Библиографическое описание:

Брискина Е. В. Проявление лексико-семантической и грамматической интерференции при употреблении немецких глаголов носителями русского языка // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 800-804.



Отрицательное влияние родного языка может проявляться на различных этапах изучения иностранного языка. Интерференция может иметь место не только при употреблении отдельных слов и устойчивых словосочетаний, но и при построении предложений и даже текстов. Так как различия между системами родного языка и изучаемого иностранного языка часто приводят к различным видам интерференции, представляется целесообразным проводить подробный анализ таких различий в процессе изучения и обучения. Также важно развивать у обучающихся осознание того, что прямой перевод с родного языка на иностранный язык далеко не всегда приводит к построению правильного высказывания. В данной статье рассматривается проявление лексико-семантической и грамматической интерференции при употреблении немецких глаголов носителями русского языка. В центре внимания находятся типичные ошибки, возникающие при употреблении отдельных глаголов и коллокаций, содержащих глаголы, а также при реализации глагольного управления.

Ключевые слова: лексико-семантическая интерференция, грамматическая интерференция, влияние родного языка, изучение немецкого языка как иностранного, русские и немецкие глаголы

В отечественной и зарубежной лингводидактике интерференция обычно понимается как отрицательное влияние родного языка или других ранее изученных иностранных языков на процесс изучения нового иностранного языка. Это влияние может затрагивать разные уровни языковой системы и проявляться как на начальном, так и на более позднем этапе изучения [7, с. 136]. Основными типами интерференции являются фонетическая, грамматическая, лексико-семантическая, стилистическая и коммуникативная интерференция. Интерференция может иметь место как при употреблении отдельных слов и словосочетаний, так и при построении полных предложений и даже текстов. Основным источником интерференции является внутренний перевод с родного языка на иностранный язык, который часто имеет место как в процессе обучения, так и в процессе самостоятельного использования иностранного языка в различных ситуациях. С одной стороны, причиной того, что типичные для родного языка лексические, грамматические и другие возможности оказывают прямое влияние на построение высказывания на иностранном языке, может быть просто отсутствие точных знаний о том, какие языковые средства имеются в изучаемом языке для построения данного высказывания. С другой стороны, можно предположить, что подобное влияние также может быть обусловлено недостатком практических навыков в использовании необходимых языковых средств, которые требуются для быстрой активации имеющихся знаний при построении высказывания. Новые методы преподавания, которые позволили бы минимизировать интерференцию родного языка при изучении иностранного языка, разрабатываются уже в течении многих лет, при этом не только в рамках лингводидактики, например, [3], но и в рамках когнитивной лингвистики, например, [1]. Так как именно различия между системами родного языка и изучаемого иностранного языка приводят к интерференции, представляется целесообразным проводить подробный анализ таких различий в процессе обучения и развивать у обучающихся осознание того, что прямой перевод с родного языка на иностранный язык далеко не всегда приводит к построению правильного высказывания. В данной статье рассматривается проявление лексико-семантической и грамматической интерференции при употреблении немецких глаголов носителями русского языка. В центре внимания находятся типичные ошибки, возникающие при употреблении отдельных глаголов и коллокаций, содержащих глаголы, а также при реализации глагольного управления.

Лексико-семантическая интерференция при употреблении глаголов проявляется как на начальном, так и на более позднем этапе изучения. Она может иметь место как при употреблении отдельных глаголов, так и при употреблении устойчивых сочетаний, содержащих те или иные глаголы, и может иметь различные причины. Так, лексические ошибки при употреблении немецких глаголов носителями русского языка довольно часто обусловлены тем фактом, что одному многозначному русскому глаголу в немецком языке соответствуют два синонимичных глагола, которые обычно употребляются в разных контекстах. Неправильный выбор между двумя возможными вариантами приводит к лексической неточности или даже грубой лексической ошибке. При передаче соответствующего значения из двух возможных немецких глаголов предпочитается часто тот глагол, который был заучен на более раннем этапе изучения немецкого языка и в связи с этим легче активируется. Подобные случаи лексико-семантической интерференции при употреблении глаголов упоминаются, однако без подробного анализа, и в некоторых других исследованиях, посвящённых типичным ошибкам русскоязычных студентов при изучении немецкого языка, например, [5], [6].

Хорошо известным примером подобной интерференции является неправильное употребление немецких глаголов 'leben' и 'wohnen', которым в русском языке соответствует глагол 'жить', использующийся в различных контекстах:

(1) Я живу в Германии.

*? Ich wohne in Deutschland.

Ich lebe in Deutschland.

(2) Я живу на улице Шиллера.

*? Ich lebe in der Schillerstraße.

Ich wohne in der Schillerstraße.

Лексические ошибки такого рода встречаются также и при употреблении многих других пар немецких глаголов, значение которых в русском языке может передаваться одной и той же лексемой, например, 'знать' — 'wissen'/'kennen', 'работать' — 'arbeiten'/'funktionieren', 'звонить' — 'anrufen'/'klingeln', 'строить' — 'bauen'/'bilden', 'учить' — 'lernen'/'studieren', 'говорить' — 'sprechen'/'sagen', 'бросать' — 'werfen'/'verlassen', 'плыть' — 'schwimmen'/'fahren', 'встречать' — 'treffen'/'begegnen'/'abholen':

(3) Мой брат не работает.

Mein Bruder arbeitet nicht.

(4) Будильник не работает.

* Der Wecker arbeitet nicht.

Der Wecker funktioniert nicht.

(5) Собака плывёт быстро.

Der Hund schwimmt schnell.

(6) Пароход плывёт быстро.

* Das Schiff schwimmt schnell.

Das Schiff fährt schnell.

(7) На вокзале я встретил Петра.

Am Bahnhof habe ich Peter getroffen. / Am Bahnhof bin ich Peter begegnet.

(8) Пётр встретил меня на вокзале.

* Peter hat mich am Bahnhof getroffen.

Peter hat mich vom Bahnhof abgeholt.

Подобные ошибки встречаются также при употреблении некоторых модальных глаголов. Так, русскому глаголу 'мочь' в немецком языке могут соответствовать глаголы 'können' (мочь, уметь) и 'dürfen' (сметь, иметь разрешение). Носители русского языка используют, однако, часто вместо глагола 'dürfen' глагол 'können', что может быть обусловлено более широким употреблением глагола 'мочь' в их родном языке:

(9) Я могу хорошо плавать.

Ich kann gut schwimmen.

(10) Могу я есть мясо? (Можно мне есть мясо?)

*? Kann ich Fleisch essen?

Darf ich Fleisch essen?

Интересный случай представляет собой также смешение немецких глаголов 'brauchen' и 'müssen', первый из которых, будучи обычно изученным на более раннем этапе, часто заменяет второй, что приводит к грамматической ошибке:

(11) Мне нужна новая лампа.

Ich brauche eine neue Lampe.

(12) Мне нужно купить новую лампу.

* Ich brauche eine neue Lampe kaufen.

Ich muss eine neue Lampe kaufen.

Похожие случаи лексико-семантической интерференции встречаются также и при употреблении немецких существительных, прилагательных, предлогов и даже союзов, например, 'стена' — 'Wand'/'Mauer', 'русский' — 'Russisch'/'Russe', 'на' — 'auf'/'an', 'когда' — 'wann'/'als'/'wenn' [2, с. 185–186].

Лексико-семантическая интерференция при употреблении немецких глаголов носителями русского языка также часто возникает в результате прямого перевода устойчивых сочетаний и конструкций без учёта лексических особенностей изучаемого языка. Причиной подобных ошибок является отсутствие необходимых лексических знаний или практических навыков, позволяющих быстро активировать данные знания в нужный момент. Хорошо известным примером подобной интерференции является прямая замена русского глагола 'любить' в сочетании с другими глаголами немецким глаголом 'lieben', которая приводит к лексической ошибке, так как соответствующее значение передаётся в немецком языке с помощью модального глагола 'mögen' или личной формы смыслового глагола в сочетании с наречием 'gern':

(13) Я люблю танцевать.

* Ich liebe tanzen. / * Ich liebe zu tanzen.

Ich mag tanzen. / Ich tanze gern.

Прямая замена русской лексемы одной соответствующей ей немецкой лексемой без учёта особенностей передачи данного значения в изучаемом языке также может привести к распаду устойчивых сочетаний лексем, представляющих собой так называемые коллокации. В некоторых случаях такой прямой перевод всё же приводит к формированию типичной для изучаемого языка коллокации, например, 'чистить зубы/ботинки/ванную' — 'Zähne/Schuhe/Bad putzen', 'мыть руки/машину' — 'Hände/Auto waschen', 'вести разговор' — 'ein Gespräch führen'. Однако нередко имеют место и достаточно грубые лексические ошибки:

(14) Моя сестра любит чистить картошку.

* Meine Schwester putzt Kartoffeln gern.

Meine Schwester schält Kartoffeln gern.

(15) Мария моет окна.

* Maria wäscht die Fenster.

Maria putzt die Fenster.

(16) Безработица может довести человека до отчаянья.

*? Arbeitslosigkeit kann einen Menschen zur Verzweiflung führen.

Arbeitslosigkeit kann einen Menschen zur Verzweiflung bringen.

В некоторых случаях при дословном переводе русской коллокации остаётся неучтённым тот факт, что в немецком языке соответствующее значение передаётся отдельным глаголом, например, 'говорить по телефону' — 'telefonieren', 'смотреть телевизор' — 'fernsehen'.

Грамматическая интерференция при употреблении немецких глаголов носителями русского языка часто проявляется в тех случаях, когда глагольное управление в изучаемом языке, требующее при определённом глаголе употребления имени существительного в определённом падеже и часто с определённым предлогом, нарушается под влиянием грамматических норм родного языка. Ошибки при реализации глагольного управления в немецком языке, которые можно рассматривать как результат интерференции, встречаются не только в речи русскоязычных изучающих, но и в речи носителей английского и других языков [8]. Многие глаголы в русском и немецком языках имеют одинаковое управление. Так, русский глагол 'любить' и немецкий глагол 'lieben' требуют дополнения в винительном падеже, русский глагол 'помогать' и немецкий глагол 'helfen' требуют дополнения в дательном падеже. Предлоги, с которыми употребляются русские и немецкие глаголы, также часто совпадают. Так, русский глагол 'встречаться' употребляется с предлогом 'с', немецкий глагол 'sich treffen' с предлогом 'mit', русский глагол 'полагаться' употребляется с предлогом 'на', немецкий глагол 'sich verlassen' с предлогом 'auf'. Разумеется, в подобных случаях также возможны ошибки, но их причиной будет скорее отсутствие необходимых грамматических знаний, например, падежных форм артиклей, чем влияние норм родного языка. Существует, однако немало глаголов в немецком и русском языках, которые существенно отличаются друг от друга в плане управления. Подобные случаи вполне можно рассматривать как потенциальные источники ошибок, обусловленных влиянием грамматических норм родного языка.

В первом случае речь идёт о русских и немецких глаголах, которые требуют при себе имя существительное в определённом падеже без предлога. Так, русские глаголы 'благодарить' и 'поздравлять' требуют дополнения в винительном падеже, в то время как соответствующие им немецкие глаголы 'danken' и 'gratulieren' требуют дополнения в дательном падеже:

(17) Я благодарю тебя.

* Ich danke dich.

Ich danke dir.

(18) Я поздравляю тебя.

* Ich gratuliere dich.

Ich gratuliere dir.

Русские глаголы 'звонить' и 'мешать' требуют, напротив, дополнения в дательном падеже, в то время как соответствующие им немецкие глаголы 'anrufen' и 'stören' требуют дополнения в винительном падеже:

(19) Я позвоню тебе.

* Ich rufe dir an.

Ich rufe dich an.

(20) Твоя музыка мешает мне.

* Deine Musik stört mir.

Deine Musik stört mich.

В некоторых случаях одному русскому глаголу в немецком языке соответствуют два синонимичных глагола, которые имеют различное управление. При этом управление одного из синонимов соответствует управлению русского глагола, в то время как управление второго существенно от него отличается. Речь идёт при этом о грамматически и семантически более сложных глаголах, которые изучаются обычно несколько позже. Так, русскому глаголу 'встречать' соответствуют немецкие глаголы 'treffen', который требует дополнение в винительном падеже, и 'begegnen', который требует дополнение в дательном падеже. Глагол 'begegnen' часто употребляется ошибочно с винительным падежом, что можно объяснить влиянием русского глагола 'встречать' и ранее изученного немецкого глагола 'treffen':

(21) На вечеринке я неожиданно встретил моего школьного друга.

* Auf der Party habe/bin ich zufällig meinen alten Schulfreund begegnet.

Auf der Party bin ich zufällig meinem alten Schulfreund begegnet.

Похожая ситуация имеет место в случае русского глагола 'слушать', которому соответствуют, с одной стороны, немецкий глагол 'hören', требующий дополнение в винительном падеже, и, с другой стороны, немецкий глагол 'zuhören', требующий дополнение в дательном падеже. Глагол 'zuhören' часто употребляется ошибочно с винительным падежом, что можно объяснить влиянием русского глагола 'слушать' и ранее изученного немецкого глагола 'hören':

(22) Мария прекрасно поёт. Я всегда слушаю её с удовольствием.

* Maria singt sehr schön. Ich höre sie immer sehr gern zu.

Maria singt sehr schön. Ich höre ihr immer sehr gern zu.

Во втором случае управление русских и немецких глаголов различается наличием или отсутствием определённого предлога. Так, русский глагол 'играть' требует предлог 'в' или предлог 'на' с соответствующим падежом, например, 'играть в футбол/шахматы/карты' или 'играть на пианино/скрипке/трубе', в то время как немецкий глагол 'spielen' употребляется в подобных сочетаниях без предлога, например, 'Fuβball/Schach/Karten spielen' или 'Klavier/Geige/Trompete spielen'. Типичной ошибкой, совершаемой носителями русского языка при употреблении данных немецких словосочетаний особенно на начальном этапе изучения, является добавление предлога, типичного для соответствующих словосочетаний в их родном языке:

(23) Дети играют в футбол.

* Die Kinder spielen in Fußball.

Die Kinder spielen Fußball.

Похожая ситуация часто имеет место при употреблении немецкого глагола 'kennenlernen', который требует дополнение в винительном падеже без предлога. Русский глагол 'знакомиться' употребляется с предлогом 'с', что часто приводит к ошибочному употреблению немецкого глагола 'kennenlernen' с предлогом 'mit':

(24) Пётр хочет познакомиться с Марией.

* Peter möchte mit Maria kennenlernen.

Peter möchte Maria kennenlernen.

Обратная ситуация также может иметь место. Так, русские глаголы 'ждать' и 'помнить' требуют всегда дополнение в винительном падеже без предлога, в то время как соответствующие немецкие глаголы 'warten' и 'sich erinnern' часто употребляются с определёнными предлогами. Типичной ошибкой, совершаемой носителями русского языка при употреблении данных немецких глаголов, является полное отсутствие предлога, которое типично для соответствующих глаголов в их родном языке:

(25) Я жду автобус.

* Ich warte den Bus.

Ich warte auf den Bus.

(26) Я хорошо помню моего дедушку.

* Ich erinnere (mich) gut meinen Großvater.

Ich erinnere mich gut an meinen Großvater.

В третьем случае речь идёт о русских и немецких глаголах, которые требуют при себе имя существительное в определённом падеже с предлогом, но предлоги и падежи при этом различаются. Типичной ошибкой является при этом употребление немецкого глагола с предлогом, типичным для соответствующего глагола в родном языке. Так, русский глагол 'участвовать' употребляется с предлогом 'в', в то время как немецкий глагол 'teilnehmen' употребляется с предлогом 'an':

(27) Мы участвуем в конференции.

* Wir nehmen in der Konferenz teil.

Wir nehmen an der Konferenz teil.

Русский глагол 'расставаться' употребляется с предлогом 'с', в то время как немецкий глагол 'sich trennen' употребляется с предлогом 'von':

(28) Пётр хочет расстаться с Марией.

* Peter will sich mit Maria trennen.

Peter will sich von Maria trennen.

Подобные различия в управлении русских и немецких глаголов встречаются довольно часто, что создаёт благоприятные условия для появления ошибок, обусловленных интерференцией родного языка: 'злиться на' — 'sich ärgern über', 'сомневаться в' — 'zweifeln an', 'думать о' — 'denken an', 'поздравлять с' — 'gratulieren zu', 'обращаться к' — 'sich wenden an', 'спрашивать про' — 'fragen nach'. Подобная ситуация также часто имеет место при употреблении немецких отглагольных существительных, требующих при себе определённые предлоги, которые отличаются от предлогов, типичных для соответствующих существительных в русском языке:

(29) Этот учёный внёс большой вклад в развитие микробиологии.

* Dieser Wissenschaftler hat einen großen Beitrag in Entwicklung der Mikrobiologie geleistet.

Dieser Wissenschaftler hat einen großen Beitrag zur Entwicklung der Mikrobiologie geleistet.

Выше были рассмотрены некоторые особенно продуктивные случаи лексико-семантической и грамматической интерференции, которые имеют место при употреблении немецких глаголов носителями русского языка как на начальном, так и на более позднем этапе изучения. С одной стороны, причиной подобных ошибок может являться отсутствие необходимых лексических и грамматических знаний, а также знаний о наличии определённых различий в употреблении глаголов в родном и изучаемом языках. Недостаточно точное объяснение особенностей употребления немецких глаголов, которое обучающиеся получают в процессе обучения, также создаёт благоприятные условия для интерференции. С другой стороны, подобные ошибки могут быть обусловлены недостатком практических навыков, которые требуется для быстрой активации имеющихся знаний при построении высказывания. Подробное объяснение и особенно интенсивная проработка всех проблемных случаев употребления глаголов и глагольных сочетаний изучаемого языка позволит существенно минимизировать ошибки такого рода. Так как именно различия между родным языком и изучаемым иностранным языком приводят к интерференции, представляется целесообразным проводить подробный анализ таких различий в процессе обучения и развивать у обучающихся осознание того, что прямой перевод с родного языка на иностранный язык далеко не всегда приводит к построению правильного высказывания. Необходимость дифференцированного подхода при преподавании грамматических, лексических и других особенностей изучаемого языка, усвоение которых может вызывать особые трудности в связи с возможной интерференцией, подчёркивается и в других современных исследованиях [4, с. 139–140].

Литература:

1. Беляевская, Е. Г. Когнитивная лингвистика и преподавание иностранных языков / Е. Г. Беляевская // Вестник МГИМО-Университета. — 2013. — № 5 (32). — С. 76–82.

2. Брискина, Е. В. К вопросу о влиянии родного языка на изучение лексических особенностей иностранного языка (на примере русского и немецкого языков) / Е. В. Брискина // Актуальные проблемы общей теории языка, перевода и методики преподавания иностранных языков. Выпуск 3: сборник статей по материалам межрегиональной, с международным участием, интернет-конференции. — Саранск: Издатель Афанасьев В. С., 2016. — С. 181–187.

3. Игнатова, М. Н. Методика преодоления грамматической интерференции на основе применения рационального подхода: дисс. … канд. пед. наук: 13.00.02 / М. Н. Игнатова. — М., 2015. — 151 с.

4. Казимирова, И. С. Межъязыковая интерференция как источник трудностей при интерактивном обучении иностранным языкам / И. С. Казимирова // Актуальные проблемы общей теории языка, перевода и методики преподавания иностранных языков. Выпуск 3: сборник статей по материалам межрегиональной, с международным участием, интернет-конференции. — Саранск: Издатель Афанасьев В. С., 2016. — С. 137–140.

5. Карташова, В. Н. Проблема интерференции в обучении немецкому языку / В. Н. Карташова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2015. — № 3–2 (45). — С. 109–111.

6. Межецкая, Г. Н. Интерференция в речи студентов неязыковых специальностей, изучающих второй иностранный язык (на материале немецкого языка) / Г. Н. Межецкая // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 8–5 (50). — С. 124–127.

7. Barkowski, H. / Fachlexikon Deutsch als Fremd- und Zweitsprache / H. Barkowski, H.-J. Krumm. — Tübingen: A. Francke, 2010. — 370 S.

8. Tomaszewski, A. Meine 199 liebsten Fehler. Kartensammlung. 200 Karten mit Begleitheft / A. Tomaszewski, W. Rug. — Stuttgart: Klett, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle