Библиографическое описание:

Акулиничева А. В., Васильева Р. П. Импортозамещение, преимущества переориентации товаропотоков в международной торговле в период продления санкций // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 583-586.



Импортозамещение в условиях обострения внешнеполитической и внешнеэкономической обстановки в России все чаще рассматривается в качестве одного из приоритетных направлений государственной экономической политики. При этом, к сожалению, сам этот термин не имеет достаточно четкого определения, что порождает противоречия при реализации стратегии и политики импортозамещения. В статье приведена авторская трактовка импортозамещения как возможности и практической деятельности по замещению на внутреннем рынке страны товаров иностранного производства. Выявлены и систематизированы плюсы и минусы реализации государственной политики импортозамещения.

Ключевые слова: импортозамещение, промышленность, импорт, импортная квота, государственное регулирование экономики, национальная экономика России, промышленная политика, экономическая безопасность.

Активизация противостояния на международной арене России и ряда стран мира, претендующих на сохранение и упрочение своей доминирующей роли в мировой политической и экономической системе, существенно обострилась в течение последних лет в связи с развертыванием политических, военных, дипломатических и экономических процессов вокруг и внутри Украины. Этой проблематике в течение 2013–2015 гг. посвящено значительное внимание не только в общественно-политической периодике, но и в серьезных научных изданиях [1–6].

Современный кризис в отношениях с западными странами, ведущую роль среди которых играют США, не закончится в ближайшее время. И даже вероятное смягчение военно-политической риторики, ослабление или отмена экономических санкций не повод для перемены российского экономического курса. Украинские события являются наглядным примером того, к каким негативным последствиям приводят надежда на обеспечение экономических потребностей страны исключительно на основе международного разделения труда, невнимание к развитию базовых секторов экономики — промышленности и сельского хозяйства. Нет, мы не отрицаем необходимости и пользы от международного разделения труда, которое является одной из движущих сил социально-экономической эволюции. Но, в то же время, чрезмерное увлечение специализацией снижает устойчивость национальной экономики, делает ее более зависимой от внешних шоков, которые могут прерывать или блокировать сложившиеся внешнеэкономические связи. Следовательно, в рамках реализации национальной стратегии обеспечения экономической безопасности необходимо обеспечивать самодостаточность и независимость функционирования от внешнего окружения ключевых секторов экономики.

Не случайным нам видится в этой связи перемещение в последние несколько лет с периферии в фокус научного внимания российских ученых и специалистов проблематики реиндустриализации, «новой» индустриализации и т. д. [5]. Причем это не только российская тенденция. В своей рецензии на монографию коллектива авторов из Института мировой экономики и международных отношений РАН «Стратегический глобальный прогноз — 2030» [6] А. Аганбегян указывает: «Всеобщее распространение в прогнозный период получит реиндустриализация, т. е. перевод большинства отраслей индустрии на принципиально новую, более высокую технологическую базу» [1, с. 107].

Вопросам промышленной политики и стимулирования национальной промышленности уделяется значительное внимание не только в новых индустриальных (Республика Корея, Тайвань и др.) и активно индустриализирующихся (Китай, Бразилия, Малайзия и т. д.) странах, но и в тех экономиках, которые принято считать постиндустриальными. В частности, в послании Президента США «О положении в стране» от 12 февраля 2013 г. была поставлена задача «возродить американскую обрабатывающую промышленность и вернуть в страну рабочие места, чтобы продолжить производить товары, которые покупает весь остальной мир» [1, с. 46].

Несмотря на существующие ограничения, Франция стремится к поддержанию диалога с российскими властями и взаимодействию с россиянами. Россия по-прежнему является одним из главных торговых партнеров ЕС: на долю Европейского союза пришлось более 52 % российского экспорта в 2014 году. «Нормандская четверка» показала стремление Германии и Франции добросовестно работать и с Киевом, и с Москвой в поисках выхода из кризиса на Украине. Франция — один из крупнейших инвесторов в Россию. Прямые инвестиции — это очень важный показатель, они свидетельствуют об уверенности французских компаний в будущем России и их заинтересованности в перспективах долгосрочного сотрудничества. Несмотря на текущие трудности, французские инвесторы не уходят из страны. Более того, мы ожидаем, что в ближайшие месяцы будет объявлено о ряде новых инвестиций. Эти инвестиции — которые часто представляют из себя высокотехнологичный сектор — крайне важны, так как вносят вклад в столь необходимую диверсификацию российской экономики и позволяют передавать технологии. Французские компании активно работают во многих секторах экономики России: энергетическом, транспортном, инфраструктурном, аэрокосмическом и, конечно, сельскохозяйственном, особенно в мясомолочной отрасли. С другой стороны, Франция привлекает все больше российских инвесторов. По данным Банка Франции, доля российских прямых иностранных инвестиций резко выросла с 2011 года — со 150 млн до 745 млн евро в 2013 году. В эту цифру входят финансовые потоки, сделки по слиянию и поглощению и инвестиции в проекты, предусматривающие создание новых рабочих мест. Во Франции зарегистрировано 43 российские компании.

Следует признать, что промышленность — базовый сектор национальной экономики, аккумулирующий и реализующий важнейшие научно-технические достижения и обеспечивающий материально-технические предпосылки для развития всех других секторов экономики и социально-экономической системы в целом. Действия государства способны оказать определяющее влияние на ее конкурентоспособность и результаты институциональной трансформации. Это особенно важно для современной России, в которой в полную силу проявился новый, «шоковый» фактор, стимулирующий процессы индустриального развития. Это необходимость импортозамещения [2,с.21].

Мы рассматриваем импортозамещение как стратегическое направление промышленной политики. Несмотря на множество публикаций, поток которых увеличился за последний год, сама эта категория остается не до конца определенной. Это, безусловно, порождает не только противоречия в теоретических спорах, но и сложности при использовании концепции импортозамещения в государственной экономической политике.

Импортозамещение — это сложное организационно- и технико-экономическое явление, состоящее в возможности отечественного производства конкретных номенклатур конечной или промежуточной (полуфабрикаты, сырье, материалы) продукции и непосредственно замещение ими импорта во внутреннем потреблении. Это такой тип экономической стратегии и промышленной политики государства, который направлен на замену импорта промышленных товаров, пользующихся спросом на внутреннем рынке, товарами национального производства.

В настоящее время тема импортозамещения стала одной из самых обсуждаемых. Драйвером реализации политики импортозамещения стали отказ Украины от сотрудничества с российскими предприятиями в ряде производств (прежде всего в сфере оборонно-промышленного комплекса) и вводимые США и Евросоюзом в отношении России экономические санкции. В свете этих процессов на пленарном заседании Санкт- Петербургского международного экономического форума 23 мая 2014 г. Президент России В. В. Путин заявил: «Уверен, что за счет модернизации промышленности, строительства новых предприятий, локализации конкурентного производства в России мы сможем... существенно сократить импорт по многим позициям, вернуть собственный рынок национальным производителям... Считаю необходимым в короткие сроки проанализировать возможности конкурентного импортозамещения в промышленности.».. [2].

Анализ показывает, что в обсуждении проблемы импортозамещения, особенно в академической среде, современная дискуссия разворачивается обычно в плоскости того, хорошо ли это или плохо, каких последствий — отрицательных или положительных — можно преимущественно ожидать от реализации политики импортозамещения (этому, в частности, посвящена дискуссия в номере 10 за 2014 г. журнала «Экономист»). Следующий справедливый вопрос вытекает из данного нами выше определения понятия «импортозамещение». Ведь этим термином одновременно обозначают и потенциал, возможность развертывания национального производства, и сам процесс вытеснения с рынка товаров зарубежного производства. Соответственно, возникает вопрос: а есть ли такая возможность, такой потенциал в России, имеется ли научно-технический задел, необходимые ресурсы, смогут ли российские предприятия производить конкурентоспособную продукцию не только для внутреннего, но в последующем и для внешнего рынка

Нет сомнений в том, что сама по себе стратегия импортозамещения — это курс на модернизацию отечественного производства, который способствует развитию индустриального сектора, его техническому перевооружению, повышению качества производимых товаров, развитию инновационной активности. Политика импортозамещения способствует созданию благоприятной среды для роста национальной промышленности. И это особенно актуально для страны, уровень развития производственных отраслей которой отстает от уровня государств, с которыми она взаимодействует и конкурирует на мировых рынках. Ведь Россия, согласно оценкам международных экспертов, занимает только 62-е место по глобальному рейтингу инновационности, тогда как на первых местах находятся Швейцария, Швеция, Великобритания, Нидерланды, США [3].

Россия в своей новейшей истории уже имеет положительный опыт реализации политики импортозамещения. После девальвации рубля в 1998 г. объем импорта сократился на 74 млрд долл., что привело к существенному росту ценовой конкурентоспособности и эффективности обрабатывающих производств, а в среднесрочной перспективе запустило волну повышательной динамики ВВП, которая, будучи поддержана удачной конъюнктурой мировых рынков сырья и энергоносителей и эффективными структурными реформами правительства, привела к устойчивому экономическому росту на протяжении десятилетия.

Российский и мировой опыт импортозамещения показал, что оно имеет ряд положительных последствий, среди которых следует выделить:

‒ рост занятости / снижение безработицы, что ведет к повышению уровня жизни населения, более полному использованию национальных ресурсов социально-экономического развития;

‒ стимулирование научно-технического прогресса и, как следствие, уровня образования, числа и конкурентоспособности инновационных разработок; в целом придание развитию социально-экономической системы инновационной направленности;

‒ укрепление экономической (в том числе технологической) безопасности страны, повышение устойчивости национального развития к внешним и внутренним «шокам»;

‒ рост спроса на товары внутреннего производства, что, в свою очередь, стимулирует развитие экономики страны через механизм расширенного воспроизводства, расширение производственных мощностей, техническое перевооружение и общий подъем деловой активности;

‒ сохранение валютной выручки внутри страны и, как следствие, рост золотовалютных резервов, повышение устойчивости финансовой системы, улучшение торгового и платежного баланса страны, появление возможности переориентации валютных ресурсов на иные направления использования (помимо закупки импортных товаров).

Итак, импортозамещение в современной России приобретает настоятельную необходимость.

Литература:

  1. Андреев Ю. В. Российский газ и украинский кризис // Пути к миру и безопасности. 2014. № 1 (46). С. 108— 109.
  2. Егоров В. Г., Комлева Н. А., Феофанов К. А., Волобуев О. В., Багдасарян В. Э., Абрамов А. В., Гонзалес Д., Абрамова Ю. А., Федорченко С. Н., Муштук О. З., Постников Н. Д. Украинский кризис — 2013–2014: причины и последствия (круглый стол) // Вестник Московского государственного областного университета. 2014. № 1. С. 19.
  3. Лепешко Б. М. Украинский кризис: причины, сущность, следствия // Социально-политические науки. 2014. № 2. С. 30–33.
  4. Оганесян А. Г. Украинский кризис: энергетический вызов России? // Международная жизнь. 2014. № 8. С. 17¬34.
  5. Охотский Е. В., Березко В. Э. Объективные и субъективные причины кризиса украинского государства // Право и управление. XXI век. 2014. № 1 (30). С. 3–8.
  6. Щербак И. Н., Шишелина Л. Н., Циренщиков В. С., Федоров С. М., Синдеев А. А., Максимычев И. Ф., Красиков А. А., Каргалова М. В., Кавешников Н. Ю., Данилов Д. А., Бажан А. И., Ананьева Е. В., Мироненко В. И., Носов М. Г., Федоров В. П. Украинский кризис: экспертная оценка // Современная Европа. 2014. № 3 (59). С. 10–34.
  7. Плотников В. А. Глобальные проблемы социально-экономического развития и нейтрализации рисков экономической безопасности периода экономического кризиса // Экономика и управление. 2009. № 3.6. С. 12–16.
  8. Плотников В. А. Изменения глобальных институтов управления под влиянием национальных экономических интересов (по материалам XII Петербургского международного экономического форума) // Экономика и управ¬ление. 2008. № 3. С. 7–9.
  9. Плотников В. А., Вертакова Ю. В. Последствия современных экономических трансформаций и пути преодоления финансового кризиса в России // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2010. № 6. С. 71–78.
  10. Багров Н. М. Украина. 1990–2013 гг. // Известия Санкт- Петербургского университета экономики и финансов. 2014. № 2. С. 161–171.
  11. Бодрунов С. Д., Гринберг Р. С., Сорокин Д. Е. Реиндустриализация российской экономики: императивы, потенциал, риски // Экономическое возрождение России. 2013. № 1 (35). С. 19–49.
  12. Колганов А. И., Бузгалин А. В. Реиндустриализация как ностальгия? Теоретический дискурс // Социологические исследования. 2014. № 1 (357). С. 80–94.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle