Библиографическое описание:

Неупокоева В. Ю. Путь Ивана IV Васильевича на Казань в 1552 году: версии и оценки // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 21-24.



Поход Ивана Васильевича на Казань описан в Летописце его царствования — Царственной книге. В ней, помимо прочего, обозначены остановки на отдых — станы царского войска. На территории современной Нижегородской области, судя по этому тексту, русское войско сделало десять остановок. Приведем фрагмент перечисления станов из летописного текста: «Государь поиде за реку Оку на Саконский лес и того дни (июля 20) ночевал Государь на лесу на реке Велетьме, от города пол 30 верст; а другой стан на реке Шилокше; а третий стан под Саконским городищем; а четвертый стан на поле на Ирже; а пятый стан на Авшечь реке; а шестой на Кевсе; а седьмой на озере на Икше; а осьмой на озере, не дошел Пианы реки; а девятый стан на Дубровке на озере; а десятой на речке на Медянке…» [9].

Точно локализовать станы в настоящее время крайне проблематично, ведь летописец, как видно, не слишком распространялся на этот счет. Иногда даже не указано конкретное место остановки, но оно, возможно и являлось безымянным, будучи незаселенным. Но и конкретно указанные места сложно соотнести с современной топографией. Это связано с тем, что и переписчики, и исследователи, допускали ошибки в написании местных названий. Неизбежный человеческий фактор.

И тем не менее, многие краеведы уже с середины XIX века не оставляют попыток описать путь Ивана Грозного. Среди них П. И. Мельников-Печерский, Н. М. Миролюбов (Макарий), Н. М. Щегольков, А.М Орлов. Но мы в основном основываемся на работе Ю. А. Курдина и Я. Ю. Курдина «Путь Ивана Грозного на Казань в пределах Арзамасского уезда». Здесь авторы приводят карту-схему расположения станов, основываясь в том числе и на изыскания Мельникова [5, С. 121].

Павел Иванович Мельников, русский этнограф, который более известен под псевдонимом Андрей Печерский. Он интересовался темой похода Ивана Грозного, поскольку сам был родом из Нижнего Новгорода. В 1845 году он стал редактором неофициальной части газеты «Нижегородские губернские ведомости». Тогда и началась работа Мельникова по сбору материала о походе [1]. Мельников-Печерский долгое время готовил статью по вопросу похода Ивана IV в пределах Нижегородской губернии, но, к сожалению, не окончил ее. Тем не мене, большая часть накопленного им материла хранится в архиве писателя и к нему возможно обратиться.

Павел Иванович выдвигал несколько вариантов расположения станов царского войска, но по крайней мере два из них были подвергнуты сомнению со стороны Юрия Александровича Курдина. В обоих вариантах расположения станов по Мельникову есть слабое место — слишком длинная для войска с обозами и переправа. Тем более не стоит забывать и о бездорожье [5, С. 128]. Согласитесь, 45–50 верст между остановками — многовато. Учитывая, что верста — мера длины, равная 500 саженям, то есть 1,0668 км, до XVIII века существовала еще и межевая верста — 1000 саженей и 2,1336 км [7, С. 211].

Но ошибки Мельникова объяснимы. Дело в том, что при работе над статьей, он пользовался картой Нижегородской губернии, составленной Ф. Ф. Шубертом. В ней были допущены неточности и ошибки, которые обнаружились в 1857 году, когда Мельников был назначен начальников статистической экспедиции. Тогда Мельников сам поехал в Арзамас и провел там около полутора лет [1]. Но здесь роль сыграл еще и метод работы исследователя. Дело в том, что он не всегда точно фиксировал материал, в чем сами и признавался.

Курдин приходит к выводу, что Мельников, как и обделенный нашим вниманием Миролюбов (который тоже занимался подобным вопросом), не сумели точно установить путь следования Ивана Грозного с войском еще и в силу того, что преувеличивали степень достоверности фольклорного материала. Что, к слову сказать, было свойственно исследователям XIX века. И даже в XX веке представители исторической школы изучения фольклора не перестали совершать подобные ошибки [5, С. 128].

Но в начале XX века И. А. Милотворским была выдвинута новая гипотеза, изложенная в очерке «Путь Иоана Грозного через Нижегородскую губернию во время его похода на Казань в 1552 году». В этой работе автор постарался учесть возможные версии, выдвинутые до него. Но М. Н. Клопова и В. А. Шокуров обращают внимание, что по версии Милотворского войска шли как две независимые друг от друга колонны. Войска самого Грозного шло через Саконы на Арзамас, а через Кавалей, Кужендеево, Надежино, Сырсоево, Ичалово и далее на Сергач шло войско касимского князя Як Сеит Черевсева [2, С. 16]. Отметим, колонны названы независимыми. Мы считаем, что данное определение необоснованно, потому как проход войска затруднялся бездорожьем и идти параллельными курсами, не сообщаясь было просто невозможно. Как и в принципе единая армия (ведь все это в любом случае — царское войско), в одном походе, не может выступать двумя совершенно независимыми частями. Тем более отмечается, что прослеживалась четкая синхронность и согласованность действий колонн. Также действовали небольшие отряды с мордовскими проводниками [5, С. 136–137].

Уже в начале XXI века, А. М. Орловым написана книга «Нижегородские татары», в которой он, в целом, соглашается с Милотворским. Но пятый стан, по его мнению, располагался не на реке Авшечь, а в районе села Абрамово [6, С. 134].

Обзор основных версий маршрута Ивана Грозного говорит о том, что самым сложным и запутанным участком является часть пути между третьим и шестым станами. Доверяя приданиям местного населения, более ранние историки не обратили внимания, что путь Ивана IV пролегал вдоль древней Московско-Муромской дороги — «Царской сакмы». Эта торная дорога, проходила по мнению Н. Ф. Филатова именно через Арзамас [8, С. 52]. Можно предположить с большой долей вероятности, что маршрут «Царской сакмы» пролегал потой дороге, что ведет из Кулебак через Саконы, Личадеево, Туманово, Абрамово, Красное и в Арзамас [5, С.137].

Одна из причин движения главного войска именно по этой дороге — необходимость в продовольствии, так как царское войско не было обременено провизией. А вдоль этой дороги расселялось автохтонное население — мордва, чуваши, черемисы и татары. Продукты частично были подношением местного населения царю, частично — закупались. Дополнительная провизия — дичь. Поэтому важным аспектом снабжения царского войска была охота в богатых мордовских лесах.

Если мы придерживаемся позиции, что путь основного войска Ивана Васильевича пролегал по «Царской сакме», то больше всего вопросов вызывает местоположение четвертого и пятого станов.

Как уже упоминалось выше, четвертый стан располагался «на поле, на Ирже». Как верно заметил Ю. А. Курдин, при локализации четвертого стана просто необходима филологическая экспертиза. В XVI веке слово «поле» употреблялось в том числе и в значении «степь». А в мордовских лесах степью могла быть названа только полоса чернозема вдоль левобережья Иржи [5, С. 140]. Но выходит, что войско свернуло с «Царской сакмы». Это можно объяснить немного изменившимся с момента проторения сакмы рельефом местности.

Местоположение пятого стана также вызывает вопросы. Начнем с того, что необходимо локализовать загадочную «Авшечь реку». Ю. А. Курдин приводит другие варианты названия реки: «Древнемордовское «Авша», татарское «Аксу», привычное, но ничего не говорившее русскому человеку слово «Акша» — все эти названия по-своему пытались передать ее (реки) удивительную красоту. «Чистая», «белая», «светлая», «белая вода» — только эти эпитеты невольно срываются с языка при виде чудом сохранившегося уголка древней реки при впадении ее в Тешу» [5, С. 141–142]. Вот так, объясняя название реки можно прийти и к ее локализации. Выходит, что Авшечь — это Акша, впадающая в Тешу примерно в 3 километрах к югу от современного Арзамаса. А установить более точное место стана помогают материалы Арзамасских поместных актов, на которые указывает опять же Ю. А. Курдин, ссылаясь еще и на Н. Ф. Филатова. Они говорят о существовании капитального моста через Акшу, который являлся частью «сакмы».

А учитывая, что в бывшей Мельничной слободе расположена церковь, знаменующая место переправы Ивана IV через Тешу (ниже устья Акши), мы можем утверждать, что царский шатер располагался на левом берегу «светлой» реки. А после этой двухдневной, между прочим, остановки, отдохнувшее войско переправилось через Тешу.

Говоря о пятом стане, невозможно умолчать об основании города на месте «Орземасова городища». Как уже упоминалось выше, одной из целей царя в походе было крещение местного населения. Постройка города, который бы стал и православным центром, и крепостью — логичное решение в таком случае. Мордовское поселение занимало довольно выгодную позицию и царь, видимо, решил не строить новый город на Ивановских буграх, а заново отстроить «Орземасово городище», сохранив прежнее название, ныне звучащее более привычно — Арзамас. Эта версия не подтверждена документально, поэтому остается пусть и довольно вероятной, но все же версией. А годом основания Арзамаса остается год его первого упоминания в письменных источниках — 1578. Хотя в книге «История Арзамаса» приведены более новые сведения: «Последние и более точные данные свидетельствуют о том, что Арзамас как город был заложен несколько раньше. Так, согласно кормленной грамоте царя Ивана IV от 16 марта 1562 года, Евтихий Дорофеевич Бахметьев был жалован был жалован «въ Орзамамасе волостью Собакиною по реке Теше». Эта грамота не подлинная, она дошла до нашего времени в копии XVII века и поэтому подвергается сомнению, возможно, и необоснованному. Также известно, что в 1565 году в «Арзамасе воеводы: князь Андрей Сонцов-Засекин да для вестей послан Григорей Мещенинов Морозов». Воеводское назначение в Арзамас последовало и в 1576» [3, С. 22].

Вернемся к царскому пути. Переправа через Тешу состоялась по все видимости там, где расположен ближайший наиболее пологий берег. Для этого войско немного сворачивало с проторенной «сакмы» на несколько верст и вернулось на нее в районе современной Кирилловки.

От старожилов Арзамаса и окрестных сел можно слышать полулегендарные рассказы о пребывании и переходе царя и его войска через их родные места. Вроде рассказа о кирилловских дубах, которые были срублены и увезены в столицу для изготовления мебели в царский дворец. Эти рассказы передаются из уст в уста и, конечно, им нельзя слепо доверять. Но есть и более достоверные доказательства-памятники походу.

Например, Спасский монастырь, основанный в 1556 году по указу Ивана Грозного. Во владения этому монастырю он отдал как раз земли, прилегающие к пятому стану.

Гарнизон казаков, оставленный царем в Выездной слободе, на плодородных пойменных полях, построил две церкви: Сергиевскую и Рождественскую. От Рождественской церкви сохранилась лишь колокольня. Но Сергиевская сохранилась, как сохранились в ней и фрески с изображениями князей. Местное название этой церкви — «Напольная», от слова «поле», как воспоминание о переходе к Акше «чистым полем» совсем рядом с местом, где стоит церковь [5, С. 146].

Основание Воскресенского собора с одной стороны может показаться не связанным с походом Ивана Васильевича. Но Ю. А. Курдин приводит довольно убедительные аргументы в пользу этого факта. «Напомним, что одна из походных церквей, проследовавших в обозе мимо Арзамаса и поставленных в виду осажденной Казани, была во имя Архистрига Михаила. Может показаться «натяжкой» соотнесение нынешнего Воскресенского собора с походом Ивана IV, но не будем забывать, что царь прибыл под Арзамас в воскресение, 24 июля» [2, С.150].

Итак, казанский поход 1552 года является одним из крупнейших событий русской истории. Взятие Казани воспринимается как закономерный итог борьбы русского народа с золотоордынскими ханами и их приемниками. Ю. А. Курдин указывает на то, что «свидетельством всенародного признания взятия Казани как выдающейся победы русского оружия является строительство по всей Руси многочисленных храмов — памятников в честь Покрова Пресвятой Богородицы (именно в день Покрова пала Казань). Главным архитектурным памятником этому событию стал Покровский собор на Красной площади, более известный как собор Василия Блаженного» [4, С. 45].

Литература:

  1. Венгеров С., Биография Мельникова П. И.. URL: http://www.melnikovpecherskiy.org.ru/lib/ar/author/456
  2. Клопова М. Н., Шекуров. Православное Гремячево XVII-XXI столетия. — Арзамасская типография, Арзамас. 2011, 120 с.
  3. Кудряшова А. С. Основание Азамаса /История Арзамаса/ отв. ред. О. В. Ефимов; администрация г.Арзамаса, Арзамасский филиал ННГУ. — Саранск, 2015, 515 с.
  4. Курдин Ю. А. Казанский поход и эпоха Ивана Грозного в зеркале истории /Под стягом Всемилостивейшего Спаса. Литературно-краеведческое исследование — Арзамас: Издательство АГПИ, 2003, С. 67–74
  5. Курдин Ю. А., Курдин Я. Ю. Путь Ивана Грозного на Казань в пределах Арзамасского края //Россия XVI века: Казанский поход Ивана Грозного: учебное пособие. — Арзамас: Издательство АГПИ, 2005, С. 121–149
  6. Орлов А. М. Нижегородские татары. Этнические корни и исторические судьбы (очерки). — Нижний Новгород: Издательство Нижегородского университета, 2001, 242 с.
  7. Советский энциклопедический словарь. — М., 1982, 1600 с.
  8. Филатов Н. Ф. Арзамас в XVII веке. Очерк истории. Документы. — Арзамас: Издательство АГПИ, 2000, 208 с.
  9. Царственная книга, то есть Летописец царствования царя Иоанна Васильевича. — М.: Книга по Требованию, 2011. URL: http://static.my-shop.ru/product/pdf/89/886956.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle