Некоторые проблемы отношений между башкирскими и татарскими национальными движениями после Февральской революции в 1917 г. | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №28 (132) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 17.12.2016

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Галиахметов И. И. Некоторые проблемы отношений между башкирскими и татарскими национальными движениями после Февральской революции в 1917 г. // Молодой ученый. — 2016. — №28. — С. 737-739. — URL https://moluch.ru/archive/132/36724/ (дата обращения: 19.06.2018).



В России, после Февральской революции, в которой произошла бескровная смена царской власти, наблюдается резкий подъем национальных движений Российской империи.

После свержения династии Романовых, национальные движения Российской империи получают некую политическую свободу, и выдвигают несколько проектов решения национального вопроса и будущего государственного устройства страны. Они проявили свои возможности и способности, хотя не обошлось и без фатальных ошибок и недочетов, в которых особое место занимает разногласия между национальными движениями и их лидерами [1, с. 75].

Ярким примером служит конфликт между национальными движениями башкир и татар. Проблема заключалась в том, что башкирское национальное движение изначально ставила перед собой задачу сохранения башкирской идентичности народа и создания башкирской автономии. А татарское национальное движение взяла курс на создания единой тюрко-татарской нации, объяснив это тем, что лишь единая нация сможет противостоять ассимиляции со стороны русского народа в культурном и политическом плане.

Для того, чтобы детально разобрать проблему отношений между башкирским и татарскими национальными движениями необходимо осветить их взаимоотношения в тот период.

Предпосылкой противоречий двух национальных движений явилось разногласие между их лидерами Заки Валиди и Гаязом Исхаки на I Всероссийском мусульманском съезде, проходившем с 1 по 11 мая 1917 года в городе Москва. Где Гаяз Исхаки обвинил башкирских лидеров Заки Валиди и Шарифа Манатова в том, что они пытаются вызвать у башкир ненависть по отношению к татарам и создать нечто подобное башкирскому муфтияту, поручившись поддержкой казачьего атамана Дутова. Кроме этого, Гаяз Исхаки говорил, что Заки Валиди и Шариф Манатов угрожали своему соратнику Гумеру Терегулову из-за того, что тот придерживался позиции создания единой тюрко-татарской нации и вхождения туда башкирского народа.

Заки Валиди в свою очередь описывал Гаяза Исхаки следующим образом: «Только из Башкортостана прибыло около 50 делегатов. Были представлены и многие другие регионы. Ахмет Цаликов, Шакир Мухаммедьяров, Гаяз Исхаки постарались вызвать из Казани людей сверх нормы представительства и надеялись, что они выступят против федерализма. Сообразив, что казанцы, как и туркестанцы, представители Азербайджана и крымских татар, будут также отстаивать идею федерализма, Гаяз Исхаки и его сторонники затеяли встречи с делегациями регионов по группам, попытались дискредитировать Мухаммад-Амина Расул-заде, меня и других противников унитаризма» [2, с. 181].

Кроме того, противоречия нашлись в их дальнейших выступлениях съезда.

В своем выступлении Гаяз Исхаки сказал следующее: «Казахи и народы Средней Азии, составляя большинство в своих регионах, могут в федеративном государстве защитить свои права. Но во Внутренней России мусульманам невозможно будет создать свое государство, так как они во всех губерниях России составляют меньшинство. Поэтому они будут ассимилироваться другим народом» [3, 280–281]. Он привел пример, что если бы ногайцы Астраханской губернии оказались под властью условного федерального государство Донских казаков, то лишились бы права голоса в связи с малочисленностью. Такая же участь могла постичь любого малочисленного народа Внутренней России, которые при федеральной системе, потеряли бы свои права защиты в губернских парламентах и не смогли бы отправлять своих депутатов в общефедеральный парламент.

Он призвал малочисленные мусульманские народы объединится под знаменем единой тюрко-татарской нации, с целью добиться культурной и территориальной автономии. Также, отметил, что федерация принесет лишь вред развитию единой нации [4, 41–46].

Позиция Заки Валиди заключалась в том, чтобы решить национальные, культурные и религиозные вопросы мусульман России, необходимо понять внутреннее состояние самих мусульман России. Он подразделял тюркские населения на три группы. В первую группу, по его мнению, входили южные тюрки (азербайджанцы и туркмены Ставрополя); а во вторую группу — срединные тюрки (узбеки, казахи, киргизы, ногайцы, карачаевцы, балкарцы, башкиры, крымские и тюменские татары); в третью группу вошли восточные тюрки (урянхайцы, саха, черные и желтые уйгуры).

Заки Валиди считал, что каждый из этих народов на территории своего проживания составляет 60–95 % от всего населения. К ним подходит федеративное устройство государство, в котором они могли бы создать свою национальную автономию. А тюркам Внутренней России, т. е. татарам, было бы лучше присоединиться к соседнем тюркским территориальным автономиям, так как во всех губерниях Российской империи их численность была наименьшей.

Далее в его выступлении шла речь о том, что для решения поставленных вопросов мусульман России, нужно уделять особое внимание на их этнические особенности. Если человек не знающий этнографию, историю своего народа и социальные особенности российских мусульман, не сможет создать институт «национального парламента российских мусульман, разрабатывавший для них особые законы». Он считал, что должно быть достигнуто соглашение об объединении разных мусульманских наций, в которой каждый народ прошел бы свой исторический и политический путь. Кроме этого, нужно создать единый союз. В нем он подразумевает поддержку туркестанцев кавказцами, а казахов и кавказцев казанскими и крымскими татарами. Создание единства для этих мусульман возможно лишь путем объединения их в единое религиозное учреждение. В дальнейшем нужно действовать совместно с теми, кто придерживается идеи федерализации [5, 109–113].

Таким образом, у двух лидеров национальных движений соседних в территориальном отношении и близких по культуре народов сложились разные представления о строительстве национальной автономии.

Кроме этого, разногласия двух национальных движений проявились в земельной политике.

Одной из причин становления идеологии башкирского национального движения явился земельный вопрос, связанный стремлением башкир восстановить вотчинное право. Хотя, изначально, после присоединения Башкортостана к Русскому государству, башкиры получили вотчинное право, царизм гарантировал полное невмешательство во внутренние дела башкир и дал право распоряжаться землями на свое усмотрение. Из-за этого у башкир в течении последующего времени выработались свои понятия о национальной и социальной свободе. А также, башкирское национальное движение, путем создания автономии стремились сохранить свои исконные земли [6, 14].

Земельный вопрос татарского национального движения заключался в том, чтобы, путем объединения тюркских народов, объединить и их земли в единую территорию. Так как, с момента захвата Казани Иваном IV татарские земли были под царской властью, и они страдали от безземелья. А сам процесс захвата их земель проходил в двух этапах. Первый этап принадлежал к 1552 году, где татар вытесняли с земель, граничащих с большими реками и дорогами. А второй этап проходил во времена Петра I, где по указанию Петра I были ликвидированы татарские феодалы как социальный класс и их земли были переданы русским переселенцам и царской казне.

Таким образом, можно сделать вывод, что земельный вопрос у двух национальных движений противоречит друг другу. Так как башкиры стремились сохранить свои земли, а татары хотели объединить все тюркские земли.

Одной из основных проблем отношений между башкирскими и татарскими национальными движениями явилось то, что татарская интеллигенция в лице их лидера Газа Исхаки хотели создать единую нацию с унитарной формой правления, с целью противостоять ассимиляции со стороны русского народа. А башкирская интеллигенция во главе с Заки Валиди стремилась создать национальную автономию, целью которого являлось сохранение башкирской идентичности и защиты башкирских исконных земель.

Литература:

  1. Кульшарипов М. М. (ред.) История башкирского народа. Том 5, Ин-т истории, языка и литературы УНЦ РАН. — Уфа. Гилем, 2010.
  2. Заки Валиди Тоган Воспоминания: Книга I. — Уфа: Башкирское издательство «Китап», 1994.
  3. Ilgar Ihsan. Rusya'da birinci musluman kongresi tutanaklari. Ankara: Kultur bakanligi.1990.
  4. Юлдашбаев Б. Х. Национальный вопрос в Башкирии накануне и в период Октябрьской революции. Уфа, 1984.
  5. Документы и материалы по истории Башкирского народа (1900–1940). Уфа, 2012.
  6. Ишемгулов Н. У. Башкирское национальное движение (1917–1921 годы): Автореферат диссертации канд. историч. наук. – Уфа, 1996.
Основные термины (генерируются автоматически): Внутренняя Россия, татарин, земля, движение, национальная автономия, единая тюрко-татарская нация, единая нация, башкирское национальное движение, Российская империя, народ, группа, башкир, мусульманин России, царская власть, татарское национальное движение, русский народ, том.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос