Библиографическое описание:

Пилия Я. А. Проблемы финансового обеспечения муниципальных предприятий на примере учреждений образования Республики Крым // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 451-457.



В соответствии с основными положениями ФКЗ от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя» до 1 января 2015 года действовал переходный период. На данном этапе все бюджетные правоотношения регулировались правовыми актами Автономной Республики Крым и города Севастополя, а законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд в отношении данных закупок применялось с ограничениями.

Анализируя активность законодательных органов по нормативному регулированию сферы закупок для государственных и муниципальных нужд, можно прийти к выводу о том, что правовой механизм государственных и муниципальных закупок имеет большую важность на современном этапе развития российского общества. Вместе с этим, процесс формирования надлежащей нормативной базы, выступающей в роли правовой основы практической реализации данного механизма чрезвычайно актуален. Важно отметить то, что на всей территории Российской Федерации данный процесс сталкивается с большими трудностями. В частности, не полностью проработанное законодательство в данной сфере, часто подвергающееся многочисленным изменениям, отсутствие единой правовой базы и правоприменительной практики у судов и контролирующих органов, а также недостаток квалификации у лиц, работающих в данной сфере, в совокупности приводят к серьезным трудностям в процессе установления эффективно функционирующей системы государственных и муниципальных закупок. Решение данных проблем требует, прежде всего, времени для формирования устойчивой практики применения норм и формирования целостной системы закупок для государственных и муниципальных нужд. В связи с тем, что присоединение Республики Крым и оформление ее в качестве нового субъекта федерации произошло в чрезвычайно короткий срок, этому процессу не предшествовал длительный этап подготовки материально-технической, инфраструктурной и правовой базы необходимой для безболезненной интеграции региона в состав РФ [8].

Одной из главных проблем переходного периода является применение на территории Крыма и Севастополя как нормативных актов принятых в период вхождения территории в состав украинского государства, так и тех, которые были приняты после вхождения в состав Российской Федерации. Несмотря на то, что при конфликте положений украинского и российского права применялись положения последнего, появилась острая необходимость устранения существующих правовых пробелов и приведение нормативной базы в соответствие с требованиями федерального законодательства [8].

Учитывая, что на тот момент сфера государственных и муниципальных закупок не в полной мере подверглась регламентированию российского законодательства, то Государственным Советом Республики Крым вскоре после присоединения Крыма к Российской Федерации было принято Постановление № 1844–6/14 от 26.03.2014 г. «Об особенностях осуществления государственных закупок на территории Республики Крым в переходный период». [1] Ключевым моментом для понимания сущности данного документа выступало положение, согласно которому государственные закупки товаров, работ и услуг за бюджетные средства на территории Республики Крым осуществлялись согласно процедурам и правилам, действовавшим по состоянию на 21 марта 2014 года, то есть фактически в соответствии с украинским законодательством. До марта 2014 года подавляющее число закупочных мероприятий государственными и муниципальными заказчиками на территории Крыма производились в соответствии с рамочными соглашениями и прямыми договорами о закупках, что, к сожалению, влекло за собой существенный перерасход денежных средств при учете переплат по таким договорам в размере более 20–35 % [9].

Ключевой проблемой переходного периода можно считать смену валюты закупок с украинской гривны на российский рубль. Данное изменение носит принципиальный характер, так как влечет за собой значительные скрытые последствия, такие как разрыв ранее существующих инфраструктурных связей с материковой Украиной, невозможность осуществления закупок у ранее существующих поставщиков и как следствие необходимость интенсивной интеграции в экономику Российской Федерации и налаживания новых экономических связей. При этом, в интересах поддержания широкого внедрения в денежный оборот на территории Крыма валютной единицы России, стоимость предмета закупки, сумма предложения конкурсных торгов (ценового предложения, предложения по результатам закупки у одного участника), сумма договора определяется в российских рублях по официальному курсу учрежденного Банка Крыма. Неразрывно связано со сменой валюты изменение официального языка с украинского на российский, что также играло роль переориентации всех экономических процессов, в том числе и закупочных на взаимосвязь Крыма и Севастополя с Россией [10].

В составе следующей проблемы необходимо обозначить изменения обусловленные приведением нормативной базы государственных и муниципальных закупок Республики Крым и города федерального значения Севастополя в соответствие с российскими стандартами. К данной категории можно отнести изменение минимального срока для подачи предложений конкурсных торгов с ранее установленных 30 дней (15 дней при сокращенной процедуре) на 20 рабочих дней со дня обнародования закупок, изменение начала срока отведенного для заключения договора о закупке с победителем конкурсных торгов с ранее установленного порога, установленного на отметке 14 дней (5 дней при сокращенной процедуре) со дня публикации в информационном бюллетене на отметку в 10 рабочих дней со дня обнародования уведомления об акцепте. Также в данную категорию нововведений можно отнести изменение минимального срока для подачи ценовых предложений с 10 рабочих дней со дня публикации запроса ценовых предложений в информационном бюллетене на 7 рабочих дней со дня обнародования запроса ценовых предложений. Аналогично в рамках приведения в соответствие с российским законодательством претерпело изменение и начало срока для заключения договора о закупке с победителем процедур запроса ценовых предложений с ранее установленных 5 рабочих дней со дня публикации в информационном бюллетене на 7 рабочих дней со дня обнародования уведомления об акцепте. Также в рамках данной проблемы важно отметить то, что в контексте произошедших изменений была также отменена обязательность обнародования информации о закупках в установленных печатных изданиях [11].

Следующая проблема представляет собой набор формальных изменений, не влекущих за собой перемены в содержании правоотношений. Преимущественно к ней относятся изменения, представляющие собой формальную смену контролирующих органов, а также органов, непосредственно принимающих участие в процессе проведения государственных и муниципальных закупок. Так, ранее являвшиеся уполномоченным органом Министерство экономического развития и торговли Украины сменилось Министерством экономического развития и торговли Республики Крым. Аналогичные изменения произошли и с органом обжалования результатов проведения государственных и муниципальных закупок, органом финансового контроля за соблюдением законодательства о закупках, органом, отвечающим за казначейское использование бюджетных средств. Так функции Антимонопольного комитета Украины, Государственной финансовой инспекции Украины и Государственной казначейской службы Украины были переданы Управлению Федеральной антимонопольной службы по Республике Крым и городу Севастополю, Финансовой инспекции Республики Крым и Управлению Федерального казначейства по Республике Крым соответственно. Также изменился и веб-портал уполномоченного органа по вопросам закупок — функционирует «Веб-портал Министерства экономического развития и торговли Республики Крым «Государственные закупки в Республике Крым» [8].

В рамках данного процесса 9 июля 2014 года было принято Постановление Совета министров Республики Крым № 190, которым было утверждено Положение о закупке товаров, работ и услуг на территории Республики Крым в переходный период. [2] Этим же Постановлением Совета министров Республики Крым было отменено ранее действовавшее на территории Крыма Постановление № 1844–6/14 от 26.03.2014г. Наибольший интерес в указанном положении представляет пункт 3 раздела 2 «Сфера применения настоящего положения», закрепляющий перечень случаев на которые действие данного положения, и как следствие, действующего законодательства о государственных и муниципальных закупках не распространяется. Важно отметить и то, что закрепленный перечень, изначально содержащий 36 позиций, постоянно пополняется новыми положениями исключающими проведение конкурентных закупок. Так, Постановлением Совета министров Республики Крым от 28 января 2015 года № 19 «О внесении изменений в Постановление Совета министров Республики Крым от 09 июля 2014 года № 190» в перечень добавляется пункт 49: «закупка дополнительных мощностей дизель-генераторных установок, обеспечивающих энергоснабжение инфраструктурных и социально значимых объектов в случае ограничения притока электрической энергии и мощности со стороны смежных энергосистем» [3].

Существующая в Российской Федерации система бюджетных учреждений была сформирована в иных социально-экономических условиях. Эта система, несмотря на реформы и преобразования, функционирует в отрыве от современных подходов к развитию государственного и муниципального управления, от принципов оптимальности, эффективности и достаточности предоставления государственных и муниципальных услуг. Придя к выводу о том, что органы публичной власти просто осуществляют содержание существующей системы бюджетных учреждений вне зависимости от объема и качества оказываемых ими услуг, на федеральном уровне было решено приступить к комплексному совершенствованию правового положения государственных и муниципальных учреждений, а также организации предоставления государственных (муниципальных) услуг и исполнения государственных (муниципальных) функций. Решить указанные задачи возможно с помощью Федерального закона от 08.05.2010 N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». [4] Этот закон направлен на повышение эффективности предоставления государственных и муниципальных услуг при условии сохранения либо снижения темпов роста расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы на их предоставление за счет создания условий и стимулов для сокращения внутренних издержек учреждений и привлечения ими внебюджетных источников финансирования, а также для оптимизации подведомственной сети исполнительных органов всех уровней публичной власти. Несмотря на наметившиеся коренные преобразования в социально-культурной сфере, некоторые вопросы остаются нерешенными. Так, необходимо рассмотреть проблемы реформирования бюджетного обеспечения в сфере образования, поскольку на финансирование раздела бюджетной классификации Российской Федерации 0700 «Образование» направляется до 30 % от общего объема расходов консолидированного бюджета РФ.[5] Кроме того, переход на новые формы хозяйствования автономных и бюджетных учреждений связан с финансовыми, организационными, кадровыми и психологическими изменениями. Следует отметить, что вид деятельности учреждений диктует специфику их развития, поэтому нельзя сравнивать проблемы перехода к автономии учреждений, например, в здравоохранении и образовании. Первая проблема состоит в том, что в настоящее время и на федеральном уровне, и на уровне субъектов не с полной ответственностью подходят к формированию ведомственного перечня услуг, который, видимо, рассматривается как ненужная формальность. Однако с реализацией норм Федерального закона от 08.05.2010 N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» [6] (далее — Закон N 83-ФЗ) небрежность в составлении перечня услуг может привести к серьезным последствиям для системы образования. Перечень услуг — это основа для формирования задания, следовательно, и основа для финансирования. Если услуги нет в перечне или она сформулирована в общем разделе «Образование» без учета особенностей, то невозможно будет на законных основаниях ее профинансировать. Чем более детально будет проработан этот перечень для подведомственных учреждений, тем проще будет реализовать нормы закона [6].

Рассмотрим это на примере. Институт повышения квалификации при региональном государственном вузе получает задание на повышение квалификации работников образования (услуга — «повышение квалификации»). Но институт занимается еще и переподготовкой специалистов, а также ведет определенную научно-исследовательскую работу. Если эти виды услуг не попали в перечень, то формально они и не могут быть профинансированы, т. е. на них не может быть сформировано государственное задание. Учредитель имеет право ограничить финансирование института только частью средств, направляемых на повышение квалификации. Касательно общеобразовательных учреждений (например, если в перечень услуг не попадет «услуга по предоставлению коррекционного образования»), сложности могут возникнуть с финансированием коррекционных классов. Повышенное финансирование данных классов (более высокая стоимость норматива, следовательно, и расчетно-нормативных затрат для формирования задания) является нарушением, так как оснований для этого нет, и это может быть расценено контролирующими органами как финансирование необеспеченных полномочий. Еще сложнее ситуация обстоит с дошкольными образовательными учреждениями (ДОУ). В услуге должно быть отражено обучение, воспитание и содержание детей в ДОУ. В противном случае расходы, которые не связаны с обучением детей в детских садах, могут быть отнесены к дополнительным услугам и их финансирование за счет бюджетных средств будет невозможно, так как на них нельзя будет сформировать муниципальное задание. Следовательно, эта услуга (как дополнительная) относится к платным услугам [11].

В связи с этим уже на стадии формирования ведомственного перечня услуг органы государственной власти и местного самоуправления должны четко разделить, какая услуга является обязательной (предоставляется за счет средств бюджета и включена в государственное (муниципальное) задание), а какая — дополнительной, т. е. необязательной (должна оказываться за плату). Вторая проблема заключается в том, что фактическое неравенство в расходах бюджетных учреждений является слабым местом в определении стоимости услуг. До тех пор, пока бюджет планировался по фактически сложившимся расходам, проблема разной удельной стоимости бюджетной услуги, которая оказывается учреждениями, не рассматривалась. Однако, как только речь заходит о некоторой общей стоимости услуги, то возникает проблема финансового обеспечения разного уровня бюджетных расходов. Например, если школа, рассчитанная на 1 000 учащихся, заполнена на 2/3, то и удельные расходы, и стоимость услуги там будут выше, чем в школе, заполненной на 100 %. [7] В связи с требованием законодательства учитывать стоимость услуги многие регионы в качестве стоимости услуги записывали фактические удельные расходы по учреждениям, т. е. фактические расходы учреждений делились на число получателей услуги. При таком подходе услуга формально существовала, но на качестве услуги это никак не отражалось. Более того, анализ фактических расходов свидетельствует о том, что бюджетные учреждения, оказывающие одну и ту же услугу, практически всегда будут иметь различные удельные расходы, т. е. стоимость будет индивидуальной. Формально для такого неравенства часто нет оснований ни в региональном, ни в муниципальном законодательстве, но такое неравенство складывалось годами и при существовавшем сметном порядке планирования воспроизводилось ежегодно. Эта проблема не решалась много лет при реализации принципа подушевого финансирования [11].

Для решения указанной проблемы необходимо иметь серьезное обоснование для объявления определенной величины удельных расходов в качестве расчетно-нормативных затрат для оплаты сформированного государственного (муниципального) задания бюджетному учреждению. Также возникает вопрос о том, что будет являться основой расчетно-нормативных затрат. Приказ Министерства финансов РФ от 22.10.2009 N 105н «Об утверждении Методических рекомендаций по определению расчетно-нормативных затрат на оказание федеральными органами исполнительной власти и (или) находящимися в их ведении федеральными государственными бюджетными учреждениями государственных услуг (выполнение работ), а также расчетно-нормативных затрат на содержание имущества федеральных государственных бюджетных учреждений» предлагает несколько методов определения расчетно-нормативных затрат: нормативный, структурный и экспертный. [8]

Формально в приказе говорится о том, что предпочтителен нормативный метод, при невозможности его применить — структурный (как в случае определения прочего персонала как доли от основного), экспертный, который практически может не отличаться от индивидуального. В то же время в Минфине России доминирует мнение, что нормативы финансового обеспечения государственного задания могут быть индивидуальными. Причем формульные нормативы ставятся только как цель. А до этого индивидуальные нормативы корректируются региональными коэффициентами, групповыми нормативами и поправочными коэффициентами. Таким образом, формально от субъектов не будут требовать определения стоимости услуги при использовании только нормативного или формульного подхода. Определив общие для сферы образования проблемы, становится возможным выявить особенности дошкольного, общего, дополнительного и высшего образования, а также коснуться наиболее важных вопросов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Основные проблемы в области повышения финансовой эффективности деятельности, с которыми сталкиваются учреждения дошкольного образования, можно разделить на несколько групп. Первая группа проблем — кадровые проблемы. До настоящего времени детские сады и школы в большинстве случаев не имели в своем штате собственных бухгалтеров, экономистов. Руководители этих учреждений имеют профильное педагогическое образование, поэтому любые вопросы, связанные с формированием и использованием собственных денежных фондов, вызывают у них затруднения, что, безусловно, тормозит развитие предпринимательской активности и снижает возможность зарабатывания дополнительных средств. Вторая группа — проблемы законодательные. Прежде всего они связаны с недостаточно четкой формулировкой образовательной услуги. Разногласия возникают не только по времени предоставления услуги, но и по ее содержанию. Так, например, по-разному трактуется понятие услуги по дошкольному воспитанию. Одни органы местного самоуправления указывают, что все время пребывания ребенка в детском саду является временем услуги (с 7 до 19 ч). При таком подходе у детских садов не остается времени для дополнительных занятий с детьми. В такой ситуации детский сад может предлагать эти услуги только детям, не посещающим данное учреждение, или в выходные дни (например, занятия в кружках или пребывание ребенка в группе на несколько часов). В таких условиях активно развиваться могут только услуги, которые направлены на повышение уровня родителей по воспитанию детей. В некоторых детских садах предлагаются психологические консультации для родителей, организация празднования дней рождения или услуги, связанные с бытовым обслуживанием [12].

Существуют примеры, когда в детском саду предлагается услуга по стирке испачканной во время прогулки одежды детей. В других муниципалитетах были проведены расчеты по соответствию санитарным нормам времени пребывания ребенка в саду и его занятости во время базового цикла, и на их основе было принято решение о том, что каждому ребенку можно предоставить в течение одного дня не более двух дополнительных образовательных услуг (при этом эти занятия не должны дублировать занятия базового цикла, которые проводились в течение дня). При таком подходе возможности учреждения возрастают, но тоже весьма ограничены, так как программа базового цикла ежедневно имеет большое количество разнообразных занятий в соответствии с основными правилами деятельности учреждения (необходимо постоянное переключение ребенка на разные виды деятельности). Таким образом, складывается ситуация, при которой возможности для получения дополнительных денежных средств детскими садами зависят от той трактовки законодательного акта, которую им предложит учредитель и собственник имущества. В среднем образовании также необходимо выделить некоторые проблемы. Первая группа вопросов в финансовом обеспечении общеобразовательных учреждений связана с исследованием сущностных процессов реформирования системы общего образования и изменением финансовых отношений, с выявлением наиболее значимых принципов разграничения расходных полномочий, а также с механизмом распределения затрат для расчета норматива. Первостепенное значение при разграничении предметов ведения между уровнями государственной власти должен иметь принцип ареала доступности общественного блага для потребителей. Реализация этого принципа в сфере общего образования должна осуществляться муниципалитетом. В России этот принцип на уровне муниципального образования применяется ограниченно, что подтверждается закрытием малокомплектных школ и реализацией транзитного проекта «Школьный автобус» [10].

Следующим принципом при разграничении расходных полномочий является принцип территориального соответствия. В государстве в большинстве случаев действует правило, согласно которому финансировать задачу должен тот уровень власти, который обладает компетенцией по ее осуществлению. Поэтому более справедливым решением является принцип финансирования в соответствии с правом законодательства, который подразумевает, что тот, кто принимает решения, и должен финансировать их осуществление. Разграничение расходных обязательств в России в сфере образования между уровнями публичной власти в настоящий момент осуществляется следующим образом: на муниципальный уровень возложены полномочия по дошкольному и дополнительному образованию; расходные обязательства в сфере общего образования разделены на две составляющие (финансовое обеспечение учебного процесса в форме субвенций возложены на региональный бюджет, а организация предоставления общедоступного и бесплатного общего образования — на органы местного самоуправления); за региональным уровнем закреплены обязательства по предоставлению начального и среднего профессионального образования и социальной защите детей-сирот; расходные обязательства по финансовому обеспечению льгот отдельным категориям граждан закреплены за тем уровнем власти, который эти льготы устанавливает; полномочия по предоставлению льгот и выплат работникам системы образования закрепляются за учредителями. Задачи общественного характера должны по возможности разграничиваться в соответствии с принципом неделимой ответственности. Только в этом случае может быть реализован одновременно принцип территориального соответствия, подразумевающий разграничение как предметов ведения и расходных полномочий, так и доходных источников, необходимых для их осуществления. Независимо от того, какие предметы ведения относятся к компетенции местного уровня власти, осуществляться они должны по возможности самостоятельно [9].

Одним из основных направлений бюджетной реформы является отказ от финансирования бюджетных учреждений и переход к финансированию оказываемых ими услуг на основе нормативно-подушевого финансирования (НПФ). Этот показатель используется не для расчета общей суммы расходов на образование, а для распределения заданного объема ассигнований между бюджетополучателями — «деньги следуют за учеником». В соответствии с действующим законодательством региональные органы власти за счет регионального бюджета обязаны финансировать все закрепленные за ними расходные полномочия в сфере общего образования в полном объеме. При расчете нормативов на финансирование реализации основных общеобразовательных программ затраты подразделяются на две группы (по степени их участия в предоставлении услуги): затраты на оказание образовательной услуги и затраты на содержание имущества. В затратах на оказание услуги выделяются две подгруппы: затраты, непосредственно связанные с оказанием услуги, и затраты на общехозяйственные расходы. Такая группировка затрат необходима в целях повышения эффективности расходования бюджетных средств (необходимо отделить затраты, направленные непосредственно на получение результата, от других видов затрат) [9].

В составе финансовых затрат выделяют следующие группы: — нормативные затраты на оплату труда и начисления на выплаты по оплате труда персонала, принимающего непосредственное участие в оказании муниципальной услуги; — нормативные затраты на приобретение материальных запасов, потребляемых в процессе оказания муниципальной услуги; — иные нормативные затраты, непосредственно связанные с оказанием муниципальной услуги (за исключением затрат на содержание имущества). Распределение затрат, связанных с расходами на коммунальные услуги (за исключением нормативных затрат, отнесенных к нормативным затратам на содержание имущества), не вполне корректно. Так, в состав нормативных затрат на коммунальные услуги, связанных с финансированием учащихся, включены: — нормативные затраты на потребление горячей и холодной воды, на услуги водоотведения в размере 100 %; — нормативные затраты на потребление тепловой энергии в размере 50 % от общего объема затрат на оплату указанного вида коммунальных платежей; — нормативные затраты на потребление электрической энергии в размере 90 % от общего объема затрат на оплату указанного вида коммунальных платежей. Оставшиеся 50 % затрат на потребление тепловой энергии и 10 % затрат на потребление электрической энергии должны финансироваться из местного бюджета в составе нормативных затрат на содержание имущества муниципального учреждения. [9] Такое деление затрат по коммунальным услугам вызывает вопрос, почему затраты на потребление горячей и холодной воды полностью включаются в стоимость норматива на содержание учащегося, а остальные — в определенной доле? И если с разделением затрат по электрической энергии условно можно было бы согласиться, так как затраты на освещение связаны с обеспечением учебного процесса (электричество потребляется только в момент проведения занятий, хотя потребление электроэнергии не зависит от количества учеников в классе), то в отношении отопления разделение затрат является дискуссионным. Независимо от проведения занятий или их отсутствия здание все равно будет отапливаться (например, в зимние каникулы). Можно предположить, что если эти затраты полностью передать на финансирование из местного бюджета, то в связи с ежегодным ростом тарифов на коммунальные услуги пришлось бы регулярно пересчитывать размер дотаций муниципальным образованиям, поскольку собственные доходы во многих местных бюджетах практически отсутствуют. Но в то же время следует заметить, что если затраты на электроэнергию покрываются из регионального бюджета, то у органов местного самоуправления отсутствуют стимулы к внедрению энергосберегающих технологий. Деление затрат на две группы экономически необоснованно и противоречит теории финансового менеджмента и принципу неделимой ответственности [10].

Однако воспользоваться положительными нововведениями Закона N 83-ФЗ смогут далеко не все ДШИ Можно отметить несколько проблем, ставящих эти школы в особые условия. Первое — правовой статус ДШИ. Закон N 83-ФЗ направлен на совершенствование правового положения государственных (муниципальных) учреждений. А поскольку ДШИ уже два десятка лет существуют в неопределенном правовом статусе и при противоречивом законодательстве, то необходимо сначала определить их статус. В настоящий момент не совсем понятно, как ДШИ формировать государственное (муниципальное) задание, когда самые главные составляющие задания (содержание и объем образовательных программ, отраженные в действующих учебных планах) закреплены рекомендательными письмами Министерства культуры РФ и носят примерный характер. Исходя из этого вполне предсказуемо желание некоторых учредителей изменить учебные планы в сторону сокращения. Такого рода оптимизация образовательного процесса губительна для школ, поскольку подрывает основу реализуемых ими образовательных программ — сложившийся комплекс предметов и объем часов, необходимых для успешного и качественного освоения программы. Второе — неясный метод определения нормативных затрат. В большинстве регионов не разработаны нормативы финансирования, нормативный метод практически не используется [10].

Мониторинг подушевого финансирования в ДШИ Российской Федерации, проведенный в 2010–2012 гг. федеральным государственным учреждением «Научно-методический центр по художественному образованию», свидетельствует, что разница в финансировании в расчете на одного учащегося в школах искусств России может достигать десятков раз. [10] Таким образом, в отсутствие объективных экономических подходов ситуация при переводе школ в новый формат может сохраниться. Следовательно, федеральные государственные требования будут едины для всех, а стоимость образовательных услуг, оказываемых в соответствии с этими требованиями, принципиально разной. Третье — нерешенный вопрос о частичных платных услугах. К большим сложностям, испытываемым ДШИ по поводу правомерности привлечения средств родителей (добровольных пожертвований, целевых взносов), добавляются вопросы, возникающие по поводу частичной платы за услуги, которые оказываются в рамках основной деятельности. Иными словами, теперь средства родителей «как плата за обучение» могут быть источником дохода ДШИ. Но в действующем законодательстве пока ничего не изменилось. Существует только такая формулировка, как «добровольные пожертвования». И у директоров опять возникают вопросы о легитимности привлечения родительских средств. Четвертое — отсутствие критериев результативности деятельности ДШИ [10].

Подобно подавляющему большинству бюджетных учреждений в образовании в структуре научно-технического потенциала России также доминируют учреждения, финансирующие из бюджета, — на их долю приходится около 47 % от общего числа организаций, выполняющих исследования и разработки. [11] Предпринимаемые в последнее десятилетие меры по повышению эффективности бюджетного сектора науки были направлены на оптимизацию состава и структуры научных учреждений, формирование структур, устраняющих разрыв между отдельными звеньями исследовательского цикла (научно-образовательные центры, учебно-инновационные комплексы и т. д.). Эффективность нового хозяйственного механизма планирования и финансирования государственных научных учреждений в рамках государственных заданий на выполнение НИОКР по субсидиям во многом зависит от качества государственного планирования и управления научно-техническим развитием. Можно отметить, по крайней мере две причины, учитывая которые необходимо проводить оценку качества планирования и управления НИОКР в ходе проводимой реформы: 1) повышение ответственности и подотчетности (как учредителей, так и подведомственных научных организаций) [12].

На новом этапе экономических и социальных реформ в России предусматривает в качестве приоритетных направлений государственных расходов инвестиции на поддержание систем жизнеобеспечения населения страны. Расходы на образование являются именно такими инвестициями, поскольку развитие всех отраслей экономики напрямую зависит от уровня образованности.

Литература:

  1. Об особенностях осуществления государственных закупок на территории Республики Крым в переходный период: Постановление Совета министров Республики Крым от 26.03.2014 г. № 1844–6 /14
  2. Об утверждении Положения о закупке товаров, работ и услуг на территории Республики Крым в переходный период: Постановление Совета министров Республики Крым от 09.07.2014 г. № 190
  3. О внесении изменений в Постановление Совета министров Республики Крым от 09 июля 2014 года № 190: Постановление Совета министров Республики Крым от 28 января 2015 года № 19
  4. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» Федеральный закон от 08..05.2010 № 83-ФЗ
  5. Абанкина И. В. Бюджетное финансирование образовательных учреждений: структура и источники денежных средств // Вопросы статистики.-2006.- № 7- С.45
  6. О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // Российская газета. 2013. 12 апреля.
  7. Озерова М. Н. Источник финансирования образовательного учреждения // Учет в сфере образования.-2005.-№ 3.- С.11
  8. Балыхин Г. А. методические основы привлечения внебюджетных средств в образовательную систему//Экономика образования.- 2005.- № 2.- С.5
  9. Башкина Г. В. Внебюджетное финансирование школы// Справ. рук. образовательного учреждения.- 2007.-№ 10.- С.19
  10. Савицкая Е. Финансирование общего среднего образования в России // Рос. образование.- 2008.- № 6.- С.15
  11. Беляков С. А. Финансовая устойчивость вузов // Образовательные технологии.- 2008.-№ 4.-С.50
  12. Семеко Г. В. Сдвиги в структуре финансирования высшего образования // Экономика образования.-2004.-№ 1.-С.63

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle