Библиографическое описание:

Мусагалиева А. С., Мусабекова Р. М. Казахская интеллигенция в борьбе с советской властью: новые источники и интерпретации // Молодой ученый. — 2016. — №17. — С. 254-258.



This article discusses the activities of the Kazakh intelligentsia who participated in the joint struggle against the establishment of Soviet power in Central Asia. They include representatives of Kazakh and Bashkir intelligentsia. The chronological scope of the proposed article covers the period from the October revolution of 1917 in Russia until political repressions of the 1930-ies in the Soviet Union. The article analyzes a large reservoir of historical sources: the urban materials of the state archives of Kazakhstan, memoirs, secret documents of power structures and others. A special role is given to the work of the representative of the intelligentsia of Bashkir Zaki Validi, closely associated with the Kazakh intelligentsia of Alash-Orda — A. Bukeykhanov, A. Baytursynov, and others.

Keywords: revolution, Kazakhs, emigration, the intelligentsia, the Bolsheviks, the party, the Soviet regime, repression.

Начало ХХ века стало периодом усиления национально-освободительной борьбы тюркоязычных народов, новым этапом объединения башкир, татар, казахов, узбеков, таджиков против русской колонизации. Во главе освободительного движения стояли такие видные деятели тюркского мира, как З. Валиди, М. Чокай, М. Султангалиев, А. Букейханов. Особенно, в противостоянии установлению советского государства борьба против большевиков привела к объединению всей тюркской интеллигенции. По разным причинам эта тема не стала объектом пристального и полного изучения.

Необходимо отметить, что в целом советская власть установилась в течение небольшого отрезка времени. Туркестанский деятель М. Чокай определил следующим образом: «Мы решились в не нами выбранный период, а через принятие условий, порожденные российской революцией. Вторая субъективная, то есть, нами создаваемая причина: зная необходимость борьбы на пути национального интереса туркестанцы не успели создать мощное взаимоединство» [1]. «Триумфальное шествие» новой власти связывали стремлением к строительству гуманистического, справедливого общества. Выступления, направленные против диктатуры пролетариата, подавлялись. В советской историографии эти события старались не упоминать.

В статье сделана попытка раскрыть деятельность казахской интеллигенции и башкирского деятеля Заки Валиди, который вместе с тюркской интеллигенцией СССР вел борьбу против Советской власти. Находясь в эмиграции башкирский деятель З. Валиди в 1970 году пишет свои воспоминания [2].

В исторической и научно-популярной литературе существовует много различных мнений об общественно-политической деятельности Заки Валиди. Для нашего исследования главным вопросом является совместная борьба башкирского деятеля и казахов против большевиков. Мы согласны с характеристикой и оценкой личности З. Валиди зарубежных ученых [3]. Действительно, труды З. Валиди раскрывают политику Советской власти в Средней Азии, в том числе и в Казахстане, направленную на разъединение тюркских народов.

Методика. «Воспоминания...» З. Валиди являются важным историческим источником. Следует также заметить, что в работе. Валидова и других лидеров национально-освободительного движения дается характеристика исторического периода. «Красный террор» большевиков изучен сквозь призму их личных отношений.

В советской историографии, по известным причинам, данный труд вообще не рассматривался. После развала Советского Союза ученые Средней Азии вместе с другими тюркскими учеными начали изучение трудов Заки Валиди. Cреди среднеазиатских историков глубоко изучил творчество З. Валиди узбекский ученый М. Абдурахманов [4].

Если труды З. Валиди, в силу существовавшей идеологии находились под запретом, то большой научный интерес они вызывали у советологов. Его общественно-политическая деятельность в советской Центральной Азии привлекала внимание зарубежных ученых [5]. В годы советской власти многие западноевропейские исследователи посвятили свои труды освещению борьбы тюрков Центральной Азии против большевиков [6]. К одному из них можно отнести работу H. Paksoy, исследовавшего эту проблему[7].

Большой научный интерес на труды З. Валидова проявляют архивы Казахстана. Из Башкортостана были привезены помимо трудов З. Валиди и некоторые номера журнала «Молодой Туркестан», выпускавшиеся вместе с Мустафой Чокаем [8]. В Казахстане нет таких объемных трудов о башкирском деятеле. С обретением государственной независимости при освещении борьбы национально-демократической интеллигенции, а именно-деятелей партии «Алаш» против Советской власти, казахстанские историки опирались на труды З. Валиди, посвященные событиям 1917–1922 гг. в бывшей Российской империи, в которых сам автор принимал непосредственное участие.

Тюркская интеллигенция иСоветская власть

З. Валиди в своем труде подробно освещает события гражданской войны. Он вспоминает о встрече с Букейхановым на II Всеказахском съезде. После того, как большевики заняли Оренбург, казахи уехали в Восточный Казахстан, Семипалатинск. На некоторое время связь З. Валиди с казахами была прервана. Автором отмечается, что между 30 августа — 7 сентября 1918 г. в Оренбурге и Самаре проходили переговоры между правительствами Башкуртистана, Казахстана и Туркестана. Со стороны правительства «Алаш-Орды» участвовали А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов и еще несколько человек. Кокандское правительство представляли: М. Тынышпаев, М. Чокай, Х. Ходжаев [2, 178–180]. Эту встречу автор описывает следующим образом: «Это была первая общая встреча Кокандской автономии, Башкурдистана и Алаш-Орды. В одном из 12-ти намеченных для обсуждения пунктов мы оговаривали, что не будем вступать ни в какие сношения с Германией, оккупировавшей Украину и, по слухам, искавшей контактов с казахскими вождями Астраханской губернии; мы установим контакты с представителями Японии, союзницей России, в Сибири и в Кульдже и будем вести нашу национальную борьбу в рамках границ России. Через два года (1920 г.) в руки Советов среди прочих бумаг астраханского казаха М. Тунганчина, попал экземпляр нашего договора с Алаш-Ордой» [2, 169]. З. Валиди отмечает, что этот документ хранится в «красном архиве». Этот документ явился основным источником большевиков в раскрытии связи казахской интеллигенциии и З. Валиди. Не исключено, что этот документ позже лег в основу обвинения группы казахских интеллигентов как «японских шпионов».

В своих показаниях в Москве 27 мая 1929 г. о деятельности Алаш-Орды А. Букейханов говорит о его последней встрече с Заки Валиди состоявшейся на совещании в Уфе: «Там мы с ним сгоровились о совместной борьбе против наших врагов, в числе которых, само собою, разумеется, была соввласть..После этого обстоятельства так сложилось, что мы уже не встречались и никакой связи поддерживать не могли» [9]. Заки Валиди также указывает на то, что это была последняя встреча с А. Букейхановым[2, 178–180]. После укрепления Советской власти А. Букейханов привлек внимание большевиков, и находился под домашним арестом в городе Москве.

В своей работе З. Валиди повествует о падении правительства Алаш-Орды в Восточном Казахстане, о прибытии в Башкурдистан членов правительства С. Кадырбаева, М. Ауезова. Выход видят в объединении и сплоченности алашевцев и башкир. Об этом можно узнать из письма З. Валиди А. Байтурсынову и А. Букейханову: «Собираемся в ближайшие дни перейти на сторону Советов. Вы должны знать, что переход на их сторону мера вынужденная. Мы остаемся верными нашим национальным принципам, соглашениям с правительством Алаш-Орды» [10]. Это письмо попало в руки красных и было опубликовано. В последствии в период политических репрессий со стороны Советов против казахской интеллигенции это письмо превратилось в основной аргумент обвинения.

О том, что для будущего казахского народа нужно принять Советскую власть говорил и А. Байтурсынов. Таким образом, по вопросу о переходе на сторону Советов, в дальнейшем все вопросы Валиди и Байтурсынов решали вместе. Хотя они и приняли Советскую власть, но свои идеи не связывали с большевиками. Поэтому тюрки Средней Азии еще до перехода на сторону Советов создали нацинальную социалистическую партию «Эрк».

В трудах A. Bennigsen, S. E. Wimbusch об этом говорится нижеследующее: «В 1919 году мусульманская интеллигенция хотела создать независимо от РКП (б), свою отдельную партию, среди них вместе с А. З. Валиди и А. Арифовым были А.Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов и Т. Рыскулов»[11]. Инициатор этой идеи Валиди в своих воспоминаниях показывает, что этот акт не поддержал Ленин, и предложил вместо Алаш-Орды создать казахскую социалистическую партию.

Документы политических репрессий вКазахстане иЗаки Валиди

Советскую власть обеспокоило объединение казахов и башкир. В главе «Тайная организация» упоминается о создании весной 1920 г. в Москве политической организация «Единение и прогресс» [2, 567] А. Байтурсыновым, А. Букейхановым, З. Валидовым, В. Ибрагимовым и другими лидерами мусульман Российской империи. Можно сказать, что эта организация стала продолжением партии «Эрк». После того как Советы не приняли идеи представителей интеллигенции восточных народов о создании партии, они перешли к нелегальной работе. В составе организаторов называются казахи Т. Рыскулов, А. Байтурсынов. Организация должна была проводить работу коммунистической партии в Туркестане, Казахстане, Башкуртистане, Бухаре и в Хиве. Их основной задачей была борьба против Советов, и защита местного населения от притеснения большевиков.

В обвинительном заключении ОГПУ говорится: «Байтурсынов и Ермеков в начале 1921 года были в Москве и вели переговоры с находящимся там Валидовым о: «..договаривались о необходимости создания тайной организации». А поставленное настоящее обвинение звучит следующим образом: «После амнистии Алаш-Орды, в 1921 году Заки Валидов и Ахмет Байтурсынов создали вместе национальную организацию, с Халелом Габбасовым возглавляли отделением в Семипалатинске. По заданию организации сделали попытку связаться с белой эмиграцией в Китае» [12]. Однако эти идеи не были осуществлены, так как их жизненные пути разошлись.

Советские органы безопасности знали о существовании этой организации. В обвинительных заключениях ОГПУ, которые хранятся в архивах казахстанских Комитета национальной безопасности деятельность Алаша, напрямую связана с именем З. Валиди. Эти документы показывают отношение алашской интеллигенции к Валиди, которые начинали складываться с Уфимской директории и продолжались до его встречи в 1921 году с А. Байтурсыновым и А. Ермековым. Во время допроса, чекисты, обвиняли их в создании секретной организации. Всю их деятельность связывали напрямую с этим делом.

В зарубежной историографии [13] репрессии татарского лидера М. Султан-Галиева в 1929 году связывают с З. Валиди. М. Султан-Галиев обвиняется в пантюркизме, в том числе антисоветском заговоре среди советских тюркских народов. Преследование М. Султан-Галиева [14] было началом репрессиий всей мусульманской, тюркской интеллигенции.

В «Воспоминаниях...» З. Валиди пишет, что с 1921 года большевики зорко следили за предводителями алашординцев Казахстана [2, 259].

В связи с этими событиями казахская интеллигенция подверглась сильному преследованию. По нашему мнению, репрессии в Казахстане, связанные с именем З. Валидова, начались сразу же после его эмиграции.

23 сентября 1922 года в докладе сотрудников ГПУ в Кироблкк РКП (б) «О групповой и персональной характеристике, сущности и деятельности Алаш-Орды и националистов киргиз, а также и вообще кирработников» [15] говорилось об основных группах среди алашской интеллигенции, а спустя время на них готовились обвинительные документы. Споры, связанные с газетой «Знамя единства», начались в 1924 году. Красный коммунист Т. Рыскулов в своем письме [9,108–118] к И.Сталину разоблачил деятельность казахской интеллигенции, работающей в этой газете против Советской власти. Отъезд в эмиграцию М. Чокая и признание его соратников врагами большевиков привело к вмешательству И. Сталина в политические процессы в Казахстане. В 1925 году письмо Сталина по поводу журнала «Ак жол» к руководству Казахстана еще более усугубило положение казахской интеллигенции.

Начавшиеся в конце двадцатых годов репрессии против интеллигенции тюркских народов, перерастают в открытые судебные процессы. В Казахстане репрессивные органы Советской власти стали преследовать национальную интеллигенцию обвиняя их в связях с белогвардейцами, а также в союзе с тюркоязычными народами.

А в обвинительном заключении ОГПУ было записано: «Следственными материалами, находящимися в настоящем деле доказана следующая контр-революционная деятельность, проходящих по делу лиц:

  1. Создание в 1921–22 гг. подпольной организации. В последствие они проводили антисоветскую деятельность и связывались между собой на основе личных связей «по признаку принадлежности к организации…»
  2. Установление связей с Валидовым, находящимся за кордоном» [12, 47].

Постановлением Коллегии ОГПУ от 4 апреля 1930 г. 13 подсудимых были приговорены к расстрелу, 7 человек — к расстелу с заменой наказания лишением свободы с отбыванием в концлагере сроком на 10 лет, 7 человек — к заключению в концлагере на 10 лет, 15 человек — к заключению на срок от 3 до 6 лет. Коллегия ОГПУ СССР в январе 1931 г., возвращаясь к своему постановлению от 4 апреля 1930 г., сочла возможным «смягчить» меру наказания обвиняемых. 28 из них были оправданы [9,16]. Обвинения по поводу причастия к «тайному обществу» продолжались. В сентябре и октябре 1930 г. органами ОГПУ в Казахстане осуществляется вторая волна репрессий алашордынцев. К 20 ноября этого года в камерах тюрьмы ОГПУ г. Алма-Аты содержались около 40 человек по делу о казахских националистах [12,22].

И Заки Валиди в своей работе писал, что представители казахской интеллигенции Ахмет Байтурсынов, Алихан Букейханов, Мирякуб Дулатов, Халел Габбасов и еще два студента стали жертвами сталинских репрессий [16]. В эмиграции Заки Валиди общался с казахской интеллигенцией через А. Бримжановым, который в составе казахских студентов был направлен в 1922 г. в Германию на учебу. Впоследствии Бримжанов был репрессирован.

Заключение. Взаключении отметим, что борьба советских тюрков в первой четверти ХХ века закончилась поражением. Победившие коммунисты проводили в стране кровавые репрессии, пытаясь уничтожить видных представителей тюркской интеллигенции. Тюркские народы бывшего Советского Союза до сих пор отдают дань уважения и признания лучшим сынам своего народа. Мы видим, что в поисках лучшей доли для своего народа, представители тюркской интеллигенции не всегда были едины в своих исканиях. Но одно объединяло их: увидеть свою родную землю свободной и независимой. Они видели последствия большевистской политики.

Выводы. В советский период, несмотря на вклад отдельных представителей казахской интеллигенции в строительство социализма, их имена долгое время не только предавались забвению. На них навешивались оскорбительные ярлыки, после чего накладывался запрет на упоминание их имен. В трудах лидеров тюркской интеллигенции поднималось много проблем, которые советская власть игнорировала. Более чем 70 лет существования созданного большевиками государства, тюркским народам пришлось пройти самые суровые испытания, особенно в первые годы действия репрессивной политики.

Таким образом, казахская интеллигенция была неразрывно связана со своим народом. Она чаще всего использовала мирные средства, оберегая свой народ от новых жертв. Осознавая опасность, исходящую от союза высокообразованных людей, чиновники советского аппарата создавали множество препятствий для осуществления их деятельности. Одних высылали подальше от единомышленников, других сажали в тюрьму. Однако, советская репрессивная машина не смогла до конца уничтожить патриотов. Более того, большевики увидели другую сторону своих деяний. Вокруг представителей тюркской интеллигенции наперекор планам коммунистов все больше группировались люди, главной целью которых была борьба за свободу, полученная только в конце XX века. Мы уверены, что в истории независимых тюркских народов больше не будет трагичных и печальных страниц.

Литература:

  1. Чокай М. 2001. Отрывки из воспоминаний о1917. Токио, рр.3.
  2. Валиди З. 1997. Воспоминания. Борьба народов Туркестана и других восточных мусульман-тюрков за национальное бытие и сохранение культуры. Пер.стур. Москва, рр.649.
  3. Paksoy H. B. 1995. The Basmachi Movement from within: an Account of Zeki Velidi Togan. NationalitiesPapers, 23. 2: 373–399.
  4. Абдурахманов М. 2005. Научная деятельность А. З. Валидова в Туркестане.M. S. Thesis. Ташкентский государственный университет, Ташкент.MI.
  5. Caroe Sir Olaf. 1953. Soviet Empire: The Turks of Central Asia and Stalinism. рр: 300; Paksoy H. 1994. Excerpts from the memoirs of Zeki velidi Togan // Central asia reader: the rediscovery of history/ Edited by H. B. Paksoy. Armonk, N. Y. London, рр:216; Jansky Herbert. 1955. Ahmet Zeki Velidi Togan, Zeki Velidi Togan and His Works (a pamphlet reprinted from Zeki Velidi Togan’a Armagari) — Istanbul:Maarif basimevi, рр:254; Mende Gerhard Von. 1936. Der Nationale Kampf der Russlandturken (The National Struggle of the Russian Turks). Berlin: Weidmannsche Buchhandlung, рр:253
  6. Bennigsen A. and Lemercier-Quelguejay, 1964. Chantal. La Presse et le Movement National chez les Musulmans de Russie avant 1920, Paris-La Haye, рр:272; Castagne J.1925. Les Musulmans et la politique des Soveiets en Asia Central, Paris, рр:125; Baymirza H. 1962. Sowjetrussische Orientpolitik am Beispiel Turkestan. Koln, рр:289; Mende, Gerhard von.1936. Der National kampf de Russlandtuerken, Berlin, рр:253; Park, Alexander. 1957. Bolshevizm in Turkestan, 1917–27, New Vork, рр:50; Pipes, Richard. 1957. The Formation oft e Soviet Union, Camdridge, рр:155; Paksoy H. 1994. Excerpts from the memoirs of Zeki velidi Togan // Central asia reader: the rediscovery of history/ Edited by H. B. Paksoy. Armonk, N. Y. London, рр:216:
  7. Paksoy H. 1994. Excerpts from the memoirs of Zeki velidi Togan // Central asia reader: the rediscovery of history/ Edited by H. B. Paksoy. Armonk, N. Y. London, рр:216
  8. Государственный архив города Астаны. фонд 430, опись 11, дело 20–26.
  9. Движение Алаш. Сборник документов и материалов.- Алматы: «Ел- шежре», 2007. Т.3. кн.2. 344 с.- С.30
  10. Хрестоматия по новейшей истории Казахстана. Т.1. Алматы: Санат, 2007.- C.120–129. — С. 100
  11. Bennigsen A., Wimbusch S. E. 1979. Muslim national communism in the Soviet Union. Chicago, London, рр:213
  12. Обвинительное заключение (по делу № 78754) // Архив музейно-мемориального комплекса политических репрессий «АЛЖИР». — фонд1., опись 1., дело30., — 42–78 лл.
  13. Hostler C. 1957. Turkism and the soviets. The turks of the world and their political objectives. London, рр:250; Hostler C. 1953. Soviet Affairs Notes, Buiietin No. 144, April 20, рр:245
  14. Bennigsen A., Quelguejay Ch. 1960. Les mouvements nationaux chez les musulmans de Russie: Le «sultangalievisme» au Tatarstan. Paris, рр:285; Bennigsen A., Wimbush S. E. 1979. Muslim national communism in the Soviet Union: A revolutionary strategy for the colonial world. Chicago, рр:267; Bennigsen A., Lemercier-Quelguejay Ch. 1986. Sultan Galiev, le pere de la revolution tiers-mondiste. Рaris, рр:307; Kaymak E. 1993. Sultan Galiyev ve Somurgeler Enternasyonali. Istanbul, рр:253.
  15. Движение Алаш. Сборник документов и материалов. 1917–1920. Алматы: «Алаш», 2005. Т.2. 496 с. рр: 230
  16. Государственный архив города Астаны. фонд 430, опись 11, дело 26, 88 лл.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle