Библиографическое описание:

Кунейко А. Н. Концепция соотношения гражданского и коммерческого процесса А. А. Книрима // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 750-752.



Статья посвящена анализу взглядов одного из активных разработчиков судебной реформы, видного цивилиста А. А. Книрима, внесшего значительный вклад в развитие науки торгового права, на торговое процессуальное право и его соотношение с общим гражданским процессом.

Ключевые слова: наука торгового права, история науки торгового права, коммерческое судоустройство, коммерческое судопроизводство.

В истории становления науки торгового права значительный след оставил Александр Александрович Книрим (1837–1904), который участвовал в разработке судебной реформы, был председателем С-Петербургского коммерческого суда, возглавлял комиссию по разработке проекта гражданского уложения, а также занимал другие ключевые должности, связанные с судопроизводством. Следует отметить, что он оставил значительный след в развитии науки торгового и гражданского права, как в части политики торгового права, так и ее догматики. Однако его научные публикации по вопросам торгового права и процесса никак не отражают глубины его научной мысли в связи с тем, что основные работы были связаны с законопроектными работами. Одной из его концептуальных, но мало известных научных работ по торговому процессуальному праву является «Проект правил о торговых судах и торговом судопроизводстве», состоящий из 58 статей, написанный в качестве контрпредложений Комиссии для окончания работ по преобразованию судебной части 11 января 1865 года под председательством В. П. Буткова.

Критикуя вывод Комиссии В. П. Буткова о необходимости упразднения коммерческих судов, А. А. Книрим теоретически обосновал свой проект новации коммерческого судоустройства и судопроизводства. Концепция соотношения коммерческого и общегражданского судоустройства и процессуального права строилась на признании специального характера коммерческого судопроизводства, которое встраивалось в общую систему юстиции. Проект состоял из трех глав, которые проектировались как дополнение к основным документам судебной реформы — Учреждению судебных установлений и Уставу гражданского судопроизводства 20 ноября 1864 года. Первая глава «Учреждение торговых судов» (ст. 1–26) непосредственно регулировала вопросы судоустройства, вторая глава «О подсудности торговых судов» теоретически разграничивала подсудность общих и коммерческих судов, третья глава «О торговом судопроизводстве» концептуально разрешала спорные вопросы процесса [1, с. 275–280].

По мнению А. А. Книрима, следовало отказаться от термина коммерческий суд и остановиться на русском термине торговые суды. Предлагалось сохранить торговые суды только в крупных торговых центрах, где, как правило, имелись биржи и возбуждалось достаточно большое количество торговых дел. Встраивая торговые суды в общую систему юстиции, А. А. Книрим определял их территориальную подсудность округом окружного суда. Это было узким местом его построений, так как возникал вопрос о том, зачем же создавать орган, дублирующий окружной суд.

Состав суда проектировался смешанным, состоящим из коронных судей и торговых судей. Первые назначались от правительства, к ним должен был применяться общегражданский образовательный и возрастной ценз на занятие судебных должностей. Торговые судьи формировались бы на основе системы выборности на основе представительства от купечества двух гильдий, существовавших на тот момент. Это требование сразу же ставило вопрос о сословном составе торговых судов, так как в торговые судьи планировалось допускать только лиц, осуществляющих торговую деятельность по свидетельству первой гильдии на момент избрания.

Из практических соображений проектировался институт кандидатов в торговые судьи, вводилось ограничение на оставление службы торговыми судьями. Исполнение обязанностей торговыми судьями проектировалось безвозмездное на весь четырехлетний срок службы.

А. А. Книрим исходил из признания преимуществ коллегиального рассмотрения торговых дел, поэтому состав присутствия должен был включать председательствующего коронного судью и двух торговых судей.

Одним из принципиальных вопросов, удовлетворительно теоретически не разрешенных до настоящего времени, является вопрос об определении подведомственности торговых судов. Говоря о настоящем времени, мы имеем ввиду современный арбитражный процесс, в котором за основу принято понятие «экономического спора» [2]. Но само оно настолько расплывчатое, что требует уточнения через предпринимательскую деятельность, а также детализации путем перечисления конкретных видов дел. В таком же затруднительном положении был А. А. Книрим, так как подведомственность дел коммерческим судам определялась через характер «торговой сделки». Поэтому он пошел по более легкому с точки зрения теории и практически обоснованному пути — пути перечисления отдельных категорий дел.

К подведомственности торговых судов А. А. Книрим относил все дела «торгового свойства» на сумму, превышающую 500 руб.

Он настаивал на сохранении территориальной подсудности торговых судов по месту нахождения имущества и временного пребывания истца, так как именно эти положения способствовали ускорению процесса.

Исходя из общих представлений процессуального права о том, что коронные судьи рассматривают вопросы права, а присяжные — вопросы факта, А. А. Книрим несколько сузил компетенцию торговых судей. Только коронные судьи-юристы, по его мнению, могли составлять решения, определения, торговым судьям по существу оставлялись только совещательные права и дача заключений специалиста, которые, однако, не рассматривались в качестве доказательства.

«Словесная расправа» в коммерческих судах рассматривалась А. А. Книримом как устаревшая, но обычный порядок гражданского судопроизводства представлялся ему более заформализованным и медленным, чем требовалось в торговых судах. Поэтому он предложил остановиться на компромиссном варианте использования в торговом судопроизводстве сокращенного порядка, который был закреплен в УГС для мировых судов. Отметим, что указанный сокращенный порядок представлял собой усовершенствованную «словесную расправу», поэтому компромисс здесь был достаточно условный. Однако и в этой сокращенной процедуре предлагались вкрапления коммерческого процесса, которые уже оправдали себя в коммерческих судах. Сюда следует отнести сокращенные сроки назначения процесса, явки ответчика в суд, вплоть до дня вручения повестки. А. А. Книрим предложил отказаться от первого заседания, в котором по сокращенному процессу стороны являлись для дачи объяснений. В его концепции первое же заседание посвящалось рассмотрению дела по существу.

В концепции А. А. Книрима явно проявлялась научная школа коммерческого судопроизводства. Так, несмотря на то, что сокращенный порядок судопроизводства проектировался основным, в случае сложности дел допускались элементы более сложной письменной процедуры. Например, известное из УСТ предоставление письменных объяснений сторон. И. В. Архипов оценивает это положение ст. 41 проекта А. А. Книрима как влияние общего порядка гражданского судопроизводства по УГС [3, с. 120], однако предоставление письменных объяснений предусматривалось и до судебной реформы в общем гражданском процессе и в коммерческом процессе. Таким образом, указанное положение никак не может быть отнесено к влиянию УГС. Не может быть оно отнесено и к влиянию общего дореформенного судопроизводства, так как в нем не было альтернативы письменным объяснениям сторон. И только в коммерческом процессе письменная процедура предусматривалась как альтернатива основной «словесной расправе». Именно поэтому представляется, что данное положение как раз и свидетельствует о подходе, характерном для коммерциалистов, воспитанных на УСТ, то есть учет всех возможных вариантов сложности дела и выбора в зависимости от этого подходящей процедуры — устной или письменной. Справедливости ради следует отметить, что обмен письменными объяснениями, конечно же, оставался лишь фрагментом, несколько тормозящим общий сокращенный порядок судопроизводства, и не представлял собой полной письменной процедуры.

В то же время концепция А. А. Книрима, как совершенно правильно отмечает И. В. Архипов, допускала и использование общего порядка гражданского судопроизводства по некоторым категориям дел, например, по спорам об исполнении денежных обязательств с использованием чеков и иных банковских расчетных инструментов.

Важным моментом в концепции А. А. Книрима был наметившийся отказ от чистой состязательности процесса. Осознание недостатков УГС в этой части в науке гражданского процессуального права произойдет несколько позднее. А коммерциалистам «чистая» состязательность уже тогда не представлялась высшей ценностью процесса.

В связи с этим А. А. Книрим осторожно наделял торговый суд некоторыми полномочиями, направленными на достижение процессуальной истины по делу. Среди них можно отметить наделение суда правом потребовать явки самих сторон, а в случае неявки одной из сторон предлагалось наделить суд правом отобрания объяснений не явившейся стороны за пределами суда, но в присутствии другой стороны по делу.

Предлагалось также сохранить за судом прерогативу определения размера убытков по собственному усмотрению на основании объективных данных, а не по заявленному сторонами размеру.

Достаточно детально в концепции А. А. Книрима прописывались нормы, уже отработанные в коммерческом процессе, об особых средствах доказывания, об использовании прецедента и обычаев для разрешения дел.

В целом концепция предусматривала достаточно большую свободу усмотрения торгового суда, который мог основывать решения вплоть до «собственного знания»!

Значение проекта А. А. Книрима для науки торгового права заключается в том, что он впервые на серьезном научном уровне комплексно поставил вопрос о модернизации торгового судоустройства и судопроизводства в противовес официальным попыткам необоснованной дискредитации коммерческого процесса.

Интересна рассматриваемая концепция и тем, что А. А. Книрим обладал наибольшим весом в политической элите того периода времени как член Комиссии В. П. Буткова. В дальнейшем же его проект был использован как отправная точка для следующего этапа борьбы за самостоятельность коммерческих судов и торгового процесса. Наконец, сама концепция А. А. Книрима основывалась на обобщении массы взглядов и мнений, поступивших в качестве отзывов на предложения Комиссии В. П. Буткова.

Литература:

1. РГИА. — Ф. 1405. — Оп. 70, 1872 г. — Ед. хр. 5721. — Л. 275–280.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 30. — Ст. 3012; — 2015. — № 27. — Ст. 3986.

3. Архипов И. В. Коммерческое судоустройство и судопроизводство России в XIX веке: Проблемы модернизации / И. В. Архипов. — Науч. изд. — Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1999.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle