотиков» [2, С. 17]. В противном случае Россия получила бы нового врага в лице Грузии, готовящего плацдарм для нанесения следующего удара по целостности России. Да, мы понимаем, что мир разделил представление о России до и после Югоосетинского конфликта, что Российская Федерация выступает уже в новом лице геополитического игрока на великой шахматной доске, и в этом случае будут использоваться другие инструменты влияния, как в регионе, так и в мире в целом. Но таковы политические реалии, о каком либерализме и транспорентности в международных отношениях мы не говорили и не стремились, история показывает, что любые маневры либо передвижение вооруженных сил вблизи границ другого государства, приводит к войне и несет прямую угрозу безопасности государства.  Соединенные Штаты должны учесть меняющуюся расстановку сил в мире и если не смягчит, то хотя бы рационально подойти к вопросам решения внешнеполитических задач.

Сегодня определенно точно видно, что ресурс мономолярого мира исчерпан, данная доктрина не применима к складывающимся реалиям в мире. Но противники России в рамках политического Реализма будут продвигать политику, направленную в пользу ослабления, прежде всего, ее позиций на Кавказе.

Использование вооруженных сил при решении геополитических задач стало невозможно. Изменяя тактику ведения борьбы, прогрессивные силы будут использовать террористические методы, а также подпитывание бандитского подполья Северного Кавказа. Одним и наиболее важным элементом данной стратегии – экономическое ослабление России, недопущение ее к решению экономических задач.

Сложившаяся ситуация требует скорейшей реформы всей системы управления на Северном Кавказе, обновлению политических элит, создания новых рабочих мест а именно конкретных инвестиций как в малый и средний бизнес, так и в развитие промышленности и сферы услуг. Если реформа системы управления не будет проведена в ближайшие годы, социальное недовольство граждан достигнет своей апогеи, что может привести к не обратимым процессам.

Безусловно, одним из необходимых и кардинальных решений руководства Российской Федерации в этом направлении является создание Северо-Кавказского федерального округа. «Из Южного федерального округа выделяется Северо-Кавказский федеральный округ, в который входят Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесская республика, Республика Северная Осетия-Алания, Чеченская республика и Ставропольский край с центром федерального округа в городе Пятигорске» [4].

 Как стало известно, руководителем вновь созданного региона стал бывший губернатор Красноярского края, фигура наиболее приемлемая, и в первую очередь в прошлом успешный бизнесмен, специалист в области промышленного менеджмента.

Важным преимуществом нового руководителя Северо-Кавказского федерального округа то, что в его «руках будут полномочия экономического порядка, полномочия, связанные с исполнением обязанностей вице-председателя правительства России, а с другой стороны, полномочия, связанные с исполнением обязанностей президентской вертикали, то есть те полномочия, которые традиционно принадлежат представителю президента в федеральном округе, – по кадрам, по работе с силовыми и правоохранительными структурами и по всем тем другим вопросам, которые находятся в ведении полномочного представителя» [4].

В целом, как нам думается, такого рода кардинальные решения должны способствовать формированию положительного имиджа Северо-Кавказского региона.

        

Библиографический список

 

  1. Черноус В.В. Кавказ в системе евразийской безопасности: от биполярности через атлантизм к глобальной безопасности // Кавказский регион: пути стабилизации. – Ростов-на-Дону.-2004. – С. 54
  2. Акаев В.Х., Вок Г.Б. Кавказ в контексте геополитики / Чеченский государственный университет; Чеченское региональное отделение Российского философского общества. – Грозный, 2008. – С. 17.
  3. Черноус В.В. Становление самоидентификации народов Северного Кавказа и геополитические утопии на Кавказе // Кавказ: проблемы геополитики и национально – государственных интересов России. –  Ростов-на-Дону, 1998. – С. 40. 
  4. В Российской федерации создан новый Северо-Кавказский федеральный округ // http://narodinfo.ru/news/76401.html

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle