Библиографическое описание:

Блинова Е. В. Нарушение прав и законных интересов граждан при производстве отдельных следственных действий // Молодой ученый. — 2016. — №25.1. — С. 10-12.



Нарушение прав и законных интересов граждан при производстве отдельных следственных действий

Блинова Елена Владимировна,

В данной статье рассматривается проблемные вопросы нарушения законных прав и интересов граждан при производстве следственных действий.

Ключевые слова:данные предварительного расследования, обыск, осмотр места происшествия, допрос.

Право на неприкосновенность частной жизни провозглашено ст. 23 Конституции РФ. Каждый, гласит основной Закон, имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

В юридической литературе принято включать в понятие неприкосновенность частной жизни запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия; право контролировать информацию о себе; право на защиту чести и доброго имени; право на защиту персональных данных; право на тайну связи; право на неприкосновенность жилища; врачебная тайна, тайна исповеди, тайна усыновления и другие виды профессиональной тайны.

Являясь, несомненно, высшей ценностью государства, права, граждан все же могут быть подвержены нарушению в законном порядке, т. е. в строго оговоренных законом случаях.

Уголовный процесс, в общем, и производство следственных действий, в частности, ограничивает перечисленные права граждан, без чего невозможно было бы реализовать их цели.

Статья 29 Всеобщей декларации прав человека, отмечающая в этом году свое 68-летие, к целям ограничения прав человека относит обеспечение должного признания и уважения прав других людей.

Закон предусматривает сохранение личных и профессиональных тайн. Так, обыск, выемка, осмотр помещения, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только на основаниях и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законом (ст.12 УПК). При этом следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего обыскиваемое помещение, или других лиц.

Осмотр жилого помещения должен производиться только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если указанные лица возражают против осмотра, следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве осмотра.

Если жилое помещение является местом происшествия, и его осмотр не терпит отлагательства, он может быть произведен по постановлению следователя, но с последующим уведомлением прокурора о произведенном осмотре для проверки его законности.

Часть 7 ст. 182, детализируя порядок производства обыска в жилище, определяет: следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

Статья 176 УПК РФ не делает аналогичной оговорки. При этом очевидно, что жилище — одно из наиболее распространенных мест происшествия. Следственное действие это проводится в том числе и до возбуждения уголовного дела. Вкупе с возможностью предупреждать участников проверки сообщения о преступлении о неразглашении данных досудебного производства, следователь получает значительные возможности по обеспечению права проживающих в жилище лиц на неприкосновенность частной жизни.

Значительной представляется и следующая проблема. Посредством допросов свидетелей в материалы уголовных дел попадает значительный объем личной информации: о частной жизни лица, его заболеваниях, контактах.

Ст. 161 УПК РФ определяет, что данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Уголовная же ответственность за разглашение таких данных наступает строго в случае, если разгласившее их лицо было в установленном законом порядке предупреждено о недопустимости такого разглашения.

Предупредить же о недопустимости разглашения данных предварительного расследования обвиняемого нельзя. Это нарушило бы его право на защиту. В Определении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 467-О «По жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 86 и 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», указано, что статус подозреваемого, предусмотренный статьей 46 УПК Российской Федерации, содержание которой аналогично нормам о статусе обвиняемого и не предполагает возложение на него обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение.

Со всеми материалами уголовного дела (за исключением постановления о сохранении в тайне данных о личности, о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве), а значит и с протоколами допросов, обвиняемый в обязательном порядке будет ознакомлен по окончании предварительного расследования, в порядке, предусмотренном ст. 217 УПК РФ.

Таким образом, в этой части, частная жизнь граждан, вовлеченных в орбиту уголовного процесса, оказывается незащищенной. По мнению автора необходимо провести научные исследования по данному вопросу и разработать предложения, которые позволят наиболее эффективно защищать права и законные интересы граждан участвующих в уголовном судопроизводстве.

Литература:

1. Блинова Е. В. Обеспечение неразглашения данных предварительного расследования в деятельности полиции // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 5. С. 120–123.

2. Макеев А. В., Макеева Н. В. Защита прав и обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства в решениях европейского суда по правам человека // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2010. Т. 11. № 1. С. 20–24.

3. Орлова Е. А., Артюшенко Е. И. Правовое регулирование обеспечения и обоснованности ограничения прав человека и гражданина // Апробация. Изд-во: Общество с ограниченной ответственностью «Апробация» (Махачкала). № 9 (48). 2016. С. 51.

4. Фадеев П. В. Признаки и понятие обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2014. № 3. С. 32–34.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle