Библиографическое описание:

Ханс К., Ныгметова Н. Т., Жиенбаев М. Б. Смягчение демографической политики Китайской Народной Республики в контексте снятия ограничения «Одна семья — один ребенок» // Молодой ученый. — 2016. — №26.

Препринт статьи



Согласно официальным данным, за весь период осуществления политики ограничения рождаемости Китаю удалось предупредить около 400 млн. рождений [1]. Политика «Одна семья — один ребенок» была вынужденной мерой в условиях острого дефицита ресурсов в расчете на душу населения, в особенности — невосполнимых. Если данная политика не была бы своевременно проведена, то общая численность населения, согласно оценкам демографов, превысила бы сегодняшний показатель на 297 млн. человек (22 %), выйдя за рамки допустимого максимального показателя — 1,6 млрд. Таким образом, демографическая ситуация в Китае представляет собой беспрецедентный случай, так как ни в одной стране мира не имело место настолько быстрое снижение уровня рождаемости, за исключением периодов войн и стихийных бедствий.

С приходом к власти нового руководства во главе с председателем КНР Си Цзиньпином, было объявлено о смягчении демографической политики. В декабре 2013 г. руководство страны приняло меры по ослаблению семейной политики, разрешив заводить двоих детей семьям, в которых хотя бы один из супругов был единственным ребенком в семье своих родителей. Реакция общественности на данное решение была довольно сдержанной. Большое количество семей, получивших право на второго ребенка, отказались от этой возможности, сославшись на высокий уровень давления и большие финансовые затраты, связанные с рождением и воспитанием ребенка. За два года лишь 30 тыс. семей или 6,7 % от общего числа тех, кому это было разрешено, решили воспользоваться данной возможностью.

Политика «одного ребенка», когда-то названная «Великой стеной планирования семьи», — одна из самых смелых стратегий нашего времени, направленная на регулирование демографического роста населения. Но спустя 35 лет существования она привела к появлению ряда нежелательных побочных эффектов. Многие из сегодняшних социальных проблем в долгосрочной перспективе будут представлять собой опасную угрозу как легитимности власти Коммунистической партии Китая, так и стабильности китайского общества в целом.

Драматические изменения демографической структуры Китая наиболее явно проявляются в проблемах старения населения и дисбаланса полов. Стремительное старение населения всего мира является результатом одновременного сокращения доли людей молодого возраста, как следствие снижения коэффициента суммарной рождаемости, и увеличения доли пожилых вследствие снижения коэффициента смертности и увеличения средней продолжительности жизни [2, с. 311].

Возрастная структура китайского населения претерпела значительные изменения. Благодаря улучшению ситуации в сфере здравоохранения и повышению качества жизни увеличилась средняя продолжительность жизни, которая в 2012 году составила 75,2 года [3]. В результате увеличения доли пожилых и снижения уровня рождаемости численность трудоспособного населения сократилась на 3,45 млн. человек в 2012 г., на 2,44 млн. в 2013 и на 3,71 млн. в 2014 г, составив 916 млн. человек [4]. Продолжение этой тенденции неблагоприятно сказывается на экономическом развитии и конкурентоспособности экономики Китая, так как именно избыточность рабочей силы была локомотивом бурного экономического роста страны.

Согласно прогнозам МВФ, китайская экономика достигнет «поворотной точки Льюиса» между 2020 и 2025 гг. Кроме того, население страны стареет, соответственно, растет и показатель среднего возраста населения. Медиана возрастного состава населения — возраст в годах, который делит население страны на две численно равные группы. На сегодняшний день медиана возрастного населения Китая — около 37 лет — на год меньше показателя США. Согласно прогнозам ООН, к 2050 г. медиана возрастного населения США составит 42 года, в то время как в Китае достигнет 50 лет.

Численность старших возрастных когорт увеличивается гораздо стремительнее, чем общая численность населения. Соответственно, увеличение доли нетрудоспособного населения становится глобальным бременем для государства, так как требует увеличения расходов в социальной сфере. На сегодняшний день пенсионная система находится на начальной стадии своего развития и является серьезной проблемой, как для нынешних руководителей страны, так и для будущего их поколения.

Согласно нормам пенсионного законодательства Китая, мужчины достигают пенсионного возраста в 60 лет, женщины, занятые в административной сфере, — в 55 лет, занятые физическим трудом — в 50 лет. Для жителей сельской местности государственная пенсия не предусмотрена.

У китайского народа бытует поговорка «养儿防老», что в переводе означает «вырастить сына, чтобы обеспечить свою старость». Однако в современных условиях молодому поколению становится все сложнее исполнять свои обязанности и поддерживать феномен 4–2-1 [5], который явился результатом политики «Одна семья — один ребенок». Проблема единственных детей состоит в том, что по достижении трудоспособного возраста они должны заботиться о своих родителях и четырех бабушках и дедушках. Многие исследователи считают, что так называемая «политика одного ребенка» привела к серьезным изменениям в обществе. Современные молодые супружеские пары, являясь единственными детьми в своих семьях, несут ответственность за родителей обоих супругов. Учитывая увеличение средней продолжительности жизни, необходимо отметить, что зачастую необходим уход за еще более старшими родственниками.

В июле 2013 г. правительство внесло поправки в Закон КНР «О защите прав и интересов пожилых людей», которые обязывают детей трудоспособного возраста, проживающих отдельно от родителей, заботиться о них. Согласно законодательству, именно семья должна нести ответственность за материальное положение и здоровье своих родителей. В рамках программы поддержки пожилого населения государство планирует уделить больше внимания пожилым людям, соблюдавшим политику планирования семьи и потерявшим своего единственного ребенка. Несмотря на все усилия правительства, в процессе трансформации семейных ценностей появляется все больше так называемых «пустых гнезд» — одиноких людей преклонного возраста, лишенных кормильца. В период с 2000 по 2010 г. в городах их доля возросла с 42 % до 54 %, а в сельских регионах — с 37,9 % до 45,6 % [6].

Есть еще один аспект данной проблемы, это — миграция. В свою очередь, миграция может оказать большое влияние на региональное распределение пожилого населения. Основную массу мигрантов составляет сельская молодежь, которая постепенно покидает экономически отсталые провинции, в результате чего в сельской местности увеличивается доля пожилого населения.

Согласно расчетам экспертов, из 550 млн. жителей сельской местности трудоспособного возраста лишь менее 200 млн. моложе 35 лет. Если в Китае имеется почти 3 тыс. деревень в 17 китайских провинциях, то в каждых трех из четырех деревень (74 %) не осталось ни одного работоспособного человека [7]. Однако, в настоящее время приток рабочей силы из сельской местности замедляется. В 2005–2010 гг. рост численности рабочих мигрантов из села составил 4 %, в 2014 г. этот показатель снизился до 1,3 % [8]. Более высокий уровень воспроизводства населения в селе мог бы смягчить давление на крестьянские семьи, облегчил бы ношу обеспечения старшего поколения. По прогнозам демографов, доля пожилого населения в 2050 г. достигнет 27 % против всего 16 % молодого поколения в возрасте от 0 до 14 лет [9, с. 23].

Дефицит пенсионной системы неуклонно растет и оказывает губительное воздействие на экономику страны. Если в 2010 г. он составлял 2,6 трлн. долларов, то в 2013 г. достиг 2,9 трлн. долларов, а по истечении 20 лет будет составлять 10,9 трлн. долларов, что будет равнозначно 40 % ВВП Китая. По оценке специалистов, Китаю следует провести пенсионную реформу. Есть вероятность того, что с 2016 г. возраст выхода на пенсию будет увеличиваться, чтобы к 2045 г. достичь единой границы пенсионного возраста в 65 лет. Отсутствие полноценного механизма пенсионного обеспечения оказывает значительное влияние на рост социальной напряженности в китайском обществе. В связи с этим данный вопрос является одним из приоритетных на самом высшем уровне. Ослабление политики ограничения рождаемости — очевидный признак того, что руководство страны обеспокоено стремительностью старения населения и несовершенством пенсионной системы.

Вышеперечисленные социально-экономические проблемы китайского общества неизбежно принимают все более глобальный характер и несут угрозу стабильности экономического развития Китая и будущему страны в целом. В связи с этим руководство Коммунистической партии приняло решение взять курс на смягчение демографической политики. Это в значительной степени обусловлено экономическими, социальными и политическими причинами. Многие проблемы и противоречия, возникшие в ходе развития страны, тесно связаны именно с проблемами народонаселения. Демографический вопрос уже стал главным и ключевым фактором, сдерживающим социально-экономическое развитие Китая [10].

29 октября 2015 г. в Пекине прошел пятый пленум ЦК Компартии Китая 18-го созыва, который определил основные направления социально-экономического развития Китая на 2016–2020 гг. Правительство определило приоритеты 13-ой пятилетки: сделать инновации «ядром» развития, к 2020 г. увеличить в два раза показатель ВВП за 2010 г. и подушный доход городского и сельского населения, а также приняло решение, которое внесет серьезные коррективы в демографическую политику Китая. В рамках программы реформ было принято решение официально разрешить всем супружеским парам иметь двух детей и, таким образом, отменить политику «одна семья — один ребенок», которая действовала в Китае в течение более чем тридцать лет [11]. Данный пункт постановления пленума принят с целью обеспечения сбалансированного развития народонаселения, что, безусловно, является новой ступенью на пути либерализации государственной политики ограничения рождаемости. Принятое решение служит триумфальной демонстрацией готовности китайских лидеров решать накопившиеся в стране наиболее значимые проблемы. В то же время существует мнение о том, что оно идет вразрез с курсом Коммунистической партии Китая, который был выражен в словах Дэн Сяопина в конце 1970-х гг.: «Результаты экономического развития могут быть разрушены из-за демографического роста». Тем не менее, принятое решение вовсе не означает отказ от политики планирования рождаемости, поскольку именно «планирование семьи — основа государственной политики», что не раз подчеркивалось и ЦК КПК, и Госсоветом КНР.

Литература:

  1. Статистические данные. Национальная комиссия Китая по здоровью и планированию семьи, 2013 г. // http://www.nhfpc.gov.cn/
  2. Китай: угрозы, риски, вызовы развитию: монография / под ред. В. Михеева. — М.: Московский Центр Карнеги, 2005.
  3. Ли Сюецзюй, доклад пятого заседания Постоянного комитета ВСНП 10-го созыва / 羊城晚报, 2003.
  4. Population and Its Composition by the end of 2014, Statistical communiqué of the people's republic of china on the 2014 national economic and social development: National Bureau of Statistics of China. 2015.
  5. Life Expectancy Index 2014, United Nations Development Programme.// http://gtmarket.ru/ratings/life-expectancy-index/life-expectancy-index-info
  6. Данные Национального Бюро Статистики (NBS). // –http://www.stats.gov.cn/english/
  7. China’s social security system, 中国劳工通讯. // http://www.clb.org.hk/en/view-resource-centre-content/110107
  8. Aging China`s Empty Nests. // http://www.eeo.com.cn/ens/2013/0221/240187.shtml
  9. China’s Population: New Trends and Challenges, Population Bulletin 59, no. 2: монографияподред. Nancy E. Riley — Washington, DC: Population Reference Bureau, 2004.
  10. Demographic Consequences of China’s One-Child Policy [Текст]: Christine Chan, Melissa D’Arcy, Shannon Hill and Farouk Ophaso, 2006, Prepared for the International Economic Development Program, Ford School of Public Policy, University of Michigan.
  11. Информационноеагентство «Синьхуа», China to allow two children for all couples // http://news.xinhuanet.com/english/2015–10/29/c_134763749.htm

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle