Библиографическое описание:

Киселева Н. Е. Трагические и героические мотивы в сюжетно-тематической картине Алтайской живописи второй половины ХХ века // Молодой ученый. — 2016. — №18. — С. 394-397.



The article considers the reflection in thematic works of the Altai artists G. F. Borunova, A. P., Botev, I. S. Hairulina and other, tragic and heroic motives for the historical events of Russia and the Altai — the great Patriotic war; defines the role and place of the tragic and heroic in the realistic painting of artists of the Altai in the second half of the twentieth century.

Key words:narrative, history, heroic, tragic, Altai painting

Каждая историческая эпоха выдвигала свою меру ценностей, свою концепцию личности, своего героя; каждая эпоха ставила и решала извечную общественную проблему: кому подражать, «делать жизнь с кого»? А искусство в соответствии с конкретно — историческими и социальными ценностными критериями осуществляет эстетизацию того или иного типа героического.

В реалистическом искусстве советского периода героическая тема стала одной из ведущих. Это вполне закономерно: героическое в жизни не может не найти эстетического эквивалента в искусстве, призванном глубоко и правдиво отражать основные тенденции развития своего общества. Искусство выполняет благородную историческую миссию эстетизации того, что определяет могучую поступь освобожденного народа на нелёгком пути к преобразованию всего уклада страны, требующего поистине героических усилий.

Героическое и трагическое тесно взаимосвязаны. Искусство ХХ века было идеологически заражено — это проблема нравственной войны и утраты были всегда. И одним из недостатков советского искусства являлось ограниченное обращение к трагическому. Показывались успехи, оптимизм: прославлялись Герои труда, Герои Великой отечественной войны. Художники обращались к образам хлеборобов и рабочих, монтажников и строителей, изображали промышленные новостройки, мелиорацию на Алтае и строительство городов, освоение целинных и залежных земель. Ограниченное обращение к трагическому в некотором роде нанесло ущерб не только алтайскому искусству. Эти явления характерны для всего искусства второй половины ХХ века. Массовая идеологизация, буквально понимаемый «социальный заказ», неизбежно вела к занижению творческих критериев, конформизму. Происходило как бы «разведение» искусства, появлялось «мелкотемье», увядал исторический жанр, в котором как ни где проявляются трагические мотивы. Трагическое не связано с датами. Через трагическое наиболее ярко выражается идея, характер, аискусство ипосвящено человеческому характеру [1].

Наиболее выразительно трагический мотив звучит в жанре сюжетно-тематическойкартины алтайских художниковтаких как, Г. Ф. Борунов, И. С. Хайрулинов, А. П. Ботева, Н. П. Иванов и др.

Трагическое присутствует в работах этих художников, так как оно связано с войной, но ограниченно. Батальных сцен на полотнах этих живописцев нет совсем — военное время выражено через образы ветеранов, через образы молодых из «мира спасённого». Произведения вбирают в себя и личный жизненный опыт художников, пережитое ими, передуманное — в этом состоит общественное значение произведений, содержится один из аспектов выражения трагического.

http://obj.altapress.ru/picture/cram_in/150/12622.jpg

Рис. 1. Г. Ф. Борунов. «9 мая. Рядовые Победы».2000.

В основу каждой картины ложится своя история. Есть она и в работе Г. Ф. Борунова[1928–2008 г.Заслуженный худ. России. Член СХ с 1964 г.] «9 мая. Рядовые победы»(Рис.1.).На этом полотнеГеннадий Фёдорович изобразил троих сельских стариков, которые отмечают День Победы возле дома. В белой рубашке, с гармошкой — отец художника, раненный в боях за Сталинград. Написать такую картину — дань памяти отца и его фронтовых друзей. Изображенные старики на фоне старого бревенчатого дома, возможно из которого уходили на фронт, тревожного весеннего неба, держат в руках гранёные стаканы — атрибут советского времени. На хрупком столике — скудная закуска. День Победы, но лица стариков не выражают особой радости — они хранят не только скорбь по трагическим временам, но и тяжесть нелёгкой жизни настоящего времени. За что воевали, за что боролись, в какие идеалы верили? Трагедия жизни, которая обрушилась на людей в конце ХХ века, повергла стариков в глубокие размышления. На лицах раздумья и тревога за будущее своих внуков и детей.

https://image.jimcdn.com/app/cms/image/transf/dimension=716x10000:format=jpg/path/s928f7a7ce816fcb7/image/i25168764c3d86a0c/version/1440058851/image.jpg

Рис. 2. Г. Ф. Борунов. Осенняя мелодия.1958

В работах «Участник войны Фёдор Борунов с внуком Александром»(2003 г.)«Осенняя мелодия»(Рис.2) — автор обращается к теме, связанной с драматизмом; сопоставляет старость и молодость, старик и мальчик, дед и внук. Как мы видим, трагическое пробивается через самые неожиданные аспекты.

Уважением к минувшему — важная черта мироотношения художника. Она становится темой, звучащей «за кадром» двух вариантов замысла, посвящённого знаменитому шелаболихинскому элеватору, построенному выдающимся учёным — энтузиастом Ю.Кондратюком. «Элеватор на Оби. Хлеб фронту. 1942 год» (1991г.) —картина, полная драматизма. Ночью не останавливается жизнь, не останавливается труд крестьян, одна за другой рядами движутся конные подводы, гружённые мешками с зерном и их ряды сходятся в одной точке у элеватора. Всё погружено в полумрак, светятся стены элеватора и это свечение не от того, что его кто — то осветил или что — то осветило. Луна за зданием элеватора. Это самосвечение, элеватор как — будто светится изнутри. Художник этим символизирует свет хлеба, зерна, выращенного в невероятных условиях жертвенным трудом крестьян, которые всё до последнего зёрнышка отдают фронту. Беспокойная,динамичная композиция, как бы вовлекающая в глубь пространства хлебный обоз, останавливается мощной вертикалью элеватора, устремившего свои каменные стены к мятущемуся небу. Опять движение тревожное, и чувство, горем войны рождённое. Оно захватывает сразу и подчиняет. Им продиктовано и вызвано ощущение целостности.

http://obj.altapress.ru/picture/cram_in/150/12571.jpg

Рис. 3. Г. Ф. Борунов. Элеватор на Оби. Хлеб фронту. 1942 год. 1991

Тропа, ведущая в гору — мотив дороги — это архетипический мотив, первообраз, характерный для просторов России. В христианской культуре дорога, тропинка — символ земного пути человека. Образ дороги связан с раздумьями о человеческой судьбе. Трагическая тема звучит здесь как симфония. Обострённо эмоциональный образный строй этих картин вызван и воспоминанием детства, и размышлениями о бескорыстном крестьянском труде, объединяющем людей в годы тяжких испытаний и, наконец, горькими мыслями о том, что этого уникального сооружения, ставшего в годы войны символом сибирской мощи, по вине конкретных людей больше не существует [2].

В жанре сюжетно-тематической картины работает живописец Ильбек Сунагатович Хайрулинов [1939 г.р. Член СХ с 1983 г.]. Его творчество тесно связано с трагическими событиями Великой отечественной войны. «Все картины, написанные мной, от первой до последней — это сыновье слово о судьбе наших отцов и матерей, о судьбе Родины. «Враги.1929», «Воспоминание об отце», «Проводы.1941 год», «Вечное прощание», «Баллада о солдате», «Отчий дом», «Мать», «Память. Жертвам репрессий», «Июнь сорок первого», «Подвиг. Сестричка. 1943 г.».[3]. Одной из главных тем творчества Хайрулинова — тема: женщина и война. «Проводы.1941 год» (1980) «Вечное прощание» (1989), «Мать» (1989–1991) [Приложение.Рис.6], «Тяжкая весть.1942» (1982), «Подвиг. Сестричка» (1984), «1941» (1981–1985) — произведения, которые содержат в себе женские образы. Исторически сложилось так, что мужчина — воин, герой. История же нам показала, на что способна женщина в тяжёлое лихолетье не только войны. Женщина способна на высокий героизм в тылу. Вглядываясь в эти картины, понимаешь, что при написании автор идёт от личного, пережитого, быть может, виденного или слышанного когда-то в далёком детстве и прочувствованного на новом уровне зрелого человека-художника — это один из аспектов выражения трагического в художественном произведении. Прошел уже 71 год со Дня Победы, но трагедия войны для его героинь всё ещё не пережита.

http://obj.altapress.ru/picture/cram_in/150/44216.jpg

Рис. 4. Хайрулинов И. С. Тяжкая весть. 1942. 1982

«Тяжкая весть»(Рис.4) — картинаповествует о характере крестьянки. Аспект трагедии — в каждом доме, семье своё горе, она не идёт к другим, получив «похоронку». Трагедия, драма женского одиночества, полная незащищённость. В этом произведении целая гамма трагических переживаний: весть о гибели близкого человека, драма безысходности, драма одиночества, среди людей нет близкого человека. Женщина идёт к своей кормилице — корове, вокруг которой кормится вся семья. Это единственное живое близкое для неё существо. И всё это выражается не только общей композицией, но и деталями: хрупкие, редкие снежинки подчёркивают её незащищённость; чистота снега подчёркивает возвышенность её переживаний; сдержанный колорит — перламутрово-серебристый; теплота деревянных досок сизо — седых от дождей и снегов подчёркивают горе утраты.

Произведения И.Хайрулинова особенно актуальны в наше сложное время, когда ломаются нравственные критерии, происходит переоценка ценностей.

Работы Ботева Александра Петровича [1948–1992. Член СХ с 1986 г.] пронизаны глубоким сознанием болевых точек общества, острым ощущением современности. Его изобразительный язык содержит иносказание и метафору, элементы гротеска и экспрессивной стилизации. Работал в жанре тематической картины. «Агрессия» (1986) и «Heavymetal» (1987) — жанр политической картины, добившейся равноправия в советском искусстве, именно в 70-е годы — обращается в своём творчестве к мировым проблемам, к тому, что происходит «сегодня в мире», о чём мы узнаём благодаря этой культуре.

https://lh3.googleusercontent.com/BvGJYiTaWb3CJ77GPQyczMnduiMvx4H4nk3aEjk3qx7JT1Da6lI6kJgajHSYt2srv_GSVQ=s85Картинки по запросу

Рис. 5. Ботев А. П. Heavy metal. 1987

Изображение человеческих страданий, донесённое до нас с другого конца земли чёрно — белым экраном телевизора, помогает раскрыть трагическую отчуждённость потерянного поколения «металлистов», своего рода жертв этой аудивизуальной культуры («Heavymetal»).

Полотно«Агрессия» — здесь символическая связь образов и предметов (разорванная ракета и фашистский солдат, лётчик сверхзвукового самолёта и секунды, вспыхивающие на световом табло, экран телевизора и беременная женщина, образ которой навеян хрупкими созданиями Вермера Дельфтского, напоминает нам о противоречиях нашего времени, когда достижения культуры приводят к её же разрушению.

Некоторая облегчённость живописной плоти произведений А.Ботева связана с выраженной графической основой изображения. В ней угадывается стиль монтажных построений художников ОСТа (Общество художников-станковистов в 1920-е годы), к которому обратились многие «семидесятники». Этот принцип позволяет показать сложное сочетание эмоционального переживания и философского осмысления событий современности и истории, но главное, он помогает втянуть зрителя в размышления об этих событиях.

Накренившаяся под действием страшной силы и словно потерявшая равновесие земля, трагически прекрасная в тишине полей, только что разорванная воем немецких истребителей, Они несутся из потемневшего неба прямо на зрителя. А под ними — ещё не коснулся земли погибший советский солдат. Парящее над землёю тело — это наша память о подвиге, превращающем смерть в бессмертие. Мы понимаем, что художник не пытается сделать нас и себя свидетелями происходящего события, т. к. оно символически условно. И эта условность, подчёркнутая темнеющим на фоне неба пятном репродуктора, делает понятным замысел художника, который старался запечатлеть зрительный образ, возникший при осмыслении трагических моментов нашей истории. Рассмотренная картина А.Ботева «Год 1941. Начало июля» (1987)пример ассоциативно — символического истолкования исторического образа.

Таким образом, в живописи алтайского искусства трагический мотив находит место в сюжетно-тематической картине. Война, теме которой посвящено основное содержание художественных произведений, — это насилие. Искусство должно устранять насилие, оно призвано к этому, «… и только оно способно внушить зрителю чувство и мысль о необходимости единения людей, чтобы продолжать путь к подножию вершин гармонии и духа, начатый когда-то их отцами». [4]. Живопись алтайских мастеров содержит эти идеи, выраженные ясными профессиональными формами и средствами.

Роль и значение трагического в искусстве несомненно велики. Трагическое сыграло большую роль в развитии художественного творчества; оно способствовало расширению и углублению создаваемой в реалистическом искусстве картины действительности. Трагические мотивы способствовали появлению в искусстве такой эстетической категории как драматическое и связанных с ней драматических жанров в искусстве. Развитие искусства в настоящее время свидетельствует о новых возможностях, раскрытых перед ним в области трагического. Большой материал для наших художников даёт сама жизнь современного сложного во всех отношениях мира. Трагическое искусство выявляет общественный и индивидуальный смысл жизни человека и показывает, что бессмертие человека осуществляется в бессмертии народа.

Литература:

  1. Киселева, Н. Е. Трагические мотивы в изобразительном искусстве алтайских художников во второй половине ХХ — начале XXI вв.: дис. … канд. искусств. / Н. Е. Киселева. — Барнаул, 2006.
  2. Борунов Геннадий Федорович: выставка к 75-петию художника «Земля отцов»: буклет. — Барнаул, 2003.
  3. Художники Алтая. ХХ век. — Барнаул, 2001.
  4. Хайрулинов И. С. К 55-летию Великой Победы. Живопись: каталог/ вступ.ст. Т. М. Степанской. — Барнаул, 2008.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle