Взаимодействие японской и европейской культуры в эпоху Мейдзи (на примере литературы) | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

V международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Казань, ноябрь 2017)

Дата публикации: 08.11.2017

Статья просмотрена: 129 раз

Библиографическое описание:

Артеменко Н. И. Взаимодействие японской и европейской культуры в эпоху Мейдзи (на примере литературы) [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 19-22. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/289/13215/ (дата обращения: 11.12.2018).



Произведениями японских писателей в наши дни зачитывается весь мир. Что же способствовало появлению столь необычной и тонкой японской литературы? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо отправиться в эпоху Мейдзи — именно в этот период формируются основные черты национальной японской литературы.

Революция Мейдзи, изменив Японию в социальной, экономической и политической сферах, не могла не затронуть и её культуру. Возросшее влияние всего западного — от распространения новых для японцев европейских идей до изменения их повседневной жизни, накладывало отпечаток и на массовое сознание, а через него на литературу.

Развитие процесса европеизации в первую очередь было связано с развитием просветительского движения. Его яркими представителями были Фукидзава Юкити, Накамура Кэну и Мори Аринори. Именно они первыми и начали знакомство японцев с достижениями культуры Запада, который тогда для них представлял Англию, Америку, Францию и Россию. Парадокс, по мнению Н. И. Конрада, заключается в том, что те самые державы, которые больше всего угрожали Японии, стали её учителями [4, c.386].

В это время широкое распространение получила переводная литература. Знакомство японцев с творческим литературным наследием стран Запада не состоялось, если бы не было плеяды талантливых переводчиков. В первые десятилетия эпохи Мейдзи наибольшей популярностью пользовались в основном английские романы — было переведено более 14 произведений Булвер Литтона, романы лорда Биконсфилда (Дизраэли) [2, c.91].

Но почему выбор пал не на классику, к примеру, той же Англии? Действительно, переводы произведений Шекспира японский читатель увидит значительно позднее — только в 1879–1886гг. будут переведены «Король Лир», «Венецианский купец», «Как вам это понравится», «Юлий Цезарь», «Гамлет», «Ромео и Джульетта». Тогда чем же может объясняться такое доверие первых японских переводчиков — Ода Дзюнъатиро, Фудзита Мокити — именно к этим двум авторам? Связь между Булвер Литтоном и Дизраэли заключается лишь в том, что они оба были политиками. Как мы знаем, в Японии к государственным деятелям предъявлялись очень жесткие требования, в том числе и в области навыков литературной работы, ими становились лишь образованнейшие люди своего времени. И быть может поэтому, перенеся некий свой «культурный стереотип» на европейских писателей, выбор остановился именно на двух политиках.

Также популярностью пользовались и произведения французских писателей — Жюль Верн, А. Дюма [5, c.50]. В них японцы наивно видели рассказы о подлинных достижениях западной науки или событиях европейской истории.

Большое влияние на развитие японской литературы оказала и русская литературная традиция. После открытия в Токио в 1873 г. Школы иностранных языков, на одном из отделений которой изучался русский язык, в Японии началось постепенно знакомство с русской литературой. В 1883 г. Такасу Дзискэ был выполнен перевод «Капитанской дочки» А. С. Пушкина [2, c.92]. Интересна обработка текста произведений и самих названий — так «Капитанская дочка» в японском варианте звучала как «Сердце цветка и думы бабочки. Удивительные вести из России», а «Война и мир» Л. Н. Толстого как «Плач цветов и скорбящие ивы, последний прах кровавых битв в Северной Европе». Стилизация названий объясняется тем, что они должны были привлечь к переводной книге читателя — рядового японца, воспитанного в недоверии ко всему иностранному.

Серьезный интерес к русской литературе возник с конца 1880-х гг., когда начался перевод с подлинников. Так, в 1888 г. Фтабатэем Симей был выполнен перевод рассказов И. С. Тургенева «Свидание», «Три встречи» [2, c.92]. Нужно отметить, что И. С. Тургенев и Л. Н. Толстой оказали огромное влияние на развитие японской литературы. Это объяснялось их духовной близостью к мироощущению японцев. Так если тургеневские произведения отличались скрытой близостью к внутреннему духу буддизма, то Л. Н. Толстого японцы называли аналитиком человеческой психики. Толстовское поэтическое восприятие мира и его понимание, что суть вещей духовна, находили живой отклик у японской интеллигенции, разочарованной засильем голого прагматизма в современной жизни [1, c.90].

Как заметил Н. И. Конрад, переводная литература была нужна в первую очередь своим содержанием, идеологией, но не формой, не внешним обликом [4, c.442]. И даже это содержание воспринималось опять-таки не в чистом литературном плане, а в плане жизненно-практическом.

Японская литературная статистика показывает, что уже в 1908 г. приходит конец господству английской и французской литератур в Японии [1, c.89]. Хотя на рубеже веков они были ориентирами для Японии, вступившей на путь модернизации, но уже к началу ХХ в. русская литература обогнала их по количеству переводов и по силе воздействия на умы японских читателей.

Взаимодействие японской и европейской культур в области литературы в первую очередь выражалось в формировании новых жанров в японской литературе. Стоит отметить, что японская литература, прошедшая к началу периода Мейдзи длительный путь развития, обладала довольно развитой системой жанров и сложившимся эстетическим каноном.

В то же время роль литературы в обществе домейдзийской эпохи в большинстве случаев ограничивалась лишь развлекательными функциями, была способом приятного времяпрепровождения. Это такие жанры как — гэсаку (легкая, развлекательная литература), кибёси (юмористические повести), коккейбон (жанр «забавных книг»), сярэбон (повести о «весёлых кварталах»). Но в то же время нельзя не сказать и о таком жанре как ёмихон — романов, воспевающих самурайскую доблесть и конфуцианскую добродетель. Один из примеров этого может служить «История восьми псов Нансо Сатоми» Такидзава Бакин [2, c.88]. Также в начале XIX в. на основе повестей сярэбон возникает жанр «повестей о чувствах» — ниндзебон. Признанным шедевром в этом жанре является роман Тамэнага Сюнсуй «Сливовый календарь любви» (1832–1833) [2, c.88].

Однако в эпоху широкого общественного движения ни переводная литература, ни развивающаяся публицистика уже не могли полностью удовлетворить потребности общества. К тому же начавшиеся репрессии правительства к организации «Движение за свободу и народные права» привели к тому, что его деятели практически лишились возможности использовать обычные формы политической борьбы — собрания, демонстрации, публицистику. Необходимость высказывать свои мысли в такой сложной обстановке породила своеобразный жанр японской литературы — политический роман (сэйдзи сёсэцу). Под этим названием выходили разнородные произведения: роман, исторические сочинения, политическо-просветительская литература.

Первые признаки формирования этого жанра появляются в 1879– 1880 г. — произведения Рюсуйтэй Танэкио и Тода Киндо. В этом время политическая беллетристика существует как бы в тени переводной литературы, однако с 1883–1884г. она начинает занимать все более и более видное место. Её расцвет относится к 1885–1888 г., после чего значение ее идет на убыль.

Политический роман возник на волне общественного интереса к вопросам внешней и внутренней политики в период, когда в Японии создавались первые политические партии, разрабатывался проект конституции, шла подготовка к учреждению парламента и поднимался вопрос о пересмотре неравноправных договоров.

И, несомненно, в его появлении нетрудно различить европейское влияние, если вспомнить, что первыми романами, переведенными на японский язык, были произведения двух английских политиков — Булвер Литтона и Дизраэли.

Политические романы носили просветительский характер, а его авторами были по преимуществу политические и общественные деятели. Они прибегали к литературе как средству популяризации своих идей среди широкой публики. Это свидетельствует о значительном повышении статуса литературной деятельности в мейдзийском обществе.

Так, автор одного из первого политических романов «Волны бурного моря» (1880) Тода Киндо был участником движения за социальные реформы. И именно поэтому в свое произведение он с помощью аллегории заключил идею обретения народом своих прав.

Два видных деятеля Прогрессивной партии — Яно Рюкей («Прекрасная повесть об управлении государством», 1883) и Фузита Мэйкаку («Благородное дело спасение народа», 1887) тоже не обошли своим вниманием литературное поприще. В своих произведениях они, анализируя исторические события в Древней Греции и Китае времен династии Мин, проводят параллели с современной им политической обстановкой в Японии.

Тему борьбы с неравноправными договорами, столь остро стоящую для Японии в тот период, поднял Токай Санси в романе «Удивительные встречи с красавицами» (1885–1897). В нем выражалось сочувствие странам, страдающим под игом сильных государств.

Своего полного развития жанр политического романа достиг во второй половине 1880-х гг. в преддверии открытия парламента. Одним из ярких представителей этого периода был Суэхиро Тэттё, известный журналист и редактор газет, который вел активную кампанию против правительственных законов против печати. В его наиболее известном романе «Цветы сливы в снегу» (1886) заметен важный этап в «Движении за свободу и народные права» [3]. Автор отразил здесь резко враждебную позицию против борцов «движения за народные права» и это было связано в первую очередь с изменением взглядов идеологов японского просветительства, которые напуганные размахом народного движения, и примкнули к правительству, став противниками этого движения. Суэхиро Тэттё был одним из таких просветителей. Окрестив их экстремистами, Тэттё объявил их врагами Японии, подстрекающими народ к беспорядкам. В этом смысле сегодня роман имеет определенный интерес для истории общественной мысли Японии, поскольку он как бы иллюстрирует причины поражения движения за народные права.

Интересным покажется факт появления в Японии политических романов о русских нигилистах, народниках. Этот факт как нельзя лучше отразит взаимодействие культур этих двух стран. Первым из таких произведений можно считать романМиядзаки Мюрю — «Демоны вопиют» [1, c.87].Вцелом при всей общественной значимости политического романа художественная ценность его была весьма относительна. Но это одно из интересных произведений о народниках среди книг, появившихся в Японии в 1880-е гг., которое познакомило японцев с революционной борьбой.

Политический роман в определенной мере показал значение литературы не только приятного времяпрепровождения, но и как важного фактора культурной и общественной жизни страны. Резко расширились рамки жанровых возможностей японской литературы, ограниченные до того времени разными видами повестей гэсаку.

Именно в этот период начинает активно формироваться своеобразная японская литература. В своих романах японские писатели начинают затрагивать важные проблемы социального характера послемейдзийского общества: женское бесправие (Токутоми Рока «Лучшее не жить» 1898), положение эта (Сидзамаки Тосон «Нарушенный Завет» 1906), итоги двадцатилетнего социально-политического развития страны (Токутоми Рока «Куросио» 1902).

Появляются новые жанры — исторические романы (Такаяма Катай «Минамото Еритомо» (1924), «Сто ночей (1927); Мори Огай «Посмертное письмо Окицу Ягоэмона» (1912).

Под влиянием французского натурализма возник жанр эгоромана. Это было вызвано требованием правдивости повествования, которое японские писатели восприняли несколько иначе. Поскольку автор мог с полной достоверностью ручаться только за свои мысли и переживания, то они и стали главным содержанием эгороманов. С другой стороны влияние оказала и русская литература — со стремлением раскрытия человеческой личности, утверждении ее самоценности. Начало «повестей о себе» положил рассказ Такаяма Катай «Постель» (1907). В нем автор изложил историю своей любви и свои переживания по данному поводу.

В цепочке произведений о «маленьком человеке» не трудно различить влияние русских писателей. Такаяма Катай «Сельский учитель» (1909), «Время уходит» (1916).

Реформирование жанров происходило и в области поэзии. Сложившиеся еще в средневековье стихотворные формы танка и хайку уже не отвечали потребностям новой эпохи. Необходимость обновления поэтического канона осознавалась многими поэтами, стремившимися откликнуться на важные перемены в жизни общества. Первоначально гражданские и просветительские идеалы в поэзии оказалось легче всего выразить в канси — стихах на китайском языке. В 70-х гг. XIX в. даже возник ряд журналов, печатающих новые канси. Однако эти далеко не каждому доступные произведения не могли заменить поэзию на родном языке, а служить средством ознакомления широкой публики с европейским наследством. Требовалось создание новых форм национальной поэзии, получившей название синтайси — «стихи нового стиля». В них не ограничивался объем стихотворения, допускалась относительная свобода метрики, был значительно обновлен поэтический словарь. Появление в 1882 г. «Сборника стихов нового стиля», содержавшего переводы произведений некоторых западных поэтов — Теннисона, Кингсли, Кэмпбелла и др., а также оригинальные стихотворения составителей сборника, профессоров Токийского университета Тояма Тюдзан, Ятабэ Сёкон и Иноуэ Сэккэн, положило начало движению «за создание стихов нового стиля».

Продолжили реформирование поэзии танка (вака) и хайку Есано Тэккан (1873–1935) и Масаока Сики (1867–1902). В 1899 г. они создали «Общество новой поэзии». В его уставе заявлялось, что его члены отказываются следовать признаваемым за эталон стихотворениям поэтов древности и будут руководствоваться исключительно собственным пониманием сущности поэзии вака [2, c.178].

Также огромное влияние на развитие современной поэзии танка, обновление ее тематики и языка оказало творчество крупнейшего поэта начала века — Исикава Такубоку (1886–1912). Он ввел в свои танка круг тем, которые до того времени считались прерогативой поэзии нового стиля [2, c.178].

Несомненно, невозможно отрицать влияние Запада на развитие японской литературы. Распространение переводной литературы, во-первых, напитала японских писателей новыми, до сих пор неизвестными им идеями просветительства, а во-вторых, показало им образцы совершенно других тем, сюжетов и литературных форм. Приобщение к мировому литературному сообществу дало толчок развития в Японии таких литературных жанров как романтизм, натурализм и реализм. И особенностью здесь стало то, что, несмотря на огромный объем заимствований, традиция не только сохранилась, но и получила дальнейшее развитие. В поэзии об этом свидетельствует обновление жанров танка и хайку. В области прозы примером может служить возникновение на основе европейского натуралистического романа такого специфически японского жанра, как «повесть о себе» (си-сёсэцу).

Литература:

  1. Вартаньян Э. Г. Интеграционные процессы в культурах стран Запада и Востока. — Краснодар, 2013.
  2. Гришелева Л. Д., Чегодарь Н. И. Японская культура Нового времени. — М., 1998.
  3. Иванова В. И. Японский политический роман Суэхиро Тэттё «Слива под снегом в Корее». URL: http://koryo-saram.ru/yaponskij-politicheskij-roman-suehiro-tettyo-sliva-pod-snegom-v-koree/ (дата обращения: 25.09.2017).
  4. Конрад Н. И. Японская литература от «Кодзики» до Токутоми. — М.,1974.
  5. Пинус Е. М. Краткая история японской литературы. — М., 1975.
Основные термины (генерируются автоматически): Япония, японская литература, переводная литература, политический роман, произведение, русская литература, жанр, роман, приятное времяпрепровождение, широкая публика.

Похожие статьи

Ономатопея как культурологическая особенность японского языка

Япония, японская литература, переводная литература, политический роман, произведение, русская литература, жанр, роман, приятное времяпрепровождение, широкая публика.

Европейский культурный элемент в творчестве И. С. Тургенева

Япония, японская литература, переводная литература, политический роман, произведение, русская литература, жанр, роман, приятное времяпрепровождение, широкая публика.

Становление японского реализма и творчество Таяма Катай...

Это было время просветительского движения, развития журналистики и переводной литературы, приобщения японской читающей публики к литературным достижениям европейской цивилизации.

Дневниковая литература Японии как...

Дневниковая литература Японии как литературно-художественный жанр эпохи Хэйан и её эстетика.

В средневековой Японии литературное произведение включало в себя комплекс морально-этических, эстетических, духовных и нравственных постулатов, который оформлялся...

Социальная роль цвета костюма в средневековой японской...

Этот роман состоит из 54 глав, в которых действуют около 300 персонажей. Он имеет сложную для того времени композицию и является одним из самых объемных произведений японской литературы.

Японская легенда о рыбаке Урасима-Таро: фольклорные...

Новую интерпретацию известных событий дала в своем романе известная современная японская писательница Оба Минако (1930–2007), автор большого числа романов, рассказов, пьес, критических эссе и поэтических произведений.

Литература

Особенности женского романа как жанра литературы

Сложным и неоднородным явлением предстает русская литература 90-х годов ХХ и начала XXI века в мировоззренческом, стилистическом, эстетическом и, без сомнения, в аксиологическом аспекте.

Из истории перевода западной и восточной литературы

Жанры в литературе обогащается через переводы.

Аналогично этому, народи мира, также через переводную литературу получают сведения о духовной жизни Востока.

Русская литература в Узбекистане | Статья в журнале...

Культура японских аристократов хэйанского периода

Большое влияние на развитие японской литературы оказала и русская литературная традиция. Но это одно из интересных произведений о народниках среди книг, появившихся в Японии в 1880-е гг., которое.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Ономатопея как культурологическая особенность японского языка

Япония, японская литература, переводная литература, политический роман, произведение, русская литература, жанр, роман, приятное времяпрепровождение, широкая публика.

Европейский культурный элемент в творчестве И. С. Тургенева

Япония, японская литература, переводная литература, политический роман, произведение, русская литература, жанр, роман, приятное времяпрепровождение, широкая публика.

Становление японского реализма и творчество Таяма Катай...

Это было время просветительского движения, развития журналистики и переводной литературы, приобщения японской читающей публики к литературным достижениям европейской цивилизации.

Дневниковая литература Японии как...

Дневниковая литература Японии как литературно-художественный жанр эпохи Хэйан и её эстетика.

В средневековой Японии литературное произведение включало в себя комплекс морально-этических, эстетических, духовных и нравственных постулатов, который оформлялся...

Социальная роль цвета костюма в средневековой японской...

Этот роман состоит из 54 глав, в которых действуют около 300 персонажей. Он имеет сложную для того времени композицию и является одним из самых объемных произведений японской литературы.

Японская легенда о рыбаке Урасима-Таро: фольклорные...

Новую интерпретацию известных событий дала в своем романе известная современная японская писательница Оба Минако (1930–2007), автор большого числа романов, рассказов, пьес, критических эссе и поэтических произведений.

Литература

Особенности женского романа как жанра литературы

Сложным и неоднородным явлением предстает русская литература 90-х годов ХХ и начала XXI века в мировоззренческом, стилистическом, эстетическом и, без сомнения, в аксиологическом аспекте.

Из истории перевода западной и восточной литературы

Жанры в литературе обогащается через переводы.

Аналогично этому, народи мира, также через переводную литературу получают сведения о духовной жизни Востока.

Русская литература в Узбекистане | Статья в журнале...

Культура японских аристократов хэйанского периода

Большое влияние на развитие японской литературы оказала и русская литературная традиция. Но это одно из интересных произведений о народниках среди книг, появившихся в Японии в 1880-е гг., которое.

Задать вопрос