Библиографическое описание:

Соибназарова М. Н., Санакулова З. А. Некоторые психологические проблемы общения в подростковом возрасте // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 737-739.



Невозможно представить себе развитие человека, его существование как личности, без связи с обществом, вне формального общения с другими людьми. Поэтому общение является существенным условием любых форм социальной и индивидуальной жизнедеятельности человека. Социальный опыт и повседневные практики свидетельствуют о том, что полная изоляция личности от общества, лишение общения с другими людьми, приводит к полной утрате человеком социальных качеств и свойств.

Никто не застрахован от неудач, невзгод, волнений, но часто источником их являются не внешние, объективные обстоятельства, а неумение найти общий язык с окружающими. Тут важна “гигиена взаимоотношений” [1]. Тот, кто забывает о ней, оказывается вовлеченным в пучину конфликтов, ссор, споров по пустякам. А в итоге — эмоциональный стресс, подрывающий психическое и физическое здоровье.

Потребности современного общества, его духовной и материальной сферы, делают проблему общения чрезвычайно актуальной.

У людей разных возрастов способности к общению различны. Рассмотрим психологические особенности общения у подростков.

Отличительная особенность детей подросткового возраста — тяга к общению со сверстниками, некоторая социально–психологическая изолированность от взрослых, сопровождающаяся образованием небольших, замкнутых групп друзей, живущих обособленной жизнью. Замкнутые возрастные группировки, психологически обособленные от взрослых, подростки образуют, потому что их очень волнуют вопросы, которые ни с кем, кроме сверстников, они не могут обсудить открыто. Через общение, организованное сверстниками, подростки усваивают жизненные цели и ценности, в контактах друг с другом, в различных ролях, формируют у себя деловые качества. Однако восполнение информации со стороны сверстников зачастую имеет негативные последствия из-за искаженности таких сведений.

Формирование у подростка в процессе общения чувства солидарности, взаимопомощи не только облегчает ему “автономизацию от взрослых”, возможность самостоятельной деятельности, но и создает для него фон эмоционального благополучия и устойчивости [2].

Известно, что неформальное общение на улице, во дворе, в стихийно возникающих группах, несмотря на их временный характер, оказывает более сильное влияние на подростка, чем в официально оформленной группе — классе, школе.

Например, староста в классе менее авторитетен для подростка, чем вожак во дворе, на улице. Результаты наблюдений в школьных коллективах показывают, что многие подростки не удовлетворены нормами организации общения в классах, учебных заведениях. Староста заранее подбирается учителем и не всегда является самым авторитетным в коллективе.

Сплоченность неформальных групп объясняется более тесными межличностными контактами, совместными интересами, наличием в ней вожака, обладающего реальным авторитетом. В просоциальных неформальных группах общение способствует развитию положительных социальнопсихологических качеств и формируется как реакция на требования общества. Они сообща ищут решения своих жизненных развлечений, интересов, ценностей. Межличностные отношения в такой компании бывают эмоционально значимыми, но остаются поверхностными, ограниченными по своему содержанию [3].

Общение в подростковом возрасте является важной школой самовоспитания, которому подросток уделяет большое внимание.

Дефицит общения между родителями и подростками во многом обусловлен количеством членов семьи. Общение в семье формирует те социальные навыки, которые необходимы подростку при вступлении в жизнь, в учебную и общественную деятельность. Говоря о качестве общения подростков в семье и вне семьи, следует обратить внимание на значение этнически культурных факторов, общественных условий жизни.

Подростки с низким уровнем эмоциональной реактивности (замедленной или неадекватной эмоциональной реакцией на окружающее) менее общительны. Они более беспокойны, раздражительны, нерешительны в общении, что является главной особенностью переходного возраста. Именно посредством общения создаются психологические условия открытия внутреннего мира [4].

Взрослые, периодически включающиеся в общение подростков, могут принести им ощутимую пользу. Дети данного возраста очень нуждаются в помощи взрослых, хотя сами могут этого не осознавать, даже не стремиться и не искать такой помощи. Подростки не терпят слишком авторитарного управления процессом общения со стороны взрослых. Они хотят уважительного отношения и признают лишь разумную опеку.

События, связанные с открытием своего внутреннего мира, часто сопровождаются тревожными переживаниями. Возникающее “я” еще неопределенно, расплывчато, представляет собой ту пустоту, которую подросткам необходимо чем-то заполнить. В связи с этим возрастает потребность в общении и вместе с тем повышается избирательность, изменение его прежнего качества становится востребованным [5].

Душевный кризис нередко возникает у подростков в период, сопровождающийся физическим ростом и началом полового созревания. Резкая дисгармония психического и физического облика переходит на окружающий мир, который начинает восприниматься как конфликтный и напряженный.

В результате неудовлетворения “жажды общения” с себе подобными, в условиях одиночества, появляются защитные реакции, направленные на саморегуляцию и сохранение психического состояния и равновесия. Одной из таких реакций является персонификация (очеловечивание) неодушевленных предметов.

За время работы школьной психологической службы мы обнаруживали достаточно частое явление подобной персонификации у подростков. Например, в беседе с нами ученица 8 класса школы 326 г. Ташкента И. Н. признавалась: “Эту кукла мне подарила бабушка... Она для меня превратилась в живое существо. Я смотрю на нее, общаюсь с ней сначала тихо, потом громче. Рассказываю ей обо всем, что происходит в моей жизни...” Ученик 7 класса той же школы рассказывает: “Я не могу общаться ни с кем, мне неинтересно. Я люблю свой автомат (компьютер). Утром просыпаюсь и с нетерпением жду окончания занятий, чтобы поговорить с моим автоматиком”.

Возникает гипнотизация неодушевленных предметов. Это защитные реакции на отсутствие возможности удовлетворить потребность в общении, проявляющуюся в феномене персонификации. В подростковом возрасте облегчение приносит также общение не только с реальными людьми, но и с воображаемыми слушателями. Лишь так находятся слова для выражения эмоциональных состояний, которые угнетают подростков и переживаются как помеха внутренней гармонии. Подросток, чувствующий жажду общения, утоляет эту потребность в “общении с богом” или “фотографией”. Беседы подростков с воображаемыми партнерами в условиях вынужденного одиночества обусловливаются тем, что привычные формы социальной коррекции (советы, рекомендации, одобрение, утешение и др.) в этих условиях отсутствуют и ребенок восполняет этот дефицит нестандартными формами общения.

Наблюдая процесс общения и деятельности подростка, можно определить, какие особенности его поведения обусловлены темпераментом, какие личные качества нередко выступают как основные причины возникновения барьеров для общения.

Учитывая имеющуюся теоретическую подготовку, мы, в условиях учебной деятельности детей, провели психологическое исследование подростков 8-х классов школы 326 г. Ташкента, на предмет выявления особенностей типов акцентуации характера, влияния этих особенностей на процесс общения по методике А. Личко.

В результате исследования установлено (в % от количества обследованных), что подростки с гипертимическим типом (26 %) не терпят одиночества, общительны. Конфликты при общении с окружающими возникают в ситуации, когда им необходимо длительно соблюдать определенные правила поведения. Авторитарный стиль общения с ними может вызвать бурную раздражительность подростка. Если направить его энергию в нужное русло (спорт, техника, творчество и др.), акцентуация исчезает или заметно сглаживается. У подростков с циклоидым типом (11 %) контактность меняется: в веселом обществе они резко оживляются, в серьезном — молчаливы, замкнуты. В период подъема настроения они проявляют себя как люди с гипертимической акцентуацией, в период спада — как с дистимической. Подростки с возбудимым типом (9 %) эгоистичны, педантичны, бережливы. В общении у них наблюдается склонность к нецензурной брани, хамству. Постоянно конфликтуют, в конфликтах являются активной стороной, не избегают ссор с взрослыми, неуживчивы в коллективе. В семье обычно жестоки и дерзки. Физиологической основой этого типа являются инертность нервно-психических процессов. Подростки с психастеническим типом (педантическим) (12 %) обычно легко устанавливают контакт, но занудливы в “переживании” подробностей. В конфликты вступают редко. В семейном общении не по возрасту рассудительны. Подростки с тревожным (боязливым) типом (5,2 %) отличаются низкой контактностью в общении вследствие своей робости, неуверенности в себе. Из-за высокой тревожности и склонности к формированию “комплексов” у них могут развиться барьеры общения, что может привести к невротически состояниям в виде стойкого страха, пониженного настроения. Демонстративный тип (2,5 %) отличается легкостью установления контактов при общении, стремлением к лидерству, жаждой внимания и похвалы, высокой приспособляемостью к людям. В семейном общении претендуют на роль кумира, баловная. С этой целью подросток использует фантазию, ложь. С окружающими они конфликтуют при невозможности удовлетворить свои эгоцентрические желания. Наблюдая за общением подростков с эмотивным типом (20 %), можно отметить низкий уровень их контактности. Они глубоко переживают неприятности и барьеры в общении. Излишне чувствительны к замечаниям, неудачам. Общение с такими подростками требует особого такта, внимания, сдержанности. Подростки с экзальтированным типом характера (18 %) отличаются высокой контактностью, словоохотливостью, бывают активными в споре. Чрезмерная впечатлительность, паникерство отталкивают от них и способствуют возникновению барьеров общения. Неудачи, в которых возможен конфликт общения, могут привести к невротической депрессии. Подростки с экстравертным типом (14 %) легковерны и подвержены в процессе общения чужому влиянию, установкам. Все, что говорится уверенным тоном, воспринимается ими как бесспорная истина. В случае безнадзорности такие подростки попадают в компанию и легко перенимают ее взгляды и манеры поведения и общения. Еще один тип акцентуации черт характера у подростков, помогающий нам познать процесс общения, это интровертный тип. Этот тип установлен у 7 % обследованных подростков. Такие подростки выделяются низкой контактностью в общении, любят одиночество, отпугивают собеседников сложными философскими раздумьями, оторванностью от реальности. Общение происходит по необходимости, мимически бедно. В семейном общении — эмоциональная холодность, относительно слабая привязанность к близким. Общение с окружающими для них трудно. Плохо переносится вмешательство в сферу их увлечений.

Целью описания в данной статье типов акцентуации характера, их влияния на общения является более глубокое понимание и коррекция взрослыми психологических характеристик и свойств, потребностей, желаний, склонностей, идеалов, мировоззрения детей, обеспечение наибольшей эффективности процесса межличностного общения, увеличивающего взаимопонимание в мире подростков.

Мы рассмотрели только некоторые социально-психологические аспекты проблемы общения подростков. Главным для нас было признание общения в качестве решающего механизма, определяющего межличностные отношения в процессе деятельности, что является основой социальной жизни.

Литература:

  1. Мелибруа А. Р. Я — ты — мы. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.
  2. Ночевник М. Н. Человеческое общение. — М., 2000.
  3. Рыбакова М. М. Конфликт и взаимодействие в педагогическом процессе. — М., 1998.
  4. Руководства практического психолога / Под ред. Дубровиной И. В. — М., 1998.
  5. Немов П. С. Психология. — М., 1998.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle