Библиографическое описание:

Блытова И. В. Значение творчества Оэ Кэндзабуро для мировой литературы на примере его Нобелевской речи // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 1442-1446.



Оэ Кэндзабуро (大江健三郎) — современный писатель, второй японский лауреат Нобелевской премии по литературе, известный настойчивостью, с которой он вовлекает читателя в откровенный разговор о месте человека.

Оэ Кэндзабуро родился 31 января 1935 г. в маленькой глухой деревне, расположенной в префектуре Эхимэ (愛媛県) в центре острова Сикоку (四国). От природы он был замкнутым и очень впечатлительным мальчиком и общению со сверстниками предпочитал чтение. Но начиная обзор творческого пути писателя, нельзя не упомянуть о событиях, которые непосредственным образом повлияли на его жизнь.

Духовный мир литературной жизни Оэ складывался в период столкновения между поражением Японии во Второй мировой войне и сложившейся идеологией, лежавшей в основе императорской государственной системы. Эта двойственность, которую Оэ всю жизнь сохранял и которая проходит через все его произведения, коренится в предвоенном идеологическом воспитании [19, с. 26].

Но до того как исторические обстоятельства военного времени оказали влияние на Оэ, его жизнь начиналась в мире и спокойствии. Оэ происходит из многодетной семьи, искусству рассказывать истории он учился у своих матери и бабушки, превосходных рассказчиц и знатоков устных преданий этой местности. Поэтому многие произведения Оэ наполнены устными преданиями его родных мест. Но в 1944 г. бабушка и мать умирают. Смерть близких людей стала ударом для юного писателя. Отец Оэ был оптовым поставщиком сырья для банкнотной бумаги. Часто отец наставлял Кэндзабуро словами о том, что он очень сожалеет, потому что его работа лишена интеллектуального развития. Эти слова отца побудили Оэ поступить в университет.

Оэ оказался единственным ребенком в семье, которому удалось окончить колледж. Он избрал факультет французского языка со специализацией по творчеству Сартра и французскому гуманизму, которые он изучал в Токийском университете под руководством Кадзуо Ватанабэ (渡辺一夫), ведущего японского специалиста. В университете началась его литературная деятельность: он писал пьесы для студенческого театра, не раз появлялись его публикации на страницах студенческого журнала, его ранние произведения принесли ему и первую литературную премию.

Начиная с 1958 г. Оэ начал активно публиковаться в ведущих японских литературных журналах Японии. И это принесло свои плоды. Он был удостоен премии имени Акутагава (芥川) за повесть «Содержание скотины» (飼育, Сиику).

Весной 1959 г. Оэ окончил филологический факультет Токийского университета. В годы обучения в университете ходили слухи о том, что Оэ сумел прочесть все книги в университетской библиотеке. Причиной появления таких разговоров стал большой объем прочитанной литературы японским писателем.

В этом же году по приглашению Это Дзюн (江藤淳), редактора литературного журнала «Мита бунгаку» (三田文学), вместе с писателем Исихара Синтаро (石原慎太郎) и другими представителями японской интеллигенции Оэ принял участие в составлении журнала, прирученному к выходу октябрьского и ноябрьского выпусков.

Оэ всегда считал необходимостью помнить историю и демонстрировать неповиновение перед лицом власти. Потрясения, вызванные военным временем, находят свое отражение во многих произведениях Оэ Кэндзабуро. В 1961 г. Оэ публикует подряд две повести — «Семнадцатилетний» (セヴンティーン, Сэбинти:н) и его продолжение «Опоздавшая молодежь» (遅れてきた青年, Окурэтэ китасэйнэн). В их основу легли реальные события: в октябре 1960 г. преданный императору молодой террорист заколол председателя социалистической партии. В произведении «Семнадцатилетний» Оэ Кэндзабуро раскрыл «анатомию» тщеславного эгоиста, который становится наемным киллером [9, с. 15]. Повесть имела огромный успех. В произведении «Опоздавшая молодежь» ярко выражен протест против лжи, политического карьеризма, которые часто встречаются в капиталистическом обществе.

В 1960 г. Оэ женился на Итами Юкари (伊丹ゆかり). В тот же год политика ворвалась в жизнь писателя. Неудовлетворенность односторонними взаимоотношениями между Соединенными Штатами и Японией вышла на поверхность после ратификации двухстороннего соглашения о безопасности, вызвавшей крупнейшие демонстрации в истории Японии. Во время одной из таких демонстраций близкий друг Оэ получил в стычке с полицией необратимое повреждение мозга и вскоре покончил жизнь самоубийством. Образ измученной души этого человека, доведшего себя до самоубийства, становится центральным, встречается на страницах многих романов писателя.

В 1963 г. в семье молодого литератора родился первенец, которого назвали Хикари. Хикари (光) — это имя означает «свет». Мальчик родился с поврежденным черепом, ему потребовалось множество операций, чтобы выжить. Мрачный прогноз, данный новорожденному врачом, Оэ связал с образом «заблудившегося мальчика», который ищет своего покинувшего отца. Эти размышления оживили картины собственного травмированного детства Оэ и ужасов ядерного века. Тем же летом, пока его ребенок находился между жизнью и смертью, молодой отец нашел в себе силы принять участие в ежегодной мирной службе в Хиросиме в память о жертвах ядерной бомбардировки. Он вернулся духовно изменившимся. Этому способствовали встречи с теми, кто выжил после взрыва и встретил муки с настоящим мужеством.

На основе воспоминаний выживших, Оэ публикует «Хиросимские записки» (ヒロシマ・ノート, Хиросима но:то). В «Хиросимских записках» нарисованы страшные картины атомного ада, неимоверные страдания тех, кто его пережил, но получил страшные отметины. С большой теплотой писатель рассказывает о тех, кто, через этот ад, посвятил дальнейшую жизнь либо оказанию медицинской помощи другим жертвам атомных бомбардировок, либо встал в ряды активных борцов за запрещение ядерного оружия [15, с.6].

Творчество Оэ соединяет в себе несколько тем, основная из которых — тема отца и сына, развитие их отношений. Данная тема близка автору. В каждой книге писателя присутствует образ больного ребенка. В творчестве писателя личная жизнь смешивается с политическими воззрениями. В своих произведениях Оэ вводит героев в тяжелые жизненные обстоятельства, а затем пытается найти верный выход.

Одним из самых значительных произведений считается «Футбол 1860 года» (万延元年のフットボール, Манэн ганнэн но футтобо:ру). В этом романе автор пытается раскрыть проблему самотождественности. Роман сложен, образы неоднозначны. Но и через это произведение проходит идея двойственности в творчестве автора. Это можно понять уже из названия произведения. Само название написано на катакана — азбуке, используемой для записи иностранных слов. Это говорит о том, что футбол, в который играют герои, чужд японцам. О футболе 1860 года в произведении нет ни единого слова, потому что в 1860 году футбола в Японии не существовало. Футбол появился в Японии вместе с реставрацией Мэйдзи.

Писатель очень обеспокоен положением дел в современной Японии, он ощущает острую необходимость понять причины неблагополучия. «Осталось ли что-нибудь хорошее в людях?» — такой вопрос Оэ задает в своих произведениях, предпринимая попытку найти ответ. Тоска о прошлом, вызванная разочарованием в настоящем, не оставляет японцев, именно такая мысль проходит в произведениях Оэ.

В 1994 г. Кэндзабуро Оэ получает Нобелевскую премию по литературе «за создание воображаемого мира, который объединяет реальность и миф». В своих произведениях писатель не боится показать насущные проблемы современного японского общества. Обращаясь к молодым людям, он говорит о том, что приложить старания, чтобы своими силами суметь построить этот мир, призывает отказаться от равнодушия и пассивности. Оэ хочет, чтобы молодежь начала вглядываться в жизнь, размышлять, не терять своей индивидуальности и не принимать на веру складывающиеся ценностные стереотипы. Творчество Оэ Кэндзабуро протекает в сложном мире, где идет непрерывная борьба старого и нового, консервативного и прогрессивного, он окружен действительностью с ее многочисленными противоречиями.

В своих произведениях Оэ отходит от природы, в отличие Кавабата Ясунари (川端康成; первого призера Нобелевской премии по литературе в Японии), он пишет о человеке, который чувствует себя одиноким, незащищенным, покинутым. Человек становится чужим и самому себе, и человеческому роду. Ощущение неустойчивости характерно для литературы писателя. Процесс раздвоения, начавшийся с отчуждения человека от природы, не мог не коснуться души Оэ.

Вклад Оэ в национальную литературу огромен. Оэ Кэндзабуро — самый титулованный писатель Японии. Как общественный деятель он известен своими критическими высказываниями по поводу современной культуры и политической обстановки в стране. Он отказался от высокой государственной награды — ордена Культуры, так как орден, по его мнению, — «плоть от плоти нынешней государственной системы», которую он, как приверженец демократических ценностей, не приемлет. Оэ считает, что экономическая мощь Японии почти совершенно лишила сил ее культуру, где сейчас господствуют ток-шоу, комиксы, маловразумительные дискуссии, а литературные произведения пишутся легким разговорным языком, который все больше вытесняет индивидуальный авторский стиль.

«История повторяется, опомнитесь, пока жизнь на земле не прекратилась…Я слышу звуки приближающегося издали «Великого потопа» — в существовании, в мыслях, в поведении людей двух поколений. Его нарастающий гул предвещает всеобщую катастрофу. Я решил предостеречь людей, веря в их волю» [13, с. 82]. Так, говорит один из героев произведений Оэ Кэндзабуро.

Кроме того, влияние Оэ Кэндзабуро в литературном мире настолько велико, что он сумел учредить собственную литературную премию, которая выдается с 2006 года. Труды писателя получили высокую оценку современников. Оэ Кэндзабуро является обладателем премии Танидзаки (谷崎潤), которую он получил в 1967 году за произведение «Футбол 1860 года». Также в 1973 г. Оэ получает премию Нома (野間) за произведение «Объяли меня воды до души моей» (洪水はわが魂に及び, Кодзуи ва вага тамаси-ни оёби).

В 1994 г. Нобелевскую премию получает японский писатель — Оэ Кэндзабуро. Он стал вторым японским литератором, получившим данную награду. Свою премию Оэ получил «за то, что он с поэтической силой сотворил воображаемый мир, в котором реальность и миф, объединяясь, представляют тревожную картину сегодняшних человеческих невзгод».

Свою лекцию Оэ озаглавил «Многосмысленностью Японии рожденный» и это не случайно, потому что именно этот факт он подчеркивает в своей нобелевской речи. Ясунари Кавабата, первый японский Нобелевский лауреат по литературе, озаглавил свою Нобелевскую речь — «Красотой Японии рожденный», и в этом проявилась суть того, что он оставил после себя в надежде разбудить в людях инстинкт красоты. Смысл сказанного Оэ — увидеть и понять то, что происходит рядом. Увидеть и ужаснуться, ужаснувшись, опомниться. Опомнившись, избавиться от двойственности, которая раздирает нацию и душу каждого с тех пор, как Япония стала модернизироваться [1, с. 55].

Свою Нобелевскую речь Оэ начал с того, что решил обозначить события, повлиявшие на него, на его творчество. Он говорил о событиях, которые сделали его тем, кем он является, о причинах двойственности Японии. В своей лекции писатель рассказывает о тяжелом детстве в уединенной деревушке, которое выпало на военные годы, этим объясняется его тяга к бунтарству, к сопротивлению всякому насилию, мысль о котором проходит через все произведения Оэ.

В IX в. провозглашается принцип — «японская душа — китайские значения». Однако в XIX в. при соприкосновении с европейской системой ценностей, после «открытия дверей», этот принцип не сработал, что свидетельствовало о разнице мировоззренческих систем, о глубинном различии культур. Оэ не случайно напоминает заключительные слова из речи Кавабата: «В моих произведениях находят пустоту, небытие, но это совсем не то, что означает европейское слово «нигилизм». Думаю, что различаются духовные истоки» [2, с.73]. И это очень существенно, потому что пустота для традиционного мышления японцев есть ненавязчивость, непринужденность или полнота, свобода духа, движения мысли. Нигилизм же действительно нечто противоположное — абсолютное отрицание, безверие.

Япония подвергалась раздвоению, прежде всего раздвоению личности, что заставило Оэ говорить об утрате чувства самоидентичности, как нации в целом, так и отдельного человека. И это стало основной темой писателя. «Возвращаясь мысленно к окружавшей меня в юности среде, должен признать, что в культурном аспекте в истории Японии, думается, не было другого периода, когда так отчетливо противостояли друг другу центр и периферия» [12, с. 180]. С другой стороны, и эти границы между Западом и Востоком относительны, и личность самого Оэ, которому близки мысли Блейка, Йейтса, Достоевского, свидетельствует об этом. Но важно понять, где начало этой границы, чтобы относительное не стало абсолютным. «По моим наблюдениям, спустя сто двадцать лет после открытия страны и начала модернизации, сегодняшняя Япония находится как бы между двумя полюсами многосмысленности. И я как писатель живу, чувствуя, что эти полюса отпечатались во мне, словно глубокие рубцы» [12, с. 183]. Этими словами писатель подтверждает мысль о проблеме двойственности японского общества. По мнению Оэ Кэндзабуро, эта проблема может привести к расколу государства, что в последствие приведет к трагедии всего японского общества. В своей лекции он неоднократно подчеркивает необходимость сохранения вечного мира, как основу морального возрождения после войны.

И все же Оэ, хотя и восстает против чрезмерной приверженности традиционным идеалам, остается японцем, которому не дает покоя ощущение раздвоенности, утрата гармонии, чувства самоидентичности. Но Оэ ищет возможность преодолеть эту двойственность между Востоком и Западом, между индивидуальным и коллективным сознанием, стремясь к идентичности личности [21, с. 60].

Итак, те душевные раны, которые нанес человечеству XX в., заставили писателя взяться за перо, признается Оэ в своей исповедальной речи. Это значит, что он не думает о том, что человечество безнадежно, он верит в возможность его преображения, если проснется инстинкт сострадания, который столь же изначален в человеке, как инстинкт красоты. Оэ ищет пути выхода из сложившейся обстановки в обществе, ищет решения проблемы двойственности в Японии. В своей речи Оэ находит путь, который кажется ему верным. Писатель уверен, что, прежде всего, нужно преодолеть отчужденность человека от природы. Отчуждение от природы внешней привело к разрушению природы внутренней, самого человека. Чем больше человек теряет себя, тем больше он разрушает Землю, приближая собственную гибель. И Оэ спешит предупредить людей о надвигающейся катастрофе, которая неминуемо приближается как возмездие за человеческие грехи. В своей Нобелевской лекции Оэ дает оценку своему творчеству: «Я — один из писателей, стремящихся создавать серьезные литературные произведения, противостоящие тем романам, которые всего лишь удовлетворяют запросам потребителей культуры» [12, с. 184].

Удивительно, но вся лекция Оэ пронизана чувством двойственности. Два пророчества, о которых говорит Оэ Кэндзабуро в самом начале своей речи, двойственность японского общества, два решающих влияния, оказанные профессором Ватанабэ на Оэ. Торжества по случаю присуждения Нобелевской премии совпали с радостным событием в семье лауреата. В те же дни состоялся большой концерт с участием самых известных японских музыкантов, на котором было исполнено десять произведений молодого композитора Оэ Хикари.

В своем первом интервью после присуждения премии Оэ сказал: «Я пишу прозу уже 38 лет. Из них в течение тридцати одного года лейтмотивом моих произведений, так или иначе, является проблема больного сына. Я чувствовал, что ухожу в, так называемую, эго-беллетристику, очень распространенную в Японии, но, в конце концов, я смирился с этим. Я живу вместе с маленьким человеком по имени Хикари. Думаю, что именно это позволяет мне писать о стране, о мире, о душе. Через Хикари я познаю все волнующие меня проблемы» [4, с. 3].

Таким образом, Оэ Кэндзабуро в своих произведениях изображает реальность, те проблемы, присущие современному японскому обществу. Он не боится открыто говорить о духовных болезнях японцев. Но Оэ не писал бы свои романы — предупреждения, если бы не верил в «новые чувства, новые мысли», что человек вернется к себе настоящему и сможет найти верное решение проблем.

Литература:

1. Гривнин В. С. Творческий путь Кэндзабуро Оэ. — Москва: Нация, 1980. — 326 с.

2. Григорьева Т. П. Японская литература XX века. — Москва: Альфа-М, 2005. — 416 с.

3. Игути Т. Кики-то то:со: О:э Кэндзабуро:-то Накагами Кэндзи (Кризис и борьба в творчестве Оэ Кэндзабуро и Накагами Кэндзи). — Токио: Тюокоронся, 2004. — 82 с.

4. Интервью В. Гривнина, данное им в связи с 70-летием Кэндзабуро Оэ // GZT.RU. URL: http://www.peoples.ru/art/literature/prose/roman/oe_kendzaburo/interview.html (дата обращения — 24.06.2016).

5. Конрад Н. И. Запад и Восток. — 1 издание. — Москва: Наука, 1966. — 419–428 с.

6. Кучерская М. Н. Почему Кэндзабуро Оэ перестал писать свои романы // Российская газета. — 2005. — № 1 — С. 15–18.

7. Лаврентьев Б. П. Японско-русский и русско-японский. — Москва: Аквариум, 2005. — 973 с.

8. Мацумото Ё. Синтэй со:го: кокуго бэнран (Новый дополненный справочник по японской культуре). — Токио: Сансэйдо, 2007. — 564 с.

9. Одагири Х. Гэндай бунгаку си (История современной литературы). — Токио: Сюэйся, 1975. — 684 с.

10. Окуно Т. Нихон бунгаку си (История японской литературы). — Токио: Тайсю:канн ситэн, 1970. — 328 с.

11. Оминами Х. О:э Кэндзабуро:-но сакухин-то торицу сэйтё: ё:го гакко:-но кё:ику (Тема больного ребенка в творчестве Оэ Кэндзабуро). — Токио: Дзиа:су кё:икусинся, 2004. — 82 с.

12. Оэ К. Многосмысленностью Японии рожденный. Нобелевская лекция / Пер. с англ. Н. Старосельская // Иностранная литература — Москва: 1995. — № 5. — С.176–183.

13. Оэ К. Объяли меня воды до души моей. Роман и рассказы / Пер. с яп. З. Рахим, В. С. Гривнин — Москва: Прогресс, 1978–416 с.

14. Перфильев В. О. Япония от А до Я: энциклопедия. — Москва: Издательство Япония сегодня фонд Интеллект, 2000. — 640 с.

15. Редина Е. Н. Писатель и современность. Художественная публицистика и документальная проза писателей Африки, Азии и Латинской Америки. — Москва: Прогресс, 1973. –181с.

16. Рехо К. Современный японский роман. — Москва: Наука, 1977. — 304 с.

17. Судзуки С. Тайсю бунгаку-но тандзё (Зарождение массовой литературы). — Токио: Бунгакукай, 1993. — С. 187–198.

18. Хания Ю. Ниси-то сэнгоха (Запад и послевоенное поколение). — Токио: Тюокоронся, 1970. — 274 с.

19. Хонда К. О:э Кэндзабуро:-но дзинсэй (Жизнь Оэ Кэндзабуро). — Токио: Майнитисимбунся, 1995. — 231 с.

20. Хузиятова, Е. Т. Романы Оэ Кэндзабуро «Личный опыт» и «Футбол 1860 года»: личность в мифологическом пространстве // Известия восточного института. — 2003. — № 7. — С.166–177.

21. Уилсон М. Маргинальный мир Оэ Кэндзабуро: его сочинения и техник написания. — Армонк: 1986. – 160 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle