Библиографическое описание:

Тимченко Я. И., Шанина Ю. В. Институт диффамации // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 779-782.



This article is devoted to the problems of defence of honour, dignity and business reputation from defamation.

Key words:defamation, honour, dignity, business reputation.

Институт диффамации в науке российского гражданского права начал формироваться более ста лет назад еще во времена дореволюционной России. С момента его появления дискуссионным являлся вопрос о том, что необходимо понимать под данным термином. Долгое время диффамация приравнивалась к клевете и носила уголовно-правовой характер. В советское время этот институт попал под угрозу исчезновения, в виду его «буржуазного» происхождения, свое развитие он получил только на современном этапе, однако и по сей день он не разрешен.

Современные ученые рассматривают термин «диффамация» с различных точек зрения. Так С. В. Потапенко понимал под ним гражданско-правовой деликт, который направлен на умаление чести, достоинства и деловой репутации потерпевшего в глазах здравомыслящих людей в виду распространения о нем порочащих, не соответствующих действительности (выделено нами — Я. Т. и Ю. Ш.) сведений фактического характера, которые являются злоупотреблением свободой слова и СМИ [1]. Противоположной точки зрения придерживаются такие ученые как, М. А. Ковалев, Г. М. Резник, которые полагают, что диффамация — это распространение только правдивых (выделено нами — Я. Т. и Ю. Ш.) нелицеприятных или сомнительных для репутации, чести и достоинства сведений о физических и юридических лицах. А. М. Эрделевский и Д. А. Самородов, как и ранее в гражданском праве, относят к этому понятию распространение любых порочащих сведений о лицах, вне зависимости от степени их достоверности.

В Гражданском кодексе РФ (далее ГК РФ) [2] понятие «диффамация» не закреплено, оно является доктринальным. При анализе норм ГК можно сделать вывод о том, что, несмотря на отсутствие данного понятия как такового, именно оно раскрывается в ст. 150, ст. 152.

Ответственность за действия диффамационного характера предусмотрена нормами гражданского законодательства. Следует отметить, что такого вида ответственности как «извинение» в РФ не существует. Это обусловлено закреплением в ст. 29 Конституции РФ принципа свобода мысли и слова (п. 3 «никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них»). Несмотря на достаточную строгость норм, предусмотренных за диффамацию, п. 15 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 [3] было установлено, что взыскивание сумм с организаций, выпускающих СМИ не должно привести к их банкротству, («при этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации») [4].

К примеру, в 2000 году газета «Курский вестник» опубликовала статью «Двенадцать стульев из гарнитура губернатора, или как «испарился» из областного бюджета один миллион долларов», где, в частности, на конкретных примерах, подтвержденных документами, раскрываются механизмы «увода» крупными местными чиновниками бюджетных средств из областной казны, а также демонстрировалась реакция самого губернатора на происходящее. Журналист на этот счет высказал свое мнение: «Нормальный губернатор в такой ситуации наверняка прогонит виноватых с работы, обратится в милицию, прокуратуры и суд, чтобы ущерб бюджету возместить… Но это логика поведения нормального губернатора. А наш (губернатор), получив письмо руководителя КРУ, написал резолюцию, рекомендующую чиновникам списать недостающий миллион на мифический ремонт Администрации области, Домжур, курские магазины…». Виктор Чемодуров закончил статью словами «Не знаю, как у кого, а у меня такое мнение-суждение: губернатор, дающий подобные советы, является ненормальным. Уточняю сразу, на случай судебного иска: я говорю о поведении должностного лица, а не о личности Руцкого, до которой мне нет никакого дела». Руцкой решил, что сведения, изложенные в статье, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, и оценил ущерб, причинный публикацией, в 250 тыс. рублей.

В суде журналисту удалось доказать, что опровергаемые истцом сведения соответствуют действительности. Однако иск Руцкого был частично удовлетворен, в виду того, что оценочное мнение журналиста было выражено вгрубой форме.

Тем не менее, рассмотрев данное дело, Европейский суд, 31 июля 2007 года, принял решение, что критические оценочные суждения журналиста, высказанные в спорной статье, имеют серьезную фактологическую основу, факты, приведенные журналистом в публикации, не были оспорены самим Руцким. ЕС подчеркнул, что при рассмотрении дела российский суды, по сути, проигнорировали контекст публикации, ее общественную значимость и дали неверное толкование слову «ненормальный», тем самым необоснованно ограничив право журналиста на свободу выражения мнения. Сведения, в отличие от оценочных суждений, поддаются подтверждению или опровержению. Мнение журналиста субъективно и не может соответствовать или не соответствовать действительности. Не существует критериев, которые могли бы применяться для оценки степени правдивости мнения. Именно поэтому, право на выражение мнения охраняется Конституцией, как неотъемлемое и незыблемое право каждого [5].

Исходя из приведенного выше, можно сделать вывод о том, что в связи с недостаточной определенностью диффамации, в рамках гражданского судопроизводства, возникают проблемы в правоприменительной практике. Нельзя относить к диффамации достоверные сведения и оценочные суждения, носящие общественно важный характер.

Согласно УК РФ под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ст. 129). Это относится и к сведениям, распространенным в сети Интернет. Так, указанным уже выше Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 было установлено, что судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующее действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве СМИ, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к СМИ [6].

Так Арбитражный суд Свердловской области по иску ЗАО «ЭКОС» к обществу ООО «БГ» ссылаясь на ст. 152 ГК РФ, так же исходил из Постановления Пленума ВС РФ, разъясняющего, что под распространением сведения, порочащих честь, достоинство граждан и деловую репутацию юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, адресованных должностным лицам или сообщение в той или иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу. Рассмотрев дело по существу суд признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ЗАО «Экос» сведения, распространенные ООО «БГ» и Неплюевой И. Ю. в информационной телекоммуникационной сети общего пользования «Интерне» на сайте электронного периодического издания «Правда» в статье от 23.12.2013 «Судьбу властей Нефтеюганска доверили прокуратуре». Суд постановил взыскать в пользу ЗАО «Экос» по 100т.р. с ООО «БГ» и Неплюевой И. Ю.) [7].

Диффамационным иском так же можно считать иск о защите деловой репутации реорганизованной фирмы, поданный ее правопреемником. Верховный суд РФ не согласен с тем, что деловая репутация общества не влияет на репутацию юридических лиц, созданных в результате его разделения, т. к. новые юридические лица ведут деятельность в той же экономической сфере, в которой работало реорганизованное общество. Они используют активы, полученные в порядке правопреемства [8].

В этой связи, мы считаем необходимым, на законодательном уровне, закрепить понятие «диффамация». Это не только упростит правоприменительную практику, но и позволит суду в дальнейшем избежать коллизий, связанных с применением данного института. При этом, исходя из вышесказанного находим, что понятие «клевета» и «диффамация» не являются тождественными. Несмотря на то, что многие авторы относят клевету, как составляющую института диффамации, на наш взгляд нельзя относить к диффамации распространение сведений заведомо ложного характера. Мы определяем понятие «диффамация», как распространение не заведомо ложных, а также правдивых нелицеприятных или сомнительных сведений, порочащих честь, достоинство граждан и деловую репутацию юридических лиц.

Относя к этому понятию распространение любых порочащих сведений о лицах вне зависимости от степени их достоверности, мы исходим из того, что действия диффамационного характера не ограничиваются сферой конкретной отрасли права. Ответственность за действия диффамационного характера, предусмотрена как уголовным, так и гражданским законодательствами. Нельзя говорить об их отсутствии в виду не соответствия распространяемых сведений действительности, они в любом случае будут нарушать право как физических лиц на честь, достоинство и деловую репутацию, так юридических — на деловую репутацию. Посему не можем согласиться с мнением Г. М. Резника и М. А. Ковалёва. Не можем мы согласиться и с мнением С. В. Потапенко, так как находим, что распространение даже соответствующих действительности сведений может причинить значительный моральный и репутационный вред.

Литература:

  1. Шабанов В. В. Понятие диффамации [Электронный ресурс]//Вектор науки ТГУ. — 2010. — № 3(3). — URL: http://edu.tltsu.ru/sites/sites_content/site1238/html/media61819/78 %20Sabanov.pdf (дата обращения: 14.04.2016).
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 31.01.2016) // СЗ РФ.1994, № 32. Ст. 3301; 2016. № 14. Ст.1906.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // БВС РФ. 2005. № 4
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Информационно-правовой портал «ГАРАНТ.РУ» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://base.garant.ru/71100882/ свободный — (дата обращения: 15.04.2016).
  5. Постановление Европейского Суда по делу «Чемодуров против России» // Дело «Чемодуров против России». База данных Российской судебной практики по информационному праву. 31.07.2007. URL: http://phdru.com/aspirants/dissertation/webresourse/ (дата обращения: 14.04.2016).
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.февраля.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Информационно-правовой портал «ГАРАНТ.РУ» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://base.garant.ru/12138961/, свободный — (дата обращения: 15.04.2016).
  7. Гражданское дело № А33–19382/05-Ф02–5935/09-С2 // Документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс» — (дата обращения: 14.04.2016).
  8. Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.). Информационно-правовой портал «ГАРАНТ.РУ» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/703041/, свободный — (дата обращения: 14.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle