Библиографическое описание:

Булах Е. С. Роль энергетического фактора во взаимоотношениях Российской Федерации с государствами Восточной Европы (1990-е гг. — начало XXI в.) // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 801-806.



В данной статье автором рассматриваются основные моменты взаимоотношений Российской Федерации с государствами Восточной Европы в области энергетики в конце XX — начале XXI вв. Отмечены особенности и проблемы двустороннего сотрудничества.

Ключевые слова: энергетические взаимоотношения, Российская Федерация, государства Восточной Европы, нефть, газ.

Наиболее важным рынком для российских энергоресурсов, в частности природного газа и нефти, остаётся Европа. Всестороннее сотрудничество с государствами европейских регионов объективно является важнейшим компонентом европейского измерения российской внешней политики. Немаловажным элементом остаются энергетические взаимоотношения России с государствами Восточной Европы, которые на протяжении многих лет развивались в тесной взаимосвязи. Факторы, обусловившие это, заключались не только в географическом местоположении, но и в историческом родстве народов.

До 1991 г. государства Восточной Европы были непосредственно связанны с Россией в рамках объединяющего их «социалистического лагеря». С 1949–1991 гг. действовала межправительственная экономическая организация — СЭВ, целью которой провозглашалось установление тесных экономических связей между Советским Союзом и странами новой демократии. Поэтому неудивительно, что после распада СССР, в сфере энергетических отношений, государства оставались в положении зависимости друг от друга.

Среди восточно-европейских государств в 1990-е гг. — начале XXI в. наиболее сложно складывался энергетический диалог Российской Федерации с Республикой Польша.

«После 1989 г. важнейшим приоритетом внешней политики Польши стала ее полная интеграция с Европейским Союзом»[1, с. 164]. Приняв членство в ЕС в 2004 г., Республика стремилась всеми силами играть ведущую роль в решении внешнеполитических вопросов сообщества, зачастую сказывающихся неблагоприятно в области отношений с Россией. Тем не менее, роль энергетического фактора во взаимоотношениях РФ с Польшей оставалась значимой ввиду зависимости от российских энергоносителей.

Польский топливно-энергетический комплекс характеризуется довольно большими запасами угля (каменного и бурого), из которого производится около 90 % электроэнергии. По-другому сложилась ситуация с нефтью и природным газом, запасы которых очень малы. Удобное географическое положение Польши обусловило для нее большие экономические преимущества в импорте российских энергоносителей.

Республика является старейшим покупателем природного газа из России. После распада в 1991 г. Советского Союза, между государствами было заключено двустороннее «Межправительственное соглашение» от 25 августа 1993 г., которое предусматривало дальнейшие поставки газа в Польшу, а также создание системы транзитных газопроводов через ее территорию в страны Западной Европы [2]. В рамках этого документа закрепилось сотрудничество между российской компанией ОАО «Газпром» и польской нефтегазовой госкомпанией «PGNiG». «Для проектирования, финансирования и строительства системы транзитных газопроводов на территории Польши в 1993 г. было создано российско-польское предприятие «EuRoPolGas»»[3], которое стало собственником газопровода «Ямал — Европа» на польской территории.

С началом нового тысячелетия российско-польские энергетические взаимоотношения вступили в новую фазу, прежде всего ознаменованную вступлением Республики Польша в члены Евросоюза.

На протяжении 2000-х гг. сохранялась зависимость Польши от поставок российских энергоносителей. А с середины 2000-х гг. все большую роль в энергетическом балансе Польши стал заметно играть и российский (кузбасский) уголь, который оказался более дешевым, чем польский [4].

Уже к концу первого десятилетия нового века все попытки снизить привязанность Польши к энергоносителям из России оказались тщетными. Среди европейских покупателей российского газа, Польша, наряду с Германией и Италией, по данным Eurogas, занимала место ведущего импортера. Втроем они потребляли вместе 60 % российского газа [5]. Впрочем, это не мешало государству воспринимать свое энергетическое сотрудничество с Россией через призму политизированных взглядов.

Так, например, в 2006 г. Польшей были блокированы переговоры по новому «Соглашению о партнерстве и сотрудничестве» между Россией и ЕС. Республика достаточно рьяно выступала против строительства трубопровода «Северный поток». «Польша является единственной страной Центрально-Восточной Европы, в экономике которой российские компании, в том числе энергетические, практически не присутствуют. Лишь «Газпром» вместе с «PGNiG» является собственником польского участка Ямальского газопровода» [6, с. 181]. Кроме этого «среди внешнеполитических приоритетов Польши Россия находится после стран ЕС и США» [7, с. 172].

На протяжении 2000-х гг. сохранялась зависимость Польши от поставок российских энергоносителей, а в конце десятилетия она даже увеличилась. Так в 2010 г. объемы поставок российской нефти выросли по сравнению с предыдущими годами на 3,2 млн. т. — с 17,88 млн. т. до 21,1 млн. т.[8, с. 48], что было связано с модернизацией и увеличением перерабатывающих мощностей польских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ).

Кроме роста российских поставок нефти, в 2010 г. отбор российского газа увеличился до 9,9 млрд. куб. м. [9].

2010 г. ознаменовался подписанием соглашения о сотрудничестве в газовой сфере, увеличением поставок газа в Польшу до 2022 г. согласно контракту, заключённому между «Газпром экспорт» и «PGNiG», продлением сроков транзита российского газа европейским потребителям. Подписанный контракт предусматривал систему скидок на цену газа, однако польская сторона сочла их недостаточными. С февраля по конец октября 2011 г. между «PGNiG» и «Газпромом» велись переговоры о цене на газ. Польская сторона требовала скидки цены на 10 %. Однако российский концерн не видел оснований для ее изменения и переговоры окончились безрезультатно.

Более благоприятные энергетические взаимоотношения, в исследуемый период, сложились между Россией и государствами Чехией и Словакией. Некогда являясь одним целым, Чехословакия проявила себя надежным партнером СССР в области энергетического сотрудничества. После распада двух государств сохранялась преемственность заключенных ранее контрактов по поставкам российских энергоносителей.

Впервые глубокий кризис в отношениях России и Чехии случился в конце 1990-х гг., после вступления последней в блок НАТО в 1997 г. Единственной связующей нитью между двумя государствами, на протяжении последовавшей пятилетней паузы, оставались контакты в сфере поставок энергоносителей.

Основой топливно-энергетического комплекса Чехии, равно как и в Польше, остается угольная промышленность [10]. Каменный уголь здесь является главным источником энергии. Нефть и газ государство преимущественно импортирует из России.

В 1998 г. между российской компанией «Газпром» и чешской «RWETransGas» был заключен долгосрочный контракт на поставки газа сроком действия до 2035 г. включительно. В 1999 г. новый договор закрепил транзит российского «голубого топлива» через территорию Чешской Республики [11].

Однако, если в 1990-е гг. Чехия осуществляла импорт исключительно российских энергоносителей, а инфраструктура их доставки ограничивалась построенными еще в период действия СЭВ транзитным газопроводом в Западную Европу и южной веткой нефтепровода «Дружба», то уже в 2000-е гг. чешский энергетический рынок, благодаря привлечению новых поставщиков и строительству трубопроводов, становится конкурентным. Так альтернативным российскому газу выступил норвежский.

Нефть Чехия импортирует из России по нефтепроводу «Дружба», а также из других источников (Азербайджана, Казахстана, Алжира, Ливии) по новому нефтепроводу «IKL». Тем не менее, в процентном соотношении, закупки российской нефти значительно больше, чем остальной.

Вступление в 2004 г. государства в Европейский Союз потребовало новых пересмотров российско-чешских внешнеполитических отношений, включающих и сотрудничество в области энергетики. Если до середины 2000-х гг. энергетический диалог носил конструктивный настрой, то уже с приходом в 2006 г. к власти правоцентристских партий все больше нарастали тенденции оценивать энергетическое сотрудничество с позиций политики. Вновь в двусторонних отношениях остро стал подниматься вопрос об энергозависимости, о диверсификации источников импорта углеводородов государствами Евросоюза с целью снижения их привязанности к России.

Особенно сложную окраску энергетические взаимоотношения России и Чехии приобрели в 2009 г. после вспыхнувшего вновь Украинского «газового кризиса». Именно тогда, «заняв пост председателя ЕС, Чехия способствовала ««переформатированию» внешней энергетической политики ЕС» [12, с. 337] заявив, что Россия не может более рассматриваться Евросоюзом в качестве надежного поставщика углеводородов. «Под эгидой председательствующей Праги было принято и решение Европейской комиссии о модернизации украинской газотранспортной системы без участия России, которое вызвало неприятие не только со стороны самой России, но и крупнейших европейских газовых компаний, и руководителей таких стран-членов ЕС, как Германия и Италия» [13, с. 338].

Со стороны Чешской Республики, опасающейся расширения российского присутствия в энергетике Европейского Союза, не имели поддержки и планы Российской Федерации по диверсификации маршрутов энергопоставок в Европу. Особо острое неприятие вызывал проект «Южный поток», оказавшийся достойным конкурентом проекту «Набукко», который Чехия рассматривала как гарантию своей энергобезопасности.

Тем не менее, несмотря на некоторые разногласия, роль энергетического фактора в диалоге Чехии и России остается значимой. «Чехия — традиционно емкий рынок для российских энергоресурсов, одновременно с этим Чешская Республика готова позиционировать себя в России в качестве серьезного поставщика энергетического оборудования» [14].

В отличие от Чехии, взаимоотношения России и Словакии в сфере энергетических вопросов оставались более миролюбивыми. Находясь в русле европейских интеграционных процессов, Словакия в то же время прагматически ориентировалась и на дальнейшее укрепление торговых связей с Россией.

Пережив период спада внешнеполитических отношений в 1990-е гг., с началом нового тысячелетия российский вектор во внешней политике Словацкой Республики вновь стал возвращать утраченные позиции. И дальнейшее вступление в членство Европейского Союза не осложнило российско-словацких отношений.

Одной из ведущих статей сотрудничества России и Словакии остается энергетическая сфера. Как и в случае с Чехией, после распада СССР и Чехословакии оставалась преемственность заключенных ранее договоренностей по поставкам российских углеводородов. Тем не менее, уже с начала 2000-х гг. Словакия стала следовать прагматическим курсом на развитие взаимовыгодных партнерских отношений с Российской Федерацией. И в отличие от Чехии, страна ориентировалась на импорт энергоресурсов, главным образом, из России и стремилась удержать статус ключевой транзитной территории для транспортировки российских углеводородов на рынки государств Европы, не предпринимая практических действий по диверсификации источников энергоимпорта, что и послужило переводу поставок российских энергоресурсов на долгосрочную основу.

Ориентация на Россию как основного экспортера энергоресурсов подтверждалась и конкретными действиями. В 2008 г. между российской компанией ООО «Газпром экспорт» и словацкой «СПП» было подписано долгосрочное соглашение сроком на 21 год на поставки российского природного газа. Транзит российского природного газа по ужгородскому направлению проходил через территорию Словацкой Республики[15].

В 2008 г. прагматический словацкий подход к взаимодействию с Российской Федерацией в области энергетики был отражен в принятой «Долгосрочной стратегии обеспечения национальной энергобезопасности»[16, с. 254]. Суть ее сводилась к тому, что при возможных путях диверсификации нефтегазоимпорта, радикальных изменений в ситуации не последует и в обозримом будущем Россия останется для Словакии основным поставщиком энергоносителей.

Словакия не богата топливными полезными ископаемыми. В 2011 г. импорт газа составил 5,9 млрд. куб. м и был полностью осуществлен из России[17].

Кроме природного газа, в Словакию поступает и российское «черное золото». Запасы и добыча нефти в государстве незначительны. Свыше 90 % перерабатываемой нефти импортируется. «В 2011 г. импорт сырой нефти составил 6 млн. т (100 % из России по трубопроводу «Дружба»). При этом Словакия является крупным экспортером нефтепродуктов (3,8 млн. т в 2011 г.), в том числе в Чехию, Венгрию, Польшу»[18]. Через территорию государства проходит транзит поставок российских энергоресурсов.

В 2010 г. в рамках визита в Словакию президента России Д. А. Медведева и его встречи с президентом Словакии И. Гашпаровичем были подписаны Братиславские соглашения, среди которых особое место уделялось энергетике.

Важное внимание в российско-словацком взаимодействии уделяется атомной энергетике. Успешно осуществляются долгосрочные контракты по поставкам ядерного топлива для АЭС «Ясловске Богунице» и АЭС «Моховце».

Среди государств Восточной Европы, заинтересованных в энергетическом сотрудничестве с Российской Федерацией, выделяется и Венгрия. После смены общественно-политического устройства на рубеже 80–90-х гг. XX в., главной целью государства оставалась активная интеграция с Европейским Союзом, тем самым оставив далеко позади российский вектор. Особое напряжение в отношениях России с венграми, как и с другими странами бывшего «социалистического лагеря», вызвало вступление восточноевропейского государства в блок НАТО в 1999 г. Влияние политических факторов в данной обстановке не могло не сказаться на двусторонних торгово-экономических отношениях. В отличие от российско-польских и российско-чешских отношений, в которых с началом нового века наметился определенный прогресс, российско-венгерские находились в стагнационном состоянии вплоть до 2002 г.

С приходом к власти в Венгрии либерально-социалистической коалиции в 2002 г. на повестке внешних отношений вновь стало актуальным российское направление. Улучшение обстановки было заметно не только во внешнеполитическом диалоге с Россией, но и в энергетическом сотрудничестве, которое тесно связывало оба государства на протяжении многих лет.

Как и многие другие восточноевропейские государства, нефть и природный газ Венгрия импортирует из России. Первый долгосрочный контракт на поставку газа между государствами был подписан в 1975 г. Вплоть до 1998 г. венгерский потребитель бесперебойно получал российское «голубое топливо» в соответствии с межправительственными соглашениями по освоению Оренбургского и Ямбургского месторождений.

1994 г. ознаменовался созданием венгерско-российского акционерного общества газовой промышленности «Панрусгаз», главной задачей которого стал импорт природного газа. Уже в 1996 г. с «Панрусгазом» были подписаны долгосрочные контракты на поставку природного газа в Венгрию сроком до 2015 г. Экспорт природного газа осуществлялся по двум направлениям — через Beregdaroc (украинско-венгерская граница) и Баумгартен (словацко-австрийская граница) [19]. Через территорию Венгрии осуществляются транзитные поставки российского газа в Сербию, Румынию, Боснию и Герцеговину.

Важным этапом в развитии российско-венгерских энергетических взаимоотношений явилось подписание 28 февраля 2008 г. межправительственного «Соглашения о сотрудничестве при создании газопровода для транзита природного газа через территорию Венгрии («Южный поток»)»[20]. Отныне энергетическим взаимоотношениям с Россией придавалось стратегическое значение, поскольку проект предполагал сооружение на венгерской территории значительного подземного газохранилища, что в дальнейшем позволило бы получить Венгрии статус крупного газораспределительного узла в регионе.

В 2009 г. были подписаны такие важные для двух государств документы, как «Базовое соглашение о сотрудничестве» между ОАО «Газпром» и ЗАО «Венгерский банк развития», Соглашение между ОАО «Газпром» и венгерской нефтегазовой компанией «Mol» о подземном газохранилище[21].

Перспективным направлением в сотрудничестве России и Венгрии остаются взаимные инвестиции. «Суммарный объем накопленных российских капиталовложений в Венгрии оценивается в 1,5 млрд. долл., венгерских в России — до 2 млрд. долл». [22]. Среди объектов интереса российского капитала, прежде всего, остается топливно-энергетический сектор и атомная энергетика Венгрии.

В 2010 г. импорт газа Венгрией составил 9,4 млрд. куб. м, увеличившись по сравнению с 2009 г. на 17,5 %, из них поставки газа ОАО «Газпром» составили в 6,9 млрд. куб. м. [23].

Таким образом, сотрудничество Российской Федерации и государств Восточной Европы в сфере энергетики носит более тесный характер, чем с западными государствами Европейского Союза. Прежде всего, на взаимоотношения влияют три значимых фактора — география местоположения, общие славянские корни и некогда объединяющая система «социалистического лагеря». Все это не могло не влиять на развитие сотрудничества после 1991 г., которое осталось взаимосвязанным.

Среди бывших государств так называемой «новой демократии» особо выделяется Республика Польша, энергетические отношения с которой носят довольно сложный и противоречивый характер. Оставаясь вплотную привязанной к российскому топливно-энергетическому комплексу, польское правительство не упускает возможности постоянных политических пререканий с Россией, зачастую рассматривая энергетическое сотрудничество с ней через призму политики. Наряду с Польшей, тенденция к нарастанию политизированной линии в области поставок российских энергоносителей носят отношения и с Чехией. В более благоприятных условиях продолжают развиваться российско-словацкие и российско-венгерские связи в энергетической сфере. Правительства этих государств предпочитают расширять взаимное внешнеэкономическое сотрудничество с Россией в форме дружелюбного прагматизма, ставя превыше всего интересы своих государств, что, конечно, не может устраивать руководство Европейского Союза.

Литература:

  1. Россия и Центрально-Восточная Европа: взаимоотношения в XXI веке / Под ред. Н. В. Куликовой, И. И. Орлика, Н. В. Фейт. М.: ИЭ РАН. 2012. 350 с.
  2. Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о торговле и экономическом сотрудничестве (от 25 августа 1993 г.) // Законы России [Электронный ресурс]. URL: http://www.lawrussia.ru/texts/legal_673/doc673a825x779.htm (дата обращения: 10.02.2016).
  3. Польша // ООО «Газпром экспорт» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazpromexport.ru/partners/poland/ (дата обращения: 05.02.2016).
  4. Горкина Т. И. Угольная промышленность мира. Региональные аспекты развития // Газета «География», № 18, 2009 [Электронный ресурс]. URL: http://geo.1september.ru/view_article.php?ID=200901806 (дата обращения: 28.02.2016).
  5. Statistics // Eurogas [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurogas.org/statistics/ (дата обращения: 14.02.2016).
  6. Россия и Центрально-Восточная Европа: взаимоотношения в XXI веке / Под ред. Н. В. Куликовой, И. И. Орлика, Н. В. Фейт. — М.: ИЭ РАН. 2012. 350 с.
  7. Там же.
  8. Экспорт нефти из России: итоги 2010 года на фоне долгосрочных тенденций // OilMARKET, № 03, 2011. С.44–53.
  9. Европа // ПАО «Газпром» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazprom.ru/about/marketing/europe/ (дата обращения: 15.02.2016).
  10. Промышленность стран Центральной и Восточной Европы // География [Электронный ресурс]. URL: http://geographyofrussia.com/promyshlennost-stran-centralnoj-i-vostochnoj-evropy/ (дата обращения: 15.02.2016).
  11. Чехия // ООО «Газпром экспорт» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazpromexport.ru/partners/czech/ (дата обращения: 18.02.2016).
  12. Россия и Центрально-Восточная Европа: взаимоотношения в XXI веке / Под ред. Н. В. Куликовой, И. И. Орлика, Н. В. Фейт. — М.: ИЭ РАН. 2012. 350 с.
  13. Там же.
  14. Энергодиалог: новые перспективы (Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Чешской Республики П. Коларжа) // ТЭК. Стратегия развития. № 1, январь-февраль 2011 [Электронный ресурс]. URL: http://tek-russia.ru/issue/articles/articles_121.html (дата обращения: 20.02.2016).
  15. Словакия // ООО «Газпром экспорт» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazpromexport.ru/partners/slovakia/ (дата обращения: 22.02.2016).
  16. Россия и Центрально-Восточная Европа: взаимоотношения в XXI веке / Под ред. Н. В. Куликовой, И. И. Орлика, Н. В. Фейт. — М.: ИЭ РАН. 2012. 350 с.
  17. Словакия // ФГБУ «РЭА» Минэнерго России [Электронный ресурс]. URL: http://rosenergo.gov.ru/mezhdunarodnoe_sotrudnichestvo/dvustoronnee_sotrudnichestvo?c=25 (дата обращения: 18.02.2016).
  18. Европа // ПАО «Газпром» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazprom.ru/about/marketing/europe/ (дата обращения: 20.02.2016).
  19. Венгрия // ООО «Газпром экспорт» [Электронный ресурс] URL: http://www.gazpromexport.ru/partners/hungary/ (дата обращения: 17.02.2016).
  20. О проекте строительства газопровода «Южный поток» // Министерство иностранных дел Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/economic_diplomacy/ism_communication/-/asset_publisher/fajfwCb4PqDA/content/id/100622 (дата обращения: 17.02.2016).
  21. Второй раунд российско-венгерских Межправительственных консультаций. Москва, 10 марта 2009 г. // Посольство РФ в Венгерской Республике [Электронный ресурс]. URL: http://www.hungary.mid.ru/news_03_3.html (дата обращения: 17.02.2016).
  22. Российско-венгерские отношения // Министерство иностранных дел Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://archive.mid.ru/bdomp/ns-reuro.nsf/348bd0da1d5a7185432569e700419c7a/95ed54cb633dd5b943257de100247579!OpenDocument (дата обращения: 17.02.2016).
  23. Европа // ПАО «Газпром» [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazprom.ru/about/marketing/europe/ (дата обращения: 20.02.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle