Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Совершенствование криминологического прогнозирования назначения и исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы (на примере Чеченской Республики) // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1374-1375.



Для того чтобы правильно определить цели назначения наказания в виде ограничения свободы и их эффективного исполнения, необходимо планирование продуктивных ресурсов, которые позволят с большой достоверностью представлять, каковы могут быть основные сложности в назначении и исполнении наказания в виде ограничения свободы в будущем, какие в связи с этим предстоит принимать управленческие решения. Для решения вопросов совершенствования системы наказаний в достижении целей их исполнения необходимо применение криминологического прогнозирования.

Проследить динамику и характер нарушений и ошибок судебной системы при назначении и исполнении наказания в виде ограничения свободы, дать оценку состояния законности достаточно затруднительно, так как нет сводных данных о содержании нарушений, присущих различным категориям сотрудников, соотношении нарушений законности в различных видах учреждений, исполняющих уголовные наказания.

Для определения динамики изучаемого явления рассмотрим показатели применения наказания нарушений установленных ограничений, допущенных лицами, осужденными к ограничению свободы, а также применения электронных средств надзора и контроля в качестве сокращения рецидива преступлений и прогнозов их возникновения в будущем.

Существующая система надзора за лицами, осужденными к ограничению свободы, еще не совершенна и, что важно, не отработана, что затрудняет на начальном этапе сам процесс надзора за осужденными лицами, а также выявление и фиксацию нарушений осужденным установленного порядка отбывания наказания.

Кроме того, необходимо обратить внимание на крайне низкий процент удовлетворенных ходатайств о замене ограничения свободы лишением свободы (55,6 % на всей территории России и 40 % на территории Чеченской Республики). Это совершенно нехарактерно для российской судебной системы и косвенно свидетельствует как раз об эффективности ограничения свободы как вида наказания и, возможно, о некоторых сложностях доказывания в начальный период применения наказания нарушений установленных ограничений, допущенных лицами, осужденными к ограничению свободы.

Примерно аналогичная ситуация и динамика наблюдаются и в большинстве субъектов РФ. В качестве примера были исследованы статистические данные по Чеченской Республики. Наказание в виде ограничения свободы в качестве основного вида наказания применялось в 2013 г. в 1,2 раза чаще, чем в 2012 г. Наказание в виде ограничения свободы как дополнительный вид наказания применялось в 2013 г. в 7,2 (720 %) раза чаще, чем в 2012 г.

Таким образом, Чеченская Республика имеет некоторые особенности в применении ограничения свободы. Количество лиц, осужденных к ограничению свободы в качестве основного вида наказания, в 2013 г. выросло незначительно, а вот количество лиц, осужденных к ограничению свободы как дополнительному виду наказания, выросло стремительно, скачкообразно. Помимо прочего данный факт может объясняться тем, что Чеченская Республика с2012 года ввела в использование систему электронного мониторинга подконтрольных лиц и была одной из самых успешных регионов, применяющих СЭМПЛ. Начальник ФКУ УИИ УФСИН подполковник внутренней службы Умарпаша Ахматханов отметил: «Благодаря проводимым мероприятиям по сравнению с прошлым годом в Чеченской Республике среди наших осужденных снизились на 38 % повторные преступления и составляют 0,3 %. Таким образом, республика занимает лидирующее место в субъектах России в этом направлении».

В целом в 2013 г. ограничение свободы и как основной, и как дополнительный вид наказания было применено судами Чеченской Республики к 159 лицам, совершившим преступления, что в 1,91 раза (191 %) больше, чем в 2012 г., и практически совпадает с общероссийским показателем (2,15 раза, или 215 %).

Оценивая статистические данные, необходимо также отметить следующее. Несмотря на очень высокие темпы роста количества лиц, осужденных к ограничению свободы, общее их количество среди лиц, осужденных за совершение преступлений в 2012–2013 гг., остается крайне невысоким.

В соответствии с отчетом Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел за двенадцать месяцев 2013 г., на территории России осуждено за совершение преступлений 806 728 лиц, из них (основные виды наказаний) к лишению свободы на определенный срок — 236 901, условно осуждены к лишению свободы 285 890 лиц, к штрафу — 117 868, к обязательным работам — 92 170, к исправительным работам — 42 885 (приведены виды наказаний, к которым осуждено наибольшее количество лиц). За двенадцать месяцев 2013г. осуждены за совершение преступлений 870 082 лица, из них (основные виды наказаний) к лишению свободы на определенный срок — 276 570, условно осуждены к лишению свободы 312 995 лиц, к штрафу — 127 578, к обязательным работам — 81 530, к исправительным работам — 41 446 (приведены виды наказаний, к которым осуждено наибольшее количество лиц). Таким образом, к ограничению свободы как основному виду уголовного наказания привлечено лишь около 1,4 % лиц, осужденных за совершение преступлений в 2012 г., и около 0,9 % лиц, осужденных за совершение преступлений в 2011 г.

Таким образом, ограничение свободы как основной вид наказания на территории Чеченской Республики применялось несколько реже, чем в целом по стране. В то же время исследование демонстрирует стабильный рост числа лиц, осужденных к ограничению свободы, причем рост очень высокими темпами, что подтверждает высокую потребность российской судебной системы в наказаниях, не связанных с изоляцией осужденного от общества, но представляющих собой реальную альтернативу лишению свободы и доверие судебной системы к новому по своей сути виду наказания.

Одной из основных целей деятельности уголовно-исполнительной системы в условиях модернизации является сокращение рецидива преступлений. В настоящее время уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения дистанционного надзора за осужденными к ограничению свободы и за лицами, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, а также для осуществления контроля за выполнением подконтрольными лицами предписанных ограничений используются электронные средства надзора и контроля, совокупность которых составляет СЭМПЛ ФСИН России.

Применение технических средств надзора и контроля преследует следующие цели:

− обеспечение в Российской Федерации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера с ограничением свободы, а также мер пресечения, не связанных с лишением свободы;

− предупреждение преступлений со стороны осужденных;

− предупреждение нарушений порядка и условий отбывания наказания;

− получение информации о совершенных преступлениях.

Литература:

  1. Официальный портал правительства Чеченской Республики: http://chechnya.gov.ru/page.php?r=126&id=11228
  2. Аванесов Г. А. Криминологическое прогнозирование и планирование борьбы с преступностью: Учеб. пособие. М., 1972. С. 40.
  3. Овчинников Б. Д. Вопросы теории криминологии. Л., 1982. С. 61.
  4. Миньковский Г. М. Прогноз криминологической ситуации и его значение для предупреждения преступности // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1988. С. 137.
  5. Исследование проведено в период с февраля по июль 2014 г. методом анкетирования и опроса 142 сотрудников УИИ — работников кадрового аппарата, отделов (инспекций) по работе с личным составом в 7 регионах Российской Федерации.
  6. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях / Сост. и пред. В. С. Овчинского. М., 2004. С. 150.
  7. Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел / Под ред. Л. И. Беляевой. М., 2003. С. 42.
  8. Шаргородский М. Д. Прогноз и правовая наука // Шаргородский М. Д. Избранные труды. СПб., 2004. С. 642.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle