Проблемы ограничения свободы как дополнительного наказания | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Буранов Г. К., Чиканова А. С. Проблемы ограничения свободы как дополнительного наказания [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2018 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2018. — С. 53-55. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/284/14065/ (дата обращения: 24.06.2018).



Современная уголовная политика Российской Федерации направлена на ужесточение мер реагирования за тяжкие и особо тяжкие преступления ввиду их повышенной опасности. Одной из них является введение в санкции за посягательства дополнительных видов наказаний. Так поступил отечественный законодатель, расширив типовое наказание за убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 111 УК РФ), похищение человека (ч. ч. 2 и 3 ст. 126 УК РФ), изнасилование (ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 131 УК РФ), террористический акт (ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 205 УК РФ) и ряд других опасных преступлений за счет ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания [3]. В то же время никто не снимал с повестки дня задачу дальнейшей гуманизации российского законодательства, выражающейся, прежде всего, в исправлении осужденного посредством минимального репрессивного воздействия и в обеспечении его надлежащей реабилитации и реинтеграции в общество.

Применительно к дополнительному ограничению свободы сложившиеся тенденции вступили в очевидные противоречия. При его назначении в качестве дополнительного наказания к длительному лишению свободы суд не может предвидеть изменения, которые могут произойти в жизни осужденного за период отбывания основного наказания. Соответственно суд не может с достаточной точностью определить характер, перечень и главное — целесообразность запретов и обязанностей для отбывания ограничения свободы. Минимум лишения свободы, например, за убийство (ч. 2 ст. 105 УК РФ), за изнасилование (ч. 3 ст. 131 УК РФ), за захват заложников (ч. 3 ст. 206 УК РФ), за бандитизм (ч. 2 ст. 209 УК РФ) — восемь лет. За этот период объективно станет другим окружающий мир и мировоззрение осужденного. Каким? — при назначении наказания не ясно. Следовательно, ограничение свободы, как отмечает П. В. Тепляшин, будет носить предельно абстрактный характер [2, с. 54]. При таком подходе запреты и правоограничения, образующие его содержание, по отбытии основного наказания создают существенные препятствия, в первую очередь, для трудоустройства. Так, требование не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, обязательное к назначению судом, ограничивает возможность использования вахтового способа работы, а также достаточно распространенного трудоустройства в соседнем муниципальном образовании. Для городов федерального значения проблема усугубляется тем, что муниципальными образованиями в них выступают территории, которые социально-экономически и инфраструктурно неразделимы не только между собой, но и более того — с прилегающими территориями других субъектов РФ (Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область). Переход на соседнюю улицу, относящуюся к другому району города или субъекту РФ, означает нарушение установленного запрета.

Требование не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток (чаще всего, ночное — с 22 часов до 6 часов) ввиду разнообразия режимов рабочего времени исключает трудоустройство в вечернюю и ночную смену (например, продавцом в магазине, сторожем, таксистом, оператором электростанции).

В сочетании с утратой ранее имевшихся профессиональных навыков, приобретением в местах лишения свободы непрестижных и малооплачиваемых специальностей проблема только осложняется.

Есть и другие недостатки ограничения свободы.

Во-первых, противоречие между положениями Общей части УК РФ об ограничении свободы и санкциями за преступления в Особенной части УК РФ. Часть 6 ст. 53 УК РФ предусматривает, что данное наказание не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Более трех десятков санкций в Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 105, ч.ч. 3 и 4 ст. 131, ч.ч. 3 и 4 ст. 132, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 205, ч.ч. 1 и 2 ст. 205.1, ч.ч. 2, 3 и 4 ст. 206, ч.ч. 1 и 2 ст. 208, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 209, ч.ч. 1, 2 и 3 ст. 210, ч.ч. 2 и 3 ст. 211, ч. 3 ст. 221, ст.ст. 275–279 и др.) закрепляют ограничение свободы в качестве безусловного назначения в дополнение к лишению свободы. В результате суд, с одной стороны, в силу требований санкций и отсутствия по общему правилу оснований для применения ст. 64 УК РФ обязан назначить ограничение свободы как дополнительный вид наказания, с другой — не имеет на это права, если осужденный относится к одной из указанных категорий лиц.

Во-вторых, с 2011 года в практику социального контроля за осужденными введена мера административного надзора, которая устанавливается в отношении освобождаемого из мест лишения свободы совершеннолетнего лица, осужденного за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, при рецидиве преступлений, за умышленное преступление против несовершеннолетнего и некоторых других. Административный надзор может повлечь для осужденного следующие виды правоограничений: 1) запрещение пребывания в определенных местах; 2) запрещение посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях; 3) запрещение пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток; 4) запрещение выезда за установленные судом пределы территории; 5) обязательная явка от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения для регистрации. Срок административного надзора может составлять от одного-трех лет до момента погашения судимости (ст.ст. 3–5 Федерального закона от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» [4]).

Согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы состоит из следующих ограничений и обязанностей, устанавливаемых судом: 1) не покидать место постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, 2) не посещать в пределах муниципального образования определенные места, 3) не выезжать за его пределы, 4) не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в них, 5) без согласия специализированного государственного органа не изменять место жительства (пребывания), место работы и (или) учебы и 6) являться в данный орган от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

Как видим из указанных нормативных положений, комплекс правоограничений административного надзора практически полностью совпадает с запретами и обязанностями наказания в виде ограничения свободы, а по периоду применения — действует гораздо дольше. Данные обстоятельства, а также то, что надзор устанавливается судом по освобождении из исправительного учреждения (т. е. с учетом конкретных социальных, материально-вещных и личностных особенностей жизни лица непосредственно в момент его назначения) указывают на возможность и рациональность замены административной мерой ограничения свободы, назначаемого в дополнение к основному наказанию. Того же мнения придерживается С. А. Ходжалиев [5, с. 704].

Вывод уместен еще и в связи с нелогичной ситуацией, порождаемой правилом ч. 4 ст. 5 Федерального закона от 06.04.2011 № 64-ФЗ. В ней предписывается исчислять срок административного надзора со дня отбытия наказания в виде ограничения свободы, если оно назначено в качестве дополнительного наказания. Получается фактическое продление срока наказания: на смену требований ограничения свободы приходят те же требования с разницей только в их наименовании — административный надзор.

В-третьих, та же по сути проблема возникает при обращении к нормам об условном осуждении. Часть 4 ст. 73 УК РФ закрепляет возможность назначения при условном осуждении дополнительных мер наказания, не делая исключений в отношении ограничения свободы. Согласно ч. 5 ст. 73 УК РФ, суд, постановляя основное наказание условным, в обязательном порядке возлагает на осужденного ряд обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, не посещать определенные места, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательной организации и другие, способствующие его исправлению, перечень которых не ограничен. Абсурдность совпадения обязанностей условно осужденного, отбывающего ограничение свободы, дает не только основания рассматривать ограничение свободы как модификацию условного осуждения [1, с. 341], но и имеет практическое продолжение. При уклонении от выполнения предписаний приговора не реально определить, какие из обязанностей нарушены — относящиеся к условному осуждению или относящиеся к ограничению свободы, соответственно какие из последствий применять — уклонения от обязанностей условного осуждения или злостного уклонения от отбывания ограничения свободы.

Для преодоления конкуренции норм звучат предложения о дополнении формулировки ч. 4 ст. 73 УК РФ фразой «за исключением наказания в виде ограничения свободы» [6, с. 96]. Однако подобная новация половинчата, не решает всех перечисленных проблем.

Исходя из изложенного, считаем целесообразным отказаться от ограничения свободы в качестве дополнительного наказания и внести соответствующие изменения в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Литература:

  1. Степашин В. М. Специальные правила назначения наказания и мер уголовно-правового характера. М.: Юрлитинформ, 2012. 520 с.
  2. Тепляшин П. В. Уголовное наказание в виде ограничения свободы: проблемы законодательной регламентации и эффективности в специальном предупреждении преступлений // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. № 4. С. 51–57.
  3. Федеральный закон от 27.12.2009 № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 52 (1 ч.). Ст. 6453.
  4. Федеральный закон от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 15. Ст. 2037.
  5. Ходжалиев С. А. Уголовно-правовая характеристика назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы по уголовному законодательству Российской Федерации // Фундаментальные исследования. 2014. № 11–3. С. 700–705.
  6. Шульга А. А. Некоторые проблемы регламентации и назначения наказания в виде ограничения свободы // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2016. № 3 (33). С. 94–97.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, ограничение свободы, административный надзор, условное осуждение, основное наказание, дополнительное наказание, Российская Федерация, специализированный государственный орган, вид ограничения свободы, Особенная часть УК РФ.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос