Библиографическое описание:

Хорошая В. С. Сожительство и семья за пределами брака: факторы и причины // Молодой ученый. — 2016. — №13. — С. 651-655.



В современном мире все большее внимание со стороны ученых из различных областей знания уделяется проблеме семьи и ее модификации. К проблеме изучения семенных отношений обращаются специалисты в области социологии, психологии, философии, педагогики, антропологии и ряда других наук. Все это, таким образом, свидетельствует о междисциплинарном характере проблемы изучения.

Следует отметить, что в настоящее время, в эпоху кардинальных трансформаций общественного строя, перехода от традиционных ценностей и установок к новым, инновационным формам ценностных ориентаций, ставших более индивидуализированными, ориентированными вовнутрь личности, изменяется и отношение к семье и ее роли в жизни человека.

В связи с этим, целью настоящей статьи является изучение факторов отказа от семьи на основании глубинного интервью, направленного на выявление мотивов сознательного отказа от семьи и отношений.

Изучение института семьи и брака имеет свою историю. Этот феномен вызывал интерес среди мыслителей еще в античные времена. Так, первоначальные разработки в понимании феномена института семьи и брака были заложены, начиная от трудов Аристотеля и до Ф. Энгельса, которые рассматривали семью и брак в рамках теории патриархальной семьи, а с развитием и утверждением исторического метода — происходит осмысление и выделение различных форм семейной жизни в трудах антропологов (Леви-Стросс, М. Мид и др.), социологов (М. С. Мацковский, Т. Парсонс и др.), философов (Э. Тоффлер, М. Фуко и.др.), а также в трудах ученых ряда других наук.

Что касается современных определений семьи, то в начале ХХ века П. Сорокин заметил: «под семьей мы понимаем (применяя к современному населению) легальный союз (часто пожизненный) мужчины и женщины, с одной стороны, союз родителей и детей — с другой, союз родственников и свойственников — с третьей» [1, c. 115].

Наиболее популярная в советской социологии была дефиниция А. Харчева: «семью можно определить как исторически конкретную систему взаимоотношений между мужчинами и женщинами, между родителями и детьми, как малую социальную группу, члены которой связаны брачными или родительскими отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью, социальная необходимость в которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения» [2, с. 75].

Важным в этом определении является указание на следующие аспекты: социально-историческая обусловленность семейных отношений и семейной организации; наличие специфических особенностей семей (численность семейной группы, брачные и кровнородственные связи, общность быта), которые определяют существование семьи и ее особых функций, являющихся следствием социальной необходимости, связанной с одной из важнейших форм выработки и репродукции.

Современный российский социолог семьи А. И. Антонов утверждает, что «семья — это основанная на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами «супругов — отцовства — родства», в которой происходит процесс воспроизводства населения и реализуется преемственность семейных поколений. В ней, т. е. в семье, проходит социализация детей» [3, с. 44].

Только наличие триединой связи «супружество — отцовство — родство» позволяет говорить о конструировании семьи как системы, состоящей из подсистем. Существуют следующие первичные подсистемы, входящие в состав семьи: семейные, родительские и те, которые возникают между детьми. Если же в семье отсутствует одна из подсистем, то в таком случае речь не идет о «семейной группе».

В жизненных представлениях и специальной литературе понятие семьи часто отождествляется с понятием брак. Однако, несмотря на тесную взаимосвязь между понятием брак и семья, ученые-социологи (В. Зацепин, А. И. Антонов и ряд других исследователей) утверждают, что существуют присущие каждому из них специфические черты.

С. В. Голод дает наиболее полное определение понятию брак: «Брак, по определению, это исторически разнородные механизмы социального регулирования (табу, обычай, традиция, религия, право, нравственность) сексуальных отношений между мужчиной и женщиной, направленное на поддержание непрерывности жизни» [4, с. 86].

Итак, семья — это форма объединения людей, основанное на браке или кровнородственных отношениях, которая подлежит институализации со стороны государства и характеризуется идейной общностью и взаимной ответственностью. При этом брак выступает социально-правовой легитимацией супружеских отношений, является институциональной формой, одним из проявлений исторически разнородных механизмов социального регулирования (наряду с табу, обычаями, традициями, религией, праву, нравственности т. д.) и закрепления межличностных (частных) отношений на правовом (публичном) уровне.

В современном мире выделяют специфическую категорию брачно-семейных отношений — альтернативный брак. Альтернативные браки — такие браки, вытекающие из нескольких возможностей. Самой распространенной альтернативной формой является фактический брак, то есть сожительство мужчины и женщины, или брачные (супружеские) отношения, не оформленные в установленном законом порядке.

Альтернативные браки являются проявлением поливариантности брачно-семейных структур. С точки зрения генезиса, они всегда существовали, ведь ситуации, которые случаются с людьми в их жизни, не всегда попадают под типичные юридические или обычные устоявшиеся моральные нормы. В любом обществе существуют определенные нормы отношения к таким брачным формам: от неприятия, объявления их вне закона (юридическим, религиозным, нравственным) до полной легализации и легитимности.

К альтернативным формам семьи относят неполную семью, т. е. семью, состоящую из матери или отца и ребенка (детей). Этот тип семьи является одной из альтернатив семьи, построенной на основе брака. Различают неполную семью, возникающее вследствие развода или смерти одного из супругов, и материнскую семью, то есть такую семью, которая состоит из матери и ребенка (детей), рожденных вне брака [5, с. 12].

В отечественной научной литературе пока не выработано четкого определения феномена семьи вне брака, а также сама внебрачная семья в различных источниках может трактоваться как гражданский брак, консенсуальный брак, свободный союз, фактический брак и т. д.

При этом, в англоязычной литературе для определения формы семейных отношений вне брака существует только один термин — «cohabitation» (сожительство). Основным признаком такой формы отношений является совместное проживание, вне зависимости от его продолжительности.

Под сожительством в настоящее время понимается незарегистрированный союз мужчины и женщины, живущих вместе и состоящих в сексуальных отношениях, а также, в отдельных случаях, имеющих детей [6, с. 39].

Процесс распространения семей вне брака и предпочтения рождения детей за его пределами является следствием трансформации института семейно-брачных отношений, и факторы, способствующие распространению этого вида отношений, во многом являются сходными с факторами, которые послужили причиной смены типов моногамной семьи.

Причины, приводящие к изменениям семейно-брачной сферы, разнообразны. Часть авторов выделяет внешние по отношению к институту семьи причины, сосредоточивая внимание, в первую очередь, на воздействии факторов общественного развития (собственность, социальная структура, государство, религия), связывая глобальные социальные изменения XX века (индустриализация, рост мобильности населения, урбанизация и др.) с расшатыванием традиционных семейных устоев.

Часть фокусирует свое внимание на имманентных закономерностях, ведущих к преобразованию этой интимной сферы человеческой жизни (эмансипация детей от родителей, переход от закрытой системы формирования брака, эмансипация женщин, рост личностной свободы каждого из членов сообщества, т. е. развитие прав и свобод личности).

Таким образом, нельзя отрицать зависимость семьи от общества и созвучия в их изменениях, с одной стороны, но, с другой стороны, необходимо учитывать эволюцию самой семьи, обусловленную ее имманентными закономерностями [4, с. 5].

Для изучения факторов отказа от семьи, в 2016 году было проведено два глубинных интервью с парами, предпочитающими альтернативные отношения. Информанты проживают в г. Краснодаре. Опрошенным в процессе интервью задавались вопросы об их отношении к официальному браку, причинах отказа регистрации отношений и их видении дальнейшего будущего.

Интервью с первой парой, Антон (29 лет) и Мария (27 лет), находящихся во внебрачном союзе 6 лет, позволило выявить резкую негативную оценку официального брачного союза.

Антон:

«А что хорошего-то? Мы вместе уже 6 лет. За все это время мы ни разу крупно не ссорились, ни разу не разъезжались, не расходились. Да что там! Даже мыслей о том, что «а может это не мое» — никогда не возникало. У нас прекрасные отношения, мир и покой в доме. Штамп в паспорте — не показатель любви».

Инт.:

«А что показатель?»

Мария:

«Показатель — это кот, одно одеяло на двоих и смех в доме, который все не стихает на протяжении вот уже 6 лет. Я смотрю на своих подруг, для которых бала цель — выйти замуж, нарожать детей, взять ипотеку… К 25, к слову, уже половина развелись, а ипотека осталась».

Таким образом, можно отметить, что на негативное отношение к официальной регистрации брака в данной паре влияют, с одной стороны, социально-психологические факторы, обусловленные отсутствием потребности в официальной регистрации брака, а, с другой стороны, негативный опыт окружающих в заключении официального брака, с которым сравнивают свои взаимоотношения опрошенные.

При этом, интервью со второй парой, Юлия (25 лет) и Альберт (32 года), находящихся во внебрачном союзе 8 лет и имеющих совместного ребенка в возрасте двух лет, выявило схожее отношение в данном вопросе.

Юлия:

«Мы не считаем себя ущербными без штампа в паспорте. Зачем кому-то что-то доказывать этой корочкой? Если людям хорошо вместе, то есть брак или нет — это уже не важно».

Инт.:

«А для себя? Не хотелось бы сыграть свадьбе для себя?».

Альберт:

«Мы с Юлей думали об этом еще задолго до рождения Сани [сын]. Даже насобирали денег на свадьбу. Даже пришли в ЗАГС. Пришли. Посмотрели. И ушли. Когда-нибудь случалось бывать в этом месте? Толпы сходящих с ума людей, готовых тебя съесть, если подойдешь на сантиметр ближе тех, кто раньше в очереди, необходимость дежурить по ночам, чтобы не только занять очередь, но и чтобы не украли список, куда ты уже записался. Оно того стоит разве? Помню, мы тогда молча посмотрели друг друга. И уехали. В Париж. На медовый месяц. На свадьбу-то насобирали».

Итак, можно отметить, что и в случае, когда пара имеет ребенка, среди причин отказа от заключения брака, ведущее место занимают социально-психологические причины, и причины, обусловленные негативным опытом.

Обе пары положительно относятся к рождению детей за пределами брака, не считая это неверным.

Мария:

«Конечно, детей мы хотим. Но чуть попозже. В этом году сдается наша квартира, мы делаем там ремонт и въезжаем уже в свой собственный дом. Вот тогда можно и говорить о рождении, когда у нас уже точно все будет, чтоб ни в чем не ограничивать малыша».

Инт.:

«Вы не считаете, ребенок должен быть рожден в официальном браке? Что это может повлиять на его судьбу?».

Антон:

«Как? Мы ему все объясним. Папа и мама рядом, вместе, счастливы. Опять же, рождение детей и брак — это никак не связанные между собой процессы. Можно нарожать детей и разойтись. А можно прожить всю жизнь вместе без брака, без каких-то рамок, которые навязаны обществом».

Таким образом, для сожителей, предпочитающих альтернативную форму брака, рождение детей за его пределами не является отклонением от нормы, представляясь как естественный процесс, который, в свою очередь, никоим образом не отразится на будущем ребенка.

Пара Юлии и Альберта также уверена в нормальности внебрачного рождения.

Альберт:

«Мы проходили процедуру установления отцовства. В этом нет ничего страшного и постыдного. Это же мой родной ребенок. Другое дело, что наш законодатель всячески усложняет жизнь в этом плане. Это ужасная бумажная волокита, чтобы записать моего ребенка к себе в паспорт! Появилось ли у нас желание расписаться для рождения второго? Нет и нет. Теперь его еще меньше».

Инт.:

«Вы считаете, что отсутствие официального брака не отразиться на представлении Вашего ребенка о ценности семьи и брака в будущем?».

Юлия:

«Мы живем в таком мире, что все, что угодно может отразиться. И уповать на то, что отсутствие штампа повлияет на отказ от официального оформления брака нашим ребенком не стоит. Это личный выбор каждого. Мы никогда не будем против, если сын захочет жениться, напротив, только рады будем. Если это, конечно, будет обдуманное и взвешенное решение».

Таким образом, здесь можно отметить, что отказ от регистрации брака в данной паре может быть охарактеризован как протест против государственной системы, которая устанавливает длительную процедуру установления отцовства над детьми, рожденными вне брака.

С другой стороны, в данной паре нет критического отношения в возможности заключения брака их ребенком, которому родители предоставляют свободу выбора в данном вопросе.

В заключение был задан блок вопросов о перспективе регистрации официального брака, в связи с чем было выявлено отсутствие видения данной перспективы для двух пар.

Мария:

«Нет, нет и еще раз нет! Категорически против. Нет, наверное, ни единой причины, которая заставит меня изменить свое решение. Нам хорошо вместе. Штамп не станет доказательством нашей любви».

Антон:

«Согласен. Не вижу причин, которое бы были весомее, чем отсутствие штампа: никакой траты на свадьбу, никаких нервотрепок, перед государством не надо отчитываться. Мы купили квартиру, две машины, имеем хорошую работу. И это не благодаря браку. Ничего не изменилось бы, если бы он был. Поэтому ничто не убедит меня. А обручальные кольца могу дарить хоть каждый месяц, если это так важно».

Таким образом, в данной паре отмечается резкая негативная оценка официальной регистрации брака и отсутствием причин, которые смогли бы побудить информантов к регистрации их союза.

Схожие результаты были выявлены и во второй паре.

Альберт:

«Мы для себя уже решили этот вопрос. Как уже говорил, в свое время были близки к этому. Но нашли больше «против», чем «за». Мы никого не заставляем нам верить. Приходите к нам в дом и посмотрите. Там живет Любовь. Что еще нужно».

Таким образом, результаты проведенного социологического интервью выявили следующую закономерность: отношение пар, предпочитающих альтернативную форму семейно-брачных отношений, носит негативный характер в связи с рядом схожих причин: социально-психологических установок партнеров, влияние негативного опыта (окружающих или собственного опыта), а также предпочтение внебрачных отношений как «протест» против общества и государства в целом.

Пары, проживающие в незарегистрированном союзе, имеют выраженную отрицательную оценку официального брака, не считая это обязательным этапом развития отношений. Выбор рождения детей и отношений за пределами брака как предпочтительной формы взаимоотношений между партнерами приводит к переоценке системы ценностей и утраты значения института семьи и брака в ценностных ориентациях.

Таким образом, можно сделать вывод, что в современном обществе существует тенденция более лояльного отношения общественности к семье и детям за пределами брака, что обусловлено тем, что функционирование семьи существенно трансформируется, происходит переоценка ценности института семьи и брака, что, в свою очередь, определяется снижением количества официально зарегистрированных браков, нарастанием союзов в форме сожительства и рождением и воспитанием детей за пределами брака как новой социально-ободряемой формы семейно-брачных отношений.

Литература:

  1. Сорокин П. Система социологии. М.: Наука, 2013. 447 с.
  2. Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. М.: Мысль, 2011. 367 с.
  3. Антонов А. И., Медков В. М. Социология семьи. М.: Изд-во МГУ, 2014. 304 с.
  4. Голод С. И. Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб.: Петрополис, 2013. 272 с.
  5. Фабрика A. A. Альтернативные формы семейной жизнедеятельности. М.: Изд-во МГУ, 2014. 125 с.
  6. Карцева Л. В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества // СОЦИС. 2013. № 7. C. 92–100.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle