Библиографическое описание:

Андреев А. Б. Инвестиционная деятельность Китая в Казахстане в рамках экономического пояса Шелкового пути // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 234-237.



Ключевые слова: Китай, Казахстан, инвестиции, шелковый путь, экономические связи

Китай на современном этапе является страной с самой передовой экономикой в мире. Стоит обратить внимание, что в недавнее время КНР обогнала таких экономических гигантов, как Япония и США, что говорит о неуклонном и константном развитии данной страны. Имея за собой огромный потенциал, который выражается в первую очередь в количестве населения (рабочей силы), наличии некоторых природных ископаемых и желании не только работать, но и зарабатывать, — КНР уверенно утвердилась в роли экономического лидера. Начиная с 1978 года, власти КНР вступили на стезю открытости и перешли к реформам, открывавшим страну для иностранных инвестиций. Таким образом, ВВП Китая начал расти. Однако, будучи умными и прозорливыми политиками, власти КНР понимают, что страна попадет в полную зависимость, если станет «экономическим реципиентом», и поэтому, для реализации своих инвестиционных программ, Китай начинает налаживать экономические связи с государствами Центральной Азии, начиная с 80-х годов ХХ века, чтобы стать мощным инвестором в этом регионе. Одной из основных ветвей экономических вложений Китая не случайно стали именно Страны Центральной Азии. Китаю, по моему мнению, крайне важно было прочно обосноваться в этом регионе по ряду причин:

‒ Регион обладает значимым географическим положением, что позволяет Китаю выходить на европейский рынок в обход России, тем самым Китай пытается не складывать «все яйца в одну корзину».

‒ Для Китая было бы крайне нежелательно присутствие США в этом регионе, следовательно, КНР необходимо было наладить дружеские и партнерские отношения со странами Центральными Азии до того, как это начнет делать США. В этом вопросе у Китая, безусловно, были преимущества. Являясь надежным экономическим союзником СССР, КНР начинает играть немаловажную экономическую роль, начиная уже с 80-х годов ХХ века. Таким образом, Китай имел гораздо больше возможностей для «маневра» в этом регионе, чем США. Более того, КНР успешно играла на желании периферийных стран стать экономически независимыми от центра. Это и позволило КНР начать свое экономическое влияние еще до распада СССР.

‒ Еще одной причиной, почему КНР обращает пристальное внимание на Центральную Азию, является то, что этот регион богат полезными ископаемыми, а Китай, имея за собой мощную производственную базу, крайне сильно нуждается в ресурсах.

‒ Страны Центральной Азии состоят из народностей. В них проживают представители национальностей, которые являются малочисленными народами Китая. Распад СССР и обретение независимости этих народностей заставили задуматься китайских политиков и вызвали опасения, что, вдохновившись примером, малочисленные народы могут начать движения за обретение независимости, и эти движения будут финансированы из-за рубежа. Таким образом, Китаю было крайне необходимо активное участие в регионе, чтобы контролировать подобные «веяния».

Развитие отношений Китая со странами Центральной Азии прошли несколько этапов, которые можно выделить следующим образом:

‒ ➢ Период 80-х. Основной характеристикой данного периода является желание союзных республик выйти из-под влияния центра и показать себя, как надежных партнеров. Таким образом, многие договора того периода, на мой взгляд, носили явно неравноправный оттенок (это касается не только договоров и сделок с КНР), поскольку политические задачи в то время ставились на более высокий уровень, чем экономические. В это время Казахстан зарекомендовал себя с лучшей стороны не только как страна с обилием полезных ископаемых, но и как профессионально-производственная база.

‒ Второй этап, по моему мнению, является одной из основных ступеней, когда Китаю, как, впрочем, и вновь образовавшимся странам, пришлось практически с нуля строить отношения из-за распада СССР. Стихийность торговли в этот период можно назвать хаосом. Полная бесконтрольность прервалась обоюдными усилиями как Китая, так и стран Центральной Азии.

‒ Третьим периодом является промежуток времени с 1996 до начала 2000 года. На этом этапе власти Китая наконец-то осознали, что целиком и полностью приобрести влияния в регионе Центральной Азии по тем принципам, которые хотелось бы видеть Китаю, им не удастся, а значит нужно рассматривать страны Центральной Азии с иной точки зрения. В этот период перед Китаем становится большая цель: укрепить свое влияние в регионе, не «обидев» при этом Россию и не «разозлив» Штаты. В этом цикле казахстанцы выводят некоторые крупные китайские компании на рынок. В то же время в Казахстане начинает развиваться такое понятие как «шоп-туризм».

‒ События в некоторых постсоветских республиках и неспокойная обстановка в регионе, заставили Китай еще немного скорректировать курс своей внешней политики, что позволяет мне выделить четвертый этап (2000–2006 года). В это время власти КНР ставят экономический аспект на второй план и гораздо больше внимания уделяют на обеспечению и поддержанию безопасности в регионе. Однако, в этот период происходит формирование многих инфраструктурных и экономических проектов с участием Китая. Этому способствует Шанхайская Организация Сотрудничества. Как бы то ни было, перед Китаем в это время стоит очень большая задача: обеспечить себе доступ к сырью Центральной Азии, не разозлив Россию и США.

‒ Пятым и последним на сегодняшний день этапом является этап с 2006 года и по настоящее время. В этот период отношения КНР и Казахстана переросли из разряда «купли-продажи» в разряд стратегического партнерства. Хотелось бы подчеркнуть совершенно неслучайное употребление слова «партнерство», таким образом, Китай сейчас расценивает Казахстан, как равноправного партнера во многих аспектах. Для Казахстана это был очень своевременный переход на новую ступень, поскольку в 2007–2009 годах весь мир охватила волна финансового кризиса, и, по сути, Китай оставался единственным платежеспособным инвестором во всем Мире.

Хотелось так же отметить, что, исходя из истории отношений КНР и стран Центральной Азии, можно сказать, что Китай никогда не был «альтруистом», все проекты, осуществленные в это время, безоговорочно шли на пользу Поднебесной.​ Учитывались, прежде всего, два основных принципа: во-первых, власти КНР всеми своими действиями стремились обеспечить безопасность Китая; во-вторых, правительство всеми своими действиями выполняло важные для Китая стратегические задачи.

Таким образом, к началу 90-х годов Китай ставил перед собой несколько основных приоритетов для политики, проводимой в отношении стран Центральной Азии:

  1. Решение проблемы границ. В связи с тем, что КНР граничит со многими странами Центральной Азии, проблема границ, безусловно, имела место быть.
  2. Ограничить влияние сепаратистских движений (как Исламских, так и движений пантюркизма). Казалось бы, что Китаю не должно быть дела до внутренних ситуаций в странах Центральной Азии, однако, как мы знаем, на территории КНР проживает большое количество национальных меньшинств, и финансирование их сепаратисткой деятельности из-за рубежа совсем не приветствовалось. Более того, власти КНР опасались, что эти нации на территории Китая могли бы «вдохновиться» и начать политический переворот. По моему мнению, власть Китая достаточно сильная, чтобы подавить любые подобные проявления «неповиновения», но, все же, лучше решать проблемы до их появления.
  3. Сохранение баланса и незыблемости политика стран Центральной Азии. Подобные меры, прежде всего, направлены на обеспечение надежного сотрудничества КНР со странами Центральной Азии. Естественно, что сотрудничать лучше с партнером, в котором ты уверен.
  4. При всем этом Китаю важно было не «разозлить» таких «гигантов», как Россия и США. В своей политике Китай умело обходит острые углы в решении сложных вопросов и ситуаций.

Несмотря на плодотворное сотрудничество, Китай сталкивается с рядом проблем. Страны ЦА являются объектом стратегического интереса для многих стран, таких как США, Европа, Россия, Арабские страны, Турция, Япония, Иран, Южная Корея. В этой связи Китаю приходится конкурировать с этими довольно сильными странами и занимать свою нишу. Другой проблемой является негативный образ Китая, сложившийся в 90-е годы, когда импортеры поставляли поддельную и низкокачественную продукцию. При выборе инвестиционного партнера странами ЦА этот фактор несет негативный характер. Еще одна из проблем заключается в том, что китайские предприятия, в особенности частные предприятия, в сравнении с американскими и западными компаниями, уступают по уровню в инвестициях, технологиях и высококвалифицированных специалистах. В связи с этими проблемами, китайские инвестиции отличаются тем, что имеют низкий уровень технологий, много краткосрочных и мало долгосрочных совместных проектов, китайскими инвесторами являются малоизвестные некрупные предприятия, очень мало брендовых компаний.

Китайские инвестиции в Казахстан главным образом приходятся на энергетический сектор, где объем доказанных запасов нефти по данным BP составляет 39.6 млрд. баррелей или 6.5 млрд. тонн, что составляет 3.2 % от общих мировых запасов, а так же имеется скопление полезных ископаемых в больших количествах. Основными отраслями прямых инвестиций являются: разведка и добыча нефти, сети АЗС, телекоммуникация, переработка сельскохозяйственной продукции, обработка кожи, услуги общественного питания, торговля и т. д. Основными инвестиционными проектами являются: Актобемунайгаз, Каражанбасмунайгаз, нефтяная компания «Петро Казахстан», разведка нефти в восточных окраинах центральной части Каспийского бассейна, Павлодарский алюминиевый завод, железные дороги, освоение уранового рудника, Мойнакская ГЭС, казахстанско-китайский нефтепровод, казахстанско-китайский газопровод, международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос» на казахстанско-китайской границе.

В связи с разным уровнем развития стран ЦА, отличаются и способы инвестирования. Так, китайские инвестиции в Казахстан в основном являются прямыми инвестициями.

Прямые инвестиции — вложения (инвестиции) денежных средств в материальное производство и сбыт с целью участия в управлении предприятием или компанией, в которые вкладываются деньги, и получения дохода от участия в их деятельности (прямые инвестиции обеспечивают обладание контрольным пакетом акций).

В соответствии с принятой международной классификацией иностранных инвестиций, к прямым инвестициям относятся инвестиции, в результате которых инвестор получает долю в уставном капитале предприятия не менее 10 %. Приобретение доли в капитале предприятия не менее этой величины даёт возможность непосредственно участвовать в управлении предприятием, в частности иметь своего представителя в совете директоров. Прямые инвестиции позволяют непосредственно влиять на проинвестированный бизнес. В современном мире прослеживается тенденция к увеличению объёма именно прямых инвестиций и сокращению портфельных.

Прямые инвестиции обычно осуществляются через фонды Private Equity (фонды прямых инвестиций) — специализированные компании, имеющие обязательства своих «подписчиков» перечислять заранее согласованные суммы денег в случае одобрения фондом тех или иных сделок. Интерес подписчика заключается в получении прибыли после закрытия фонда через 3–5 лет после создания за счёт продажи всех проинвестированных компаний стратегическим инвесторам или другим фондам.

Все страны ЦА выражают сильную заинтересованность и желание в сотрудничестве с китайскими предприятиями. Соответственно, китайские предприятия могут воспользоваться таким желанием и сотрудничать с центрально-азиатскими странами, опираясь на технологическую взаимодополняемость двух сторон, посредством увеличения экспорта технологии в данный регион и стимулирования развития инвестиций в Центральную Азию.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что инвестиционная политика Китая в Казахстане развивается большими темпами. Зарекомендовав себя как надежные партнеры, Казахстан и Китай вместе стремятся к процветанию и взаимовыгодному сотрудничеству. Продолжая развитие подобными темпами, обе страны, безусловно, будут иметь свою выгоду и подтвердят звания «стратегических партнеров».

Литература:

  1. «Казахстан — Китай: от приграничной торговли к стратегическому партнерству»,К. Л. Сыроежкин
  2. http://tengrinews.kz/
  3. http://articlekz.com/article/8023
  4. http://www.nauchforum.ru/node/2076
  5. Ежегодный статистический бюллетень о прямых зарубежных инвестициях Китая
  6. Цинь Фанмин. Региональное экономическое сотрудничество стран ЦА и Китая с инвестиционной точки зрения. Журнал «Исследование и развитие».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle