Библиографическое описание:

Бондарева А. В. Американо-китайские отношения в первой половине 60-х гг. XX века // Молодой ученый. — 2016. — №26. — С. 530-533.



В статье рассмотрены особенности взаимоотношений США и КНР в первой половине 60-х гг. XX века. Данный период в истории отношений двух стран является особенно важным, поскольку именно тогда были заложены принципы современного сотрудничества.

Ключевые слова: США, Китай, международная политика, Кеннеди, Мао Цзэдун, Тайвань.

Американо-китайские отношения в сфере международной политики сегодня являются одним из главных факторов развития человечества. В XXI веке даже появился специальный термин Chimerica, обозначающий партнерство Китая и США. Центр современного мира переносится в тихоокеанский регион, что усиливает интерес всего мирового сообщества и особенно Российской Федерации к отношениям «дракона и ястреба».

В январе 2011 года лидер КНР Ху Цзиньтао и президент США Барак Обама сделали совместное заявление о взаимном желании развивать «позитивные и всеобъемлющие отношения Соединенных Штатов и Китая», придерживаться основных принципов коммюнике, разработанных за время дипломатического сотрудничества двух стран.

Для лучшего понимания проблемы современных американо-китайских отношений необходимо проследить их развитие во второй половине XX века, а конкретно в первой половине 60-х гг. XX века, так как именно в данный период были установлены общие принципы и условия взаимодействия США и КНР.

В начале 60-х годов XX века у Пекина и Вашингтона уже был определенный опыт дипломатических контактов, так как после завершения войны в Корее в 1953 году начались переговоры между США И КНР. Из-за инцидентов на Тайвани, участившихся в 50-х гг., стороны были вынуждены искать взаимные компромиссы. Это выразилось в переговорах в Женеве, а потом в Варшаве.

После окончания Второй мировой войны внутриполитическая обстановка Китая характеризовалась противоборством Гоминьдана и Коммунистической партии Китая (КПК). США оказывали поддержку Гоминьдану, например, помогали перевозить гоминьдановские войска в северный Китай после победы союзных войск над Японией. «Компартия Китая своих возможностей для вооруженного захвата власти не имела и опиралась на Советский Союз» [3], и после начала активных боевых действий в 1947 году победила в Гражданской войне. Генри Киссинджер писал, что «победа Мао Цзэдуна вызвала в Вашинг­тоне разочарование и дебаты по поводу того, кто «потерял» Китай»[4]. После бегства чанкайшистов на о. Тайвань президент Трумэн отправил Седьмой флот в Тайваньский пролив, опасаясь распространения влияния КПК. Тайвань стал крупнейшей военной базой США в Тихоокеанском регионе. С этого времени начинается обострение отношений США и КНР. 2 декабря 1954 году между США и КР был подписан Договор о взаимной обороне. Главным положением Договора стал пункт о развертывании американских военных баз на Тайване. Также были закреплено политическое и экономическое сотрудничество.

В начале 60-х годов позиция КНР в отношении дипломатических контактов с США была двойственна: с одной стороны было необходимо налаживать отношения, с другой – оставалась актуальной проблема Тайваня.

Вопрос о политическом курсе в отношении Китая был особенно актуальным в предвыборной кампании 1960 г. в США. Заявления Джона Кеннеди свидетельствовали о намерении в случае избрания его президентом изменить китайский курс США – прежде всего, отказаться оборонять острова Кэмой и Мацзу, которые находились в руках чанкайшистов. По мнению представителя демократов Ч.Боулса, необходимо было принять Китай в ООН и отдать острова Кэмой и Мацзу, если КНР пойдет на взаимные уступки – согласится на определенную систему разоружений, не будет угрожать войной Тайваню. Таким образом, была сделана ставка на то, что данный взаимный компромисс позволит оторвать КНР от социалистического лагеря.

Первое публичное заявление о смягчении политики США по отношению к Китаю было сделано заместителем госсекретаря США Р. Хилсменом на заседании клуба «Коммонвелс» в Сан-Франциско. Хилсмен предложил:

  1. Сохранять влияние США в Азии, поддерживая своих союзников – чанкайшистов;
  2. Быть готовыми к переговорам с Китаем;
  3. Беспристрастно оценивать политику КНР.

Эти пункты отвечали желаниям Пекина в том смысле, что Вашингтон должен брать инициативу по налаживанию отношений на себя. На конференции 2 апреля 1961 г. в Джакарте Чжоу Эньлай заявил: «На мой взгляд, политика правительства Кеннеди в отношении Китая во многом изменилась по сравнению с политикой Эйзенхауэра. Может ли американское правительство сделать хоть небольшой вклад? Разрешение этого вопроса зависит от того, возьмет ли новый президент на себя инициативу» [2]. Уже в октябре 1961 года КНР объявила, что Китай готов начать мирные переговоры с Соединенными Штатами на уровне министров иностранных дел для ослабления напряженности между двумя странами. По мнению Китая, мирные переговоры и вообще вся дипломатическая линия КНР - США должны были основываться на «пяти принципах мирного существования» без подробных разъяснений этих принципов. Мировая общественность расценила эти принципы как идентичные тем, что были провозглашены на китайско-индийских переговорах 1954 г.: взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета каждой из сторон, взаимное ненападение, взаимное невмешательство во внутренние дела, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование.

Однако в связи с осложнениями, вызванными Карибским кризисом и его последствиями, отношения КНР и США вновь ухудшаются. Идеи Мао Цзэдуна в области ускоренной милитаризации, наращивания ракетно-ядерного потенциала, шли вразрез с заключением Московского договора 1963 года о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах. Китай считал, что этот договор «лишает возможности социалистические страны, не обладающие ядерным оружием, обладать средствами ядерной защиты» и дает возможность США использовать «враждебное отношение к Китаю в качестве пробного камня для выяснения возможности всесторонней разрядки напряженности с Советским Союзом». Пекин заявил, что цель Вашингтона – «опутать другие социалистические страны, кроме Советского Союза» [2]. Через месяц после подписания Договора о испытании ядерного оружия в трех сферах, 1 августа 1963 года, советское правительство сделало заявление о том, что «из Пекина была выпущена очередная порция клеветы против договора о запрещении ядерных испытаний и против внешней политики СССР, на этот раз в форме заявления представителя правительства КНР ...». Лидеры СССР особенно подчеркнули, что «... Ни один коммунист-ленинец не может не испытывать чувства естественного отвращения к такой установке в отношении термоядерной войны: если даже погибнет половина человечества, если погибнет 300 миллионов китайцев, это ничего, зато империализм будет стерт с лица земли и на его развалинах те, кто уцелеет, быстрыми темпами, дескать, создадут в тысячу раз более высокую цивилизацию. А ведь именно такое отношение к термоядерной войне не раз находило свое отражение в высказываниях китайских представителей…» [1].

В Китае считали, что, чем большим ядерным потенциалом обладают социалистические страны, тем лучше. Еще в октябре 1957 года между двумя странами был подписан договор, по которому СССР обязались предоставить Китаю образцы ядерного оружия, однако этого так и не произошло. Воинствующий антисоветизм стал ядром новой китайской политики, чему также способствовали и территориальные притязания КНР на северо-восток Советского Союза. Данный документ стал одним из тех, что способствовали обострению противоречий между СССР и КНР, вынуждая обе страны искать себе союзников уже друг против друга, как и было заявлено в Заявлении советского правительства: «Шумиха против договора о запрещении ядерных испытаний широко используется в Пекине для пропаганды сочиненной там версии об «особой» общности интересов народов Азии, Африки и Латинской Америки. ...» [1].

В июле 1963 года Пекин сделал заявление, что необходимо немедленное и полное разоружение. Частичное же разоружение неприемлемо, так как США продолжит распространять ядерное оружие и не остановится перед тем, чтобы снабдить им своих союзников. На переговорах в Варшаве в 1964 году китайская администрация в письме президенту Л.Джонсону назвала Московский договор мошенническим и обвинила Штаты в том, что они «цепляются за свою ядерную монополию и вызывают рост ядерного вооружения во всем мире» [2].

В ответном письме Джонсон предложил КНР присоединиться к Московскому договору, обещая ядерную поддержку безъядерным странам. Помощник госсекретаря США по делам Дальнего Востока Грин отразил точку зрения Китая по вопросам разоружения первой половины 60-х гг.: «В 1962 и 1963 годах мы интересовались взглядами китайских коммунистов относительно разоружения, и в ответ услышали лишь требование, чтобы мы немедленно согласились на уничтожение всех запасов ядерного оружия – без всякой проверки – и послали нашего президента на всеобщую конференцию глав государств, что явилось бы средством отвлечения всего мира от отказа китайской стороны подписать договор о частичном запрещении ядерных испытаний»[2].

Одной из проблем американо-китайских отношений первой половины 60-х гг. как части противостояния социалистической и капиталистической систем была поддержка Мао Цзэдуном негритянского движения в США. Мао Цзэдуном была разработана целая теория, получившая название «Теория трех миров». Согласно данной теории, первый мир – это две сверхдержавы – социалистический Советский Союз и капиталистическая Америка. «Промежуточные силы, например, Япония, Европа и Канада, принадлежат к второму миру. Мы же с вами относимся к третьему миру». «В третьем мире многочисленное население. Азия, за исключением Японии, принадлежит к третьему миру. Вся Африка относится к третьему миру, к третьему миру относится и Латинская Америка» [5]. Кроме того, особенно подчеркивается, что и США, и недавний союзник СССР – всего лишь международные эксплуататоры, угнетатели и «общие враги всего мира». Мао проводит параллель между народом правильной социалистической страны – КНР – и угнетенными нациями третьего мира. Китай видел проблему расовой сегрегации как проявление империалистических настроений капиталистической Америки. Так, в августе 1963 года в Пекине прошел марш в поддержку американских негров. Данные заявления способствовали налаживанию отношений КНР и стран «третьего мира», поскольку Китаю нужны были союзники. К середине 60-х годов начинаются противоречия между соцстранами в лице Китая и СССР, однако у Китая еще не начались полноценные дипломатические отношения с США. Поэтому Мао сделал ставку на азиатские страны, Латинскую Америку и Африку. Некоторые ученые-политологи видят в этом стремление Китая стать сверхдержавой и расширить свое влияние на указанные территории.

Таким образом, к началу 60-х гг. XX века ни США, ни КНР не были готовы к полноценному международному сотрудничеству. Китай продолжал проводить социалистический курс, наращивая ядерный потенциал. Америка, в свою очередь, пыталась изменить старую установку, однако по-прежнему видела в лице Пекина угрозу капиталистическому строю.

Литература:

  1. Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии. 1945-1995. - М.: Конверт - МОНФ, 1997. - С. 352.
  2. Воронцов В.Б. Китай и США в 60-70-е годы. - М.: Наука, 1979. – С. 177.
  3. Киссинджер Г. О Китае. - М.: АСТ, 2014. - С. 635.
  4. Ледовский А. М. СССР, США и китайская революция глазами очевидца 1946—1949. - М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2005. - С. 67.
  5. Практикум по новейшей истории стран Азии и Африки (вторая половина ХХ века) // под ред. О.В. Яблонской. – Арзамас: Арзамасский филиал ННГУ, 2014. – 335 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle