Авторы: Галкин Евгений Борисович, Репин Сергей Сергеевич

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №26 (130) декабрь 2016 г.

Библиографическое описание:

Галкин Е. Б., Репин С. С. Врач-экономист Имхотеп и начало строительства пирамид в Египте // Молодой ученый. — 2016. — №26.

Препринт статьи



Хронологически наша самая престижная биографическая серия книг «Жизнь замечательных людей» открывается жизнеописанием одной из самых знаменитых супружеских пар. Книга называется «Эхнатон и Нефертити». Эти представители правящих кругов Древнего Египта жили в такой период истории своей страны, который принято называть Новым Царством. Фараон-реформатор Эхнатон (Аменхотеп IV) и его очаровательная супруга, ставшая одним из идеалов женской красоты, относятся к ХVIII династии древнеегипетских правителей. Они жили в ХIV веке до новой эры, то есть отделены от нашего времени более чем тридцатью четырьмя веками…

Человек, о котором пойдёт речь в данном очерке, Имхотеп, это врач и государственный деятель периода Древнего Царства. Время его жизни отстоит от нашего на дистанцию более сорока шести веков. Время же основания единого централизованного государства в Египте — это примерно ХХХI век до н. э., иными словами — более пятидесяти веков тому назад.

Интерес к общеисторическому, культурологическому и экономическому феномену цивилизации Древнего Египта никогда не ослабевал как в мире, так и в нашей стране. Внимание именно к Древнему Царству приобрело дополнительную актуальность в связи с последними открытиями отечественных археологов, сотрудников Центра египтологических исследований РАН, сделанных при раскопках первой столицы объединённого Египта — Мемфиса, недалеко (60 км) от современного Каира (см.: 2.98–99).

Оперативное подтверждение актуальности темы дала и публикация во влиятельном еженедельнике «Аргументы и факты». Эти материалы рассказывают о медицине и лекарственных средствах Древнего Египта. Вместе с фармацевтическими предложениями современного Египта они отсылают читателя к такому авторитету, как Имхотеп (см.:7. 34).

Одновременно в малой серии «Жизни замечательных людей» появилась книга, посвящённая Гильгамешу, такому представителю самой ранней древности в Месопотамии, жизненные обстоятельства которого оказались покрыты густым мифологическим флёром. Интересно познакомиться, по подзаголовку книги, с «биографией легенды», но нельзя согласиться с утверждением автора о том, что «ранее Гильгамеша в истории просто нет знаменитых людей». При этом уже в следующей фразе сказано, что «за два столетия до него жил великий (подчёркнуто нами, — Е.Г.) египетский архитектор и врач Имхотеп, но… о нём самом как о личности ничего не известно» (5.7). Постараемся восстановить, хотя бы в малой мере, историческую справедливость…

Основание и развитие столицы государства Южного (Верхнего, по течению реки Нил) и Северного (Нижнего) Египта, объединённых под властью одного царя, стало первым шагом к взлёту цивилизации этой страны. А вторым, пожалуй, ещё более знаковым и впечатляющим шагом стало начало строительства пирамид, связанное с именем Имхотепа.

Имхотеп жил и действовал в период III династии фараонов Древнего Египта. Бросим беглый взгляд на события, предшествовавшие этому времени.

Этногенез египтян, скорее всего, связан с постепенным опустыниванием современной Сахары. Отступая на восток в поисках воды, а значит и жизни, сахарские охотники (может быть, животноводы) и собиратели (может быть, земледельцы) достигли реки Нил, тем самым, обретя гарантированный источник своего существования. Особенностью водного режима Нила, определяющей его уникальное хозяйственное значение для Египта, являются периодические разливы. К середине июля вода в Ниле начинает прибывать. Наивысший уровень воды бывает осенью, когда река заливает огромные прибрежные пространства. На залитой земле оседает ил, который река приносит с верховьев. Вся плодородная почва долины Нила состоит из этих илистых речных отложений. Такая почва очень легко поддаётся обработке и отличается исключительным плодородием. Очевидно, что люди не одного племени и даже не одной расы обосновались для жизни в благодатной долине Нила. Их смешение дало характерный этнический тип египтянина. Как правило, это высокий, худощавый, смуглый человек с европейски правильными чертами лица, по-азиатски темноволосый и с выпуклыми африканскими губами…

Наряду с преимуществами, которые давал людям Нил, следует отметить и опасности. Долину надо было освоить и преобразовать в интересах жизни значительного по тем временам населения. Надо было обезопасить себя от разрушительной силы подъёма воды. Сооружение и регулярная эксплуатация плотин, каналов, водохранилищ, других всё время усложнявшихся гидротехнических сооружений — всё это оказалось возможным лишь при наличии координирующих усилий государственной власти. Государство не только контролировало определённую территорию. Оно создавало и поддерживало выгодные для него отношения, социально-экономические институты, прежде всего, институт собственности. Государство устанавливало соответствующие «правила игры» — принимало и отменяло законы, обеспечивало действие налоговой системы.

Государство в Древнем Египте, как, впрочем, и в большинстве других стран, возникло не сразу и не вдруг. Напротив, оно стало результатом постепенной эволюции древнейшего египетского общества, длительного исторического процесса, временную протяжённость которого установить сегодня всё ещё очень трудно. Вначале это было несколько десятков небольших региональных протогосударственных образований. Затем возникли два раздельных царства — Верхний и Нижний Египет. Наконец, после более или менее длительного периода ожесточённого соперничества и, очевидно, нескольких эпизодических попыток объединения в додинастический период, победу в борьбе одержал Верхний Египет. Это произошло около 3000 года до н. э. Со столь значимого исторического момента принят отсчёт тридцати династий древнеегипетских фараонов, правление которых составляет, в обобщённом виде, пять эпох: Раннее, Древнее, Среднее, Новое и Позднее царства. Родоначальником I династии является основатель Мемфиса фараон Менес (ХХХI — ХХХ вв. до н. э.). А завершает историю Древнего Египта, как известно, ещё одно воплощение женской привлекательности — царица Клеопатра (1 в до н. э.). После её драматической кончины весь Египет сделался провинцией стремительно набиравшей силу Римской державы.

Период Раннего царства включает правление фараонов I и II династий. Это очень важный этап. Именно в данное время применение каменных орудий уступило место орудиям из первого известного людям металла, а именно — из меди. Обращает на себя внимание разнообразие и целевая дифференциация орудий. Медный инструментарий древних египтян уже тогда включал в себя ножи, пилы, резцы, тёсла, мотыги, шилья, иглы и т. д. Однако, медь — это мягкий металл, и она не была способна полностью вытеснить из трудового процесса и домашнего обихода каменные орудия. Поэтому «в то время ещё широко применялся в качестве материала для производства орудий и камень» (1. 252).

Египет тогда был гораздо более богат древесной растительностью, даже лесами. Дерево широко использовалось в хозяйстве.

Египтяне уже знали технологию производства не только керамики, но и стекла. Они умели изготовлять из стекла различные предметы, удивляющие нас своим необычным дизайном.

Основой экономики Египта в эпоху Раннего царства было, конечно же, земледелие, основанное на базе искусственной ирригации — осушения и орошения долины Нила. «Уже при 1 династии Египет, пересечённый оросительными сооружениями, стал страной исключительного плодородия» (1. 255). Основными зерновыми культурами являлись ячмень и пшеница. Из технических культур выделяется лён, применение которого стало основой высокоразвитого станочного ткацкого ремесла.

Одновременно с земледелием прогрессировало и скотоводство. Уже в период Раннего царства египтяне культивировали многие виды крупной и мелкой одомашненной живности. Оба эти вида сельского хозяйства своеобразно взаимодействовали между собой. «Египтяне…, засеяв поле, прогоняли по нему овец, коз и свиней; животные втаптывали зерно в почву. Созревшие колосья египтяне жали деревянными серпами с вставленными в них острыми пластинками камня. Чтобы выбить из колосьев зерно, их расстилали на земле и гоняли по ним животных» (6. 29).

Рабовладение в Раннем царстве также достигло значительного развития. При этом оно имело некоторую специфику. Все сообщества, знавшие рабовладение, начинали с патриархального или домашнего рабства. Рабов в этом случае было немного. Они имели социальный статус, так сказать, младших членов семьи и выполняли всевозможные подсобные работы, зачастую вместе со своими хозяевами. Дальнейшая эволюция рабовладения пошла двумя основными путями. В Европе — в Греции и, особенно, в Риме постепенно сложилась модель классического античного рабовладения. Рабов при этом было много, действовали постоянные источники их пополнения, процветала работорговля. По-другому сложилась картина в Цивилизациях Древнего Востока, к которым принято относить и Египет. Число рабов здесь могло быть то большим, то меньшим. В основном они принадлежали государству (царю) и, наряду с массами полусвободного местного, прежде всего, сельского населения, объединённого в общины, использовались при выполнении государственных же проектов в области ирригационного, дорожного, дворцового, храмового, других видов строительства и т. п.

Такой вид рабовладения, а также наличие общинного устройства многочисленного полузависимого сельского населения — это характерная черта азиатского способа производства, который был реализован в древневосточных странах рабовладельческой формации. Сохранение общины было очень выгодно государству. Община поставляла готовые бригады умелых, неприхотливых, дисциплинированных трудяг, спаянных прочными узами соседской, а то и кровнородственной солидарности.

В Раннем царстве сложились и основные структурные элементы государственной власти. Они обнаружили поразительные адаптационные возможности и сохранялись, конечно же, при проведении неоднократных модернизаций, реконструкций и функционального обновления в течение всей многовековой истории Древнего Египта.

Во главе государства стоял фараон — царь, увенчанный двойной короной Верхнего и Нижнего Египта. Это был абсолютный монарх, но, как говорится, власть таких правителей достаточно легко ограничивается… удавкой. Эту истину, быть может и выраженную по-другому, вполне понимали те многочисленные приближённые к трону аристократы и чиновники, занимавшие высшие должности государственного управления. Такое понимание, впрочем, отнюдь не мешало им внешне всячески поддерживать идею полного обожествления носителей царской власти, что является немаловажным обстоятельством для дальнейшего изложения. Высшей администрации подчинялись многочисленные диверсифицированные государственные служащие всех рангов, а также вооружённые силы и силы охраны внутреннего порядка. Впрочем, «постоянное войско в то время существовало ещё в зачаточном состоянии» (1. 263).

Совершенно особое место в структуре древнеегипетского общества и государства занимало жречество. Служители культа бесчисленных богов формировали религиозные устремления людей и направляли их действия к всемерному обеспечению существования не только души, но и тела конкретного умершего человека. Отсюда — гипертрофированное внимание к мумификации, строительству гробниц и т. п. Вместе с тем, жрецы аккумулировали крупицы реальных знаний, во многом обеспечивали действие первичной сферы услуг.

Чёткое и бесперебойное функционирование всех разветвлённых органов государственного управления, отличная организация всепроникающей системы учёта и контроля так или иначе было результатом освоения и эффективного использования тех преимуществ, которые давали неумолимо периодичные разливы благодатного Нила. Всё это создавало представление о стабильной прочности и незыблемости созданной социально-экономической модели…

И, тем не менее, Раннее царство оказалось потрясённым социальным взрывом, подготовленным застарелыми противоречиями между Верхним и Нижним Египтом. Межрегиональные конфликты могут тлеть многие-многие годы, а потом сразу перейти в острую открытую форму. Примеры можно привести не только из древней, но, к сожалению, и из новейшей истории.

В Нижнем Египте произошло мощное восстание. Ценой 50 тысяч жизней единство страны было сохранено. Удержалась и династия, но авторитет её представителей, очевидно, был безвозвратно подорван.

Конкретно «об обстоятельствах, приведших к власти III династию, нам ничего не известно» (9. 138). Но метод исторической реконструкции к этим событиям, пожалуй, может быть применён. У медиков есть высказывание, словесная формула, показывающая неоднозначность взаимосвязей между явлениями и процессами: «после того, не значит вследствие того». Однако, без сомнения, в сложившихся условиях, после всех произошедших событий к власти должны были прийти люди, не связанные со старой «командой», и с новыми идеями. Они должны были, во-первых, проводить другую политику. Во-вторых, требовалось упрочить пошатнувшуюся сакральность царской власти, показать абсолютную, не знающую преград силу фараона.

Такова общая картина, рисующая положение Египта в момент появления на исторической арене человека по имени Имхотеп.

Мы действительно почти ничего не знаем о нём самом, его происхождении, родственных связях, вехах карьерного роста. Скорее всего, он был коренной египтянин, а его вхождение в круг власть имущих, возможно, напоминает путь другого врача, жившего в совершенно другую эпоху — Франсуа Кенэ. Выходец из низов, неутомимым трудом, успешной лечебной практикой получивший заветный профессиональный статус, он постепенно поднимался от одного знатного пациента к другому. Наконец он стал личным врачом самой, быть может, знаменитой женщины Франции ХVIII века — маркизы Анны де Помпадур, а уж по её протекции сделался лейб-медиком и непременным советником короля Людовика ХV. Более того, Ф. Кенэ стал основателем целого крупного направления в экономической науке — школы физиократии…

Имхотеп тоже был врачом, и у него тоже был монарх-покровитель — самый знаменитый фараон III династии, которого звали Джосер. Один из самых интересных отечественных писателей ХХ века, учёный и мыслитель, Иван Антонович Ефремов в своём романе «На краю Ойкумены» вывел такую формулу взаимодействия Джосера и Имхотепа: это был союз, в котором соединились опыт выдающегося руководителя и мудрость врача.

Как можно было стать врачом в Древнем Египте? Там существовала медицинская школа «Дом жизни». Соответствующую подготовку можно было получить также в школах при храмах в крупнейших городах. Врачом высшей категории считался врач-жрец. Впрочем, основная часть врачей Египта пополнялась выходцами из таких социальных слоёв, как вольноотпущенники и даже рабы. Нередко они начинали свою службу в подчинении у врачей-жрецов.

Египетская медицина уже к рассматриваемому периоду приобрела значительные познания в области строения человеческого организма. Во многом это было связано с процессами бальзамирования и мумификации, очень рано ставшими обязательными элементами погребального обряда. Основной специальностью врача считались внутренние болезни. На высоком уровне стояла и хирургия, включая военную травмотологию. Особое значение, тем более в условиях жаркого климата, имела гигиена и санитария. Врачи рекомендовали своим пациентам вставание до восхода солнца, гимнастику, обтирание, а также такие активные занятия, как бег, плавание, гребля, стрельба из лука и т. п. В распоряжении врачей были разнообразные инструменты, а так же многочисленные лекарственные препараты, как египетского производства, так и привозные (см.: 3. 66–69).

Итак, покровителем Имхотепа и монархом, которому он служил, был Джосер. Наверное не без его поддержки, в данном случае совершенно оправданной, Имхотеп стал врачом-жрецом высшего ранга. Это позволило ему плодотворно реализовать себя, и не только на чисто медицинском поприще. Имхотеп являлся первым министром и ближайшим советником фараона.

Если при фараонах раннего царства процесс действительного создания централизованного государства лишь начался и ещё не стал необратимым, то при Джосере «завершилось объединение Египта и началась эпоха Древнего Царства» (10. 177). Джосер вёл активную военную деятельность. Не стоит забывать, отметим попутно, что египетские войска того времени состояли только из пехоты — копейщиков и, возможно, лучников. Боевые колесницы и наёмная конница появились в Египте лишь примерно на тысячу лет позднее (см.: 8. 36–43). Быть может, не без советов Имхотепа Джосер организовал успешные походы на северо-востоке против кочевников, населявших Синайский полуостров. Тем самым был установлен прочный контроль над находившимися там медными рудниками — главным источником поступления этого металла в Египет. Второе направление военных походов было южное, в Нубию (современный Судан). Завоеванные там территории были снабжены линиями защитных укреплений и, что немаловажно, отданы в управление жрецам бога Хнума. Таким образом фараон, очевидно, проявил своё благорасположение к этому своеобразному в обширном древнеегипетском пантеоне, трудолюбивому и наделённому творческим началом богу-созидателю.

Победоносные военные походы, во-первых, сплотили Египет, показав силу и возможности новой династии. Во-вторых, они обеспечили приток материальных ресурсов, а также рабов, которых уже научились подвергать изощрённой эксплуатации. Не случайно именно в эпоху Древнего Царства появился термин «живые убитые». Пленники, попадая в рабство, юридически «убивались», т. е. они теряли право личности. Но, как бы условно, физически им сохраняли жизнь. Это давало возможность жестокого использования такого трудового потенциала. Наконец, в-третьих, теперь появлялась возможность прославления обожествлённой царской власти в формах, принципиально иных, чем это бывало прежде. «Египетское государство периода Древнего Царства было мощным и хорошо организованным аппаратом власти, опиравшимся на генеральный принцип власти-собственности» (4. 104).

Такая государственная власть могла себе многое позволить. И не случайно её символом стало начало строительства пирамид.

Разработка самой концепции и конкретного проекта первого архитектурного комплекса, увенчанного пирамидой, принадлежит Имхотепу. Имхотеп — это не единственный врач, чьё имя дошло до нас со времён Древнего Царства (см.: 11. 55). Почему же тогда именно к нему ещё со времён античной Греции обращено повышенное внимание? Исключительность Имхотепа состоит как раз в том, что он был не только талантливым врачом, но и выдающимся государственным человеком, наделённым в высшей степени креативными способностями и экономическим мышлением. Он стал организатором колоссального даже по меркам сегодняшнего дня строительного процесса, который потребовал беспрецедентных ранее хозяйственных усилий целой страны. «Пирамида символизировала мощь царя, лишь возвышающуюся после его смерти. Эта идея получила особенное воплощение в проекте пирамиды царя Джосера… Мы знаем имя гениального архитектора, который соединил замысел и его воплощение. Это был Имхотеп» (12. 30–31), — констатирует современный немецкий египтолог (пер. автора, — Е.Г.).

Каким образом сформировалось и, далее, эволюционизировало представление древних египтян о символе, достойном увековечить величие царской власти? Как возникла мысль о пирамиде?

Пирамида визуально оказалась в то время наиболее впечатляющей формой для вечного дома обожествлённого ещё при жизни, а теперь умершего царя. Важнейшим фактором нового концептуального решения проекта царской гробницы явилась зрительная линия по вертикали, создававшая эффект ещё большей величины постройки, чем это даже было в действительности. Впервые этот фактор и был реализован Имхотепом при строительстве пирамиды фараона Джосера.

Ступенчатая пирамида Джосера — самая ранняя из известных пирамид. Она венчает целый ансамбль погребальных сооружений, который, корме самой пирамиды, состоит из дворцов и поминальных храмов. Интересно, что архитектурно-археологические исследования пирамиды позволяют нам будто бы заглянуть в творческую лабораторию Имхотепа, показать, как, очевидно, в согласии с самим Джосером, развивался этот потрясающий замысел. Вначале, разумеется, ещё при жизни фараона, ему приготовили мастабу — царскую гробницу традиционной формы, характерную для предыдущих династий. Она была квадратная в плане и имела высоту около восьми метров. Затем возле неё было сооружено одиннадцать шахт, из которых пять вели в захоронения членов семьи фараона, а шесть — в кладовые для погребального инвентаря. В захоронениях найдены останки людей, помещённые в деревянные гробы, украшенные золотом. Сами гробы стоят в алебастровых саркофагах. Захоронения были сделаны ещё при жизни Джосера, о чём свидетельствуют оттиски печатей с его именем. Чтобы закрыть доступ в эти гробницы, Имхотеп распорядился увеличить мастабу, предназначенную для самого Джосера, в ширину. Так она стала прямоугольной. Затем в ходе строительства возникла идея увеличить гробницу и по высоте, в потом ещё и ещё раз увеличить. Так после нескольких этапов созидательных действий, продолжавшихся, как минимум, всё примерно 20-летнее правление Джосера, и появилась ступенчатая пирамида высотой в 60 метров и сторонами основания более 100 метров.

Пирамида Джосера явилась первым известным нам монументальным сооружением не только в самой древнеегипетской цивилизации, но и вообще в истории всего человечества! Её роль в истории архитектурного творчества и строительной производственно-хозяйственной практики огромна.

С северной стороны пирамиды находится вход, из которого идёт наклонная галерея к шахте глубиной 28 метров. Внизу расположена погребальная камера, вход в которую сделан в потолке. Внутри камера облицована гранитом. В ней были найдены (так проходит земная слава…) части скелета мужчины, предположительно, самого Джосера. В пирамиде находятся также три стелы фараона. На одной из них он изображён идущим, на двух других — в момент ритуальной пробежки, которая совершалась при жизни царя здесь же, на территории комплекса. В середине обширного двора, который примыкает к пирамиде, расположены два полукруглых сооружения. По-видимому они и определяли расстояние, которое преодолевал фараон во время этого бега. Идущий фараон изображён в набедренной повязке, с высокой короной Верхнего Египта на голове, с подвесной бородой, прикреплённой к подбородку. Бегущий Джосер в руках держит плеть — знак царской власти, а так же футляр с документами о праве наследования престола. В одном из дворов комплекса расположена молельня, карниз которой увенчан рельефами священных кобр. Стоящие рядом постройки также украшены священными изображениями — головой сокола, стеблем лотоса и т. п. Ритуальный бег («хеб-сед») повторялся периодически. Он был призван подтвердить хорошую физическую форму царя и его способность управлять государством. Объективно же очередное успешное выполнение ритуала становилось триумфом не только самого царя, но и врача, следящего за состоянием его здоровья, то есть Имхотепа. Не с этих ли времён изображение змеи постепенно становится эмблемой искусства медицины и врачебной мудрости? Да и другие изображения также приобретают некий знаковый смысл…

К проведению ритуального бега из всех главных центров Египта привозились статуи богов и устанавливались в определённом месте. Это были свидетели церемонии и своеобразная «команда поддержки» бегущего фараона. Перед ними царь совершал жертвоприношения. Там были найдены большие статуи Джосера в специальном, так сказать, спортивно облегающем фигуру одеянии, предназначенном для «хеб-седа». Найдено также и изображение строителя пирамиды — Имхотепа. Кроме того, его имя и титул имеются на фрагменте ещё одной статуи царя. Это привело к тому, что некоторые исследователи, в прошлом, стали отождествлять врача и фараона, представлять их как одну личность. Такое положение свидетельствует лишь в пользу тесного делового контакта единомышленников, который продолжался многие годы.

И Джосер и Имхотеп были, скорее всего, трезво, прагматично мыслящими людьми, которые не строили особых иллюзий по поводу моральных устоев, характерных для окружавшего их общества. Поэтому, на всякий случай, было решено в пределах одного комплекса соорудить не только настоящую гробницу царя, но и кенотаф — ложную гробницу. Она тоже была найдена археологами и содержала даже больше интересных артефактов, чем настоящая. В ней обнаружили прекрасные алебастровые сосуды, керамические чаши, ларцы, носилки и шесты от балдахина, покрытые листовым золотом (см.:1. 47–52). Однако, увы, отметим ещё раз этот известный факт, из всех обнаруженных на сегодняшний день гробниц обожествлённых владык тридцати династий, где бы они не пытались обеспечить себе безмятежное посмертное существование — в пирамидах, в пещерах Долины Царей или в других местах, в почти нетронутом виде дошла до нас лишь одна — наполненная богатейшими сокровищами пещерная гробница весьма незначительного фараона Тутанхамона. О том, каким блестящим могло быть наполнение гробниц великих фараонов, таких, например, как Тутмос 111 или Рамсес 11 мы можем делать только самые смелые предположения.

Можно выделить ряд экономических задач, стоявших перед Имхотепом и решённых им. Они свидетельствуют о высоком уровне экономического мышления Имхотепа и позволяют рассматривать его, как врача-экономиста.

Во-первых, создание проекта комплексного, многофункционального объекта строительства и определение сравнительной, рейтинговой оценки его дороговизны (денег даже в тех формах, которые существовали в Античном мире, египтяне тогда не знали).

Во-вторых, организация добычи, обработки и перевозки каменного материала и всего необходимого для строительства.

В-третьих, обеспечение рабочей силой (рабы и общинное аграрное население), привлечение среднего и высшего управленческого персонала, инженерно-технических кадров; их размещение, питание, снабжение инструментами и оборудованием.

В-четвёртых, руководство самим процессом постройки, о технологии которого идут споры до сих пор; ясен лишь один факт — успех достигнут.

В-пятых, функционирование государства и его хозяйства в экстремальных условиях, при которых вся экономика мобилизована на многолетнее строительство пирамиды.

Таким образом, грандиозная цель всей деятельности Имхотепа, характеризующая его личность, не только была реализована, но и во впечатляющем виде дошла до наших дней.

Вернёмся к пирамидам. Пример первой, ступенчатой пирамиды Джосера, спроектированной Имхотепом и возведённой под его руководством, дал мощный импульс для дальнейшего движения к идеальной форме. Известно несколько промежуточных вариантов. Это, например, недостроенная ступенчатая пирамида следующего после Джосера царя Семемхета, более крупная по замыслу, чем у его предшественника. Это и пирамида с ломаными гранями, выведенная на высоту 100 метров для фараона уже 1V династии Снофру (интересно, что его имя в переводе означает «тот, кто улучшает»). Таким образом, оставался один шаг до правильной пирамиды с ровными треугольными гранями. Сооружение первой из таких пирамид, в Гизе под Каиром, связано с именем фараона Хеопса.

Итак, идеал качества (форма правильной пирамиды) был достигнут. Теперь было возможно лишь достижение новых количественных параметров. Но сделать это оказалось практически невозможным: высота пирамиды Хеопса равна 146 метров. Пирамида его наследника Джедефры осталась незавершённой. Правда, пирамида следующего фараона — Хефрена — оказалась всего лишь на три метра ниже, чем у Хеопса, но это был предел. Страна не могла, даже при абсолютном господстве религиозного мировоззрения, столь длительное время напрягать все свои силы для достижения некоей цели, иррациональность которой так или иначе становилась всё более явной. Третья из великих пирамид, пирамида царя Микерина, преемника Хефрена, достигает высоты лишь 66 метров. Идея возникла, получила развитие, достигла экстремума и стала медленно угасать. Строительство пирамид, начатое Имхотепом, продолжалось, прекращалось, периодически возобновлялось. Пирамиды сохранили своё культовое значение, но уже никогда не поднимались на такую высоту, как при царях III и IV династий.

«Солдаты, сорок веков смотрят на вас с высоты этих пирамид!», — такими словами Наполеон воодушевлял свои войска в сражении с мамелюками, которое произошло на фоне трёх каменных громаден. Став ровно двести лет тому назад пленником острова Святой Елены, побеждённый император любил вспоминать Египетский поход, начало своей невероятной карьеры. Во времени он, по большому счёту, не ошибся, хотя многие даты из хронологии Раннего и Древнего Царства до сих пор неточны, носят ориентировочный характер…

В Москве, в музее изобразительных искусств экспонируется небольшая статуэтка: Имхотеп таким, каким его представляли сами египтяне уже в эпоху Нового Царства. Он сидит и держит в руках развёрнутый свиток папируса. В экспозиции помещён другой, настоящий свиток, который настолько плотно спрессован, что его невозможно развернуть, не уничтожив текста. Почему бы не предположить, при известной доле фантазии, что именно в этом свитке и помещена подробная биография Имхотепа?..

Литература:

  1. Бадак Л. Н., Древнейшие государства в долине Нила.- В кн. Всемирная история. Т. 1. Минск. Литература. 1996.
  2. Белова Г. Тайна «Белых стен» раскрыта. — Наука и жизнь. 2015. № 7.
  3. Богоявленский Н. Медицина рабовладельческого общества. — В кн. Большая медицинская энциклопедия. Т 17. М. Советская энциклопедия. 1960.
  4. Васильев Л. С. История Востока. Т. 1. М. Высшая школа. 1993.
  5. Емельянов В. В. Гильгамеш. Биография легенды. М. Молодая гвардия. 2015.
  6. Коровкин Ф. П. История Древнего Мира. М. Учпедгиз. 1962.
  7. Мартов В. Медицина фараонов. — Аргументы и факты. 2015. № 31.
  8. Разин Е. А. История военного искусства. Т. 1. СПб — М. Полигон. 1999.
  9. Рыжов К. В. Все монархи мира. Древний Восток. М. Вече. 2001.
  10. Советская историческая энциклопедия. Т. 5. М. Советская энциклопедия. 1963.
  11. Сорокина Т. С. История медицины. М. ПАИМС. 1994.
  12. Kischkeite H. Das Agypten der Rharaonen. Berlin. Der kinderbuch verlag. 1986.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle