Библиографическое описание:

Альмухаметова М. Ш., Петрова Л. А. Правовое регулирование фактических брачных отношений в России: историко-правовой аспект // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 442-445.



Качество жизни зависит от различных факторов, немаловажную роль обеспечивает и эффективное, своевременное и адекватное правовое регулирование общественных отношений, в которые вступают граждане. По данным статистики в последнее время наблюдается тенденция увеличения числа разводов, количества одиноких матерей, а также отказа, как мужчин, так и женщин вступать в зарегистрированный брак. В Российской действительности всё большее распространение получают фактические брачные отношения, выступающие в качестве альтернативы зарегистрированному браку или этапа развития отношений между мужчиной и женщиной, предшествующего заключению официального брака.

Вместе с тем эти отношения находится практически вне сферы правовой защиты и регулирования. Необходимо обратить пристальное внимание на данное явление. Право должно учитывать актуальные социальные тенденции и следовать за ними.

Современным обществом сожители зачастую воспринимаются как пара, семья, тогда как государство и право рассматривают их в качестве независимых, посторонних друг другу лиц. Такое противоречие не может способствовать улучшению в стране демографической ситуации. Граждане, не желающие вступать в зарегистрированный брак по тем или иным причинам, могут вовсе отказаться от вступления в брачные (брачно-подобные) отношения и образования семьи [3. с. 3].

«Гражданский брак» — это новая форма взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Сложное и противоречивое явление, которое вызывает разнообразную реакцию у людей. Некоторые относятся к нему оптимистично, полагая институт зарегистрированного брака устаревшим, другие с ужасом относятся к этой моде на «свободные» отношения.

Отметим, что законодатель не закрепляет какого-либо термина для обозначения совместного проживания мужчины и женщины. В народе его именуют «гражданским браком». Юристы скептически относятся к такому понятию и высказываются о том, что «гражданским браком» стоит признавать только те отношения, которые были зарегистрированы в органах ЗАГС. Что касается совместного проживания, то это скорее «фактическое сожительство».

Более точным представляется рассматривать сожительство как более широкое по смыслу понятие, охватывающее и оформленное в установленном порядке (т. е. брак), и не оформленное (внебрачное сожительство), поскольку этимологически слово «сожительствовать» не несет в себе отрицательного смысла, а означает «жить совместно с кем-нибудь», «сообитать, жить вместе или одновременно, жить совместно в одной обители, быть супругом, супругою, жить как чета, как муж с женою». Следовательно, сожителями могут быть и супруги, легализовавшие свой союз, и лица, живущие вместе подобно мужу и жене. В первом случае сожители состоят в легальном, признанном государством брачном союзе, сожительстве, а во втором — во внебрачном сожительстве. Первые именуются супругами, мужем и женой, и являются носителями определенного семейно-правового статуса, а вторые ввиду непризнания их союза браком могут быть названы «фактическими сожителями», «внебрачными сожителями» или даже «простыми» сожителями [3. с. 5].

Брак — это важнейший юридический факт, вызывающий возникновение семейно-правовых связей и представляющий собой свободный и добровольный союз мужчины и женщины, заключаемый в установленном порядке с соблюдением требований закона, направленный на создание семьи.

Семейный кодекс Российской Федерации 1996 года в статье 1 закрепляет: «признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния» [7]. СК РФ избегает использования терминов «фактический брак», «фактические брачные отношения». Для обозначения лиц, состоящих или состоявших какое-то время во внебрачных отношениях, здесь используется словосочетание «лица, не состоящие в браке между собой» [7].

В дореволюционный период браком признавался союз, оформленный по религиозным канонам конфессий, к которым принадлежали лица, вступавшие в брак. Исключение составляли лишь браки раскольников, получавшие юридическое признание после их регистрации в полицейских органах. Эти браки представляли уже в то время не что иное, как «гражданские браки», т. е. браки, оформленные в органах государственных, а не в церкви.

В советское время с принятием декретов ВЦИК и СНК РСФСР «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния» от 18 декабря 1917 г. и «О расторжении брака» от 19 декабря 1917 г. гражданский (светский) брак стал единственно признаваемой в нашей стране формой законного брака. Его введение отражало новую государственную идеологию и означало практическую реализацию одного из ее основополагающих принципов — отделение церкви от государства. Юридическую силу получили браки, зарегистрированные в отделах записей браков и рождений при городской (районной, уездной или волостной земской) управе.

Первым кодифицированным актом в истории советского права стал Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве РСФСР от 16 сентября 1918 г. Статья 52 Кодекса гласила: «Только гражданский (светский брак), зарегистрированный в отделе записей актов гражданского состояния порождает права и обязанности супругов. …Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождает никаких прав и обязанностей для лиц, в него вступивших, если он не зарегистрирован в установленном порядке». Новая государственная идеология была ориентирована на разрушение и постепенное отмирание института брака и семьи, которая считалась «ячейкой и опорой старого строя» [4. с. 258].

В условиях России прямой переход от церковного к «свободному от уз закона» браку был немыслим и непредсказуем. Уже введение гражданского брака было воспринято населением поначалу однозначно отрицательно. В тоже время 21 октября 1918 г. было издано постановление ВЧК, которое объявляло, что «пометки в паспортах о церковном венчании, присвоение на основании церковного венчания женщине фамилии лица, с которым она венчалась, отметка милицией таких лиц как состоящих в браке и выдача венчавшейся паспорта на фамилию гражданина, с которым она венчалась, является саботажем декрета о гражданском браке, присвоением чужой фамилии и звания мужа или жены, т. е. срывом декретов рабоче-крестьянского правительства, а для служащих милиции — преступлением по должности» [6. с. 44].

Столь жесткая политика государственной власти на повсеместное распространение гражданской формы брака на фоне широких репрессий против церкви дала результаты: к середине 20-х годов наступил следующий этап реформирования брачно-семейного законодательства. 26 ноября 1926 г. был принят Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР (КЗоБСО). В Кодексе получил юридическое закрепление институт фактического брака. Фактический брак — это брак, не зарегистрированный в органах загса, но фактически имевший место. Признаками фактического брака являлись: факт совместного проживания; ведение общего хозяйства; выявление супружеских отношений перед третьими лицами в устной или письменной форме; взаимная материальная поддержка друг дуга; совместное воспитание детей и пр. Одним из мотивов юридического признания фактического брака являлось то, что он должен был уменьшить вмешательство государства в личную жизнь граждан, расширить их личную свободу.

Тем не менее, с принятием КЗоБСО РСФСР регистрация брака сохранялась «как в интересах государственных и общественных, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и детей». Фактические брачные отношения в полной мере не были приравнены к браку.

Во время Великой Отечественной войны в связи с вызванной военными обстоятельствами дестабилизацией общества государство было вынуждено предпринимать компенсирующие меры, и в частности отказаться от действовавших ранее принципов регулирования вопросов брака. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. юридическое значение вновь было придано лишь зарегистрированным бракам. Сожителям предоставлялось право зарегистрировать свой союз, созданный до Указа, который обретал юридическую силу с обозначаемой ими даты. В то же время при отказе одного из них от оформления брака другой лишался права по суду доказывать наличие фактических брачных отношений. Установление фактических брачных отношений (точнее было бы сказать, факта сожительства), возникших до 8 июля 1944 г., стало возможным, когда оформление брака не могло состояться вследствие смерти «фактического супруга», пропажи без вести на фронте. Порядок установления этого факта устанавливался Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944 г. [1].

Очевидно, что столь резкая переориентация государственной политики в области семьи и брака, которая начала осуществляться во время войны, могла быть вызвана не только обстоятельствами военного времени. Вполне возможно, что деструктивное влияние на матримониальные процессы норм, приравнивающих внебрачное сожительство к зарегистрированному браку, было выявлено и осознано ранее. Военное же время до предела обострило складывающуюся ситуацию, с одной стороны, заставляя, а с другой — делая возможным и политически удобным принятие немедленных правовых мер, вполне обоснованно «дезавуирующих» прежний подход.

В последующие годы в СССР существенно изменилась политика государства и взгляды общества касательно незарегистрированного фактического брака. Население осуждало и негативно воспринимало внебрачные союзы и появление незаконнорождённых детей.

Действующее российское законодательство не содержит института фактических брачных отношений. Так, не признается незарегистрированный брак, равно как не считается браком сожительство мужчины и женщины, в т. ч. ведущих общее хозяйство. До сих пор позиция законодателя была непреклонна, несмотря на то, что на практике люди нередко придают фактическим брачным отношениям не меньшее значение, чем браку, зарегистрированному в органах записи актов гражданского состояния, забывая о том, что фактический брак не порождает соответствующих правовых последствий. При этом отдельные попытки возродить ранее существовавший институт через судебные разбирательства и придать правовое значение реальным общественным отношениям сталкиваются с провозглашенным принципом о признании исключительно зарегистрированного брака. [2.].

В настоящее время в некоторых зарубежных странах (например, в Эквадоре) фактические брачные отношения получают законное признание. По всей видимости, такая необходимость назрела уже и в России. Узаконение фактических брачных отношений позволит разрешить ряд проблем, связанных с имущественными отношениями, отношениями детства и материнства.

Литература:

  1. Указ «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 11. Ст. 296.
  2. Определение Конституционного Суда РФ № 26-О от 17 мая 1995 г. (документ не был официально опубликован, с его текстом можно ознакомиться в СПС «КонсультантПлюс»).
  3. Выборнова М. М. Фактический брак мужчины и женщины в гражданском и семейном законодательстве и доктрине: диссертация... канд. юрид. наук: 12.00.03 / Выборнова Мария Михайловна; [Место защиты: Моск. гос. юрид. акад. им. О. Е. Кутафина]. М., 2011. 217 с.
  4. Климов И. П. История отечественного государства и права: Учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2008. 376 с.
  5. Определение Конституционного Суда РФ N 26-О от 17 мая 1995 г. (документ не был официально опубликован, с его текстом можно ознакомиться в СПС «КонсультантПлюс»).
  6. Панин В. С. История развития института фактических брачных отношений в России // Семейное и жилищное право. 2013. № 2. С. 43–45.
  7. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995. № 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle