Библиографическое описание:

Козырева О. М. Академическая мобильность научно-педагогических работников в документах Болонского процесса и нормативно-правовых документах РФ // Молодой ученый. — 2016. — №3. — С. 854-859.



 

В системе российского образования реализуется ряд проектов по развитию университетов (создание федеральных университетов, национальных исследовательских университетов, реализация программы повышения международной конкурентоспособности российских университетов), в которых академическая мобильность научно-педагогических работников рассматривается как один из основных компонентов функционирования современного университета, развития его кадрового потенциала, обеспечивающего качество образования и научных исследований. В данной работе мы рассмотрим нормативно-правовые основы исследования академической мобильности научно-педагогических работников.

Академическая мобильность научно-педагогических работников в документах Болонского процесса

Присоединившись в 2003 году к Европейскому пространству высшего образования (ЕВПО), Россия взяла на себя обязательства по трансформации собственной образовательной системы в соответствии с требованиями Болонского процесса, ключевым положением которых является развитие академической мобильности.

Так, в Болонской декларации 1999 года указывается, что «преподавателям, исследователям и административному персоналу должны быть обеспечены признание и зачет периодов времени, проведенных в европейском регионе с целью исследования, преподавания и обучения, без нанесения ущерба их законным правам» [1].

Более четко данное понятие определяется в предболонских документах: «академическая мобильность» подразумевает период обучения, преподавания и/или исследования в стране другой, нежели страна местожительства (далее «родина») учащегося или сотрудника академического персонала. Этот период имеет ограниченную продолжительность, и предполагается, что учащийся или сотрудник возвращается на родину после завершения обозначенного периода. Термин «академическая мобильность» не предназначен для обозначения миграции из одной страны в другую» [2]. Таким образом, в данном определении выделяются основные элементы академической мобильности НПР: 1) цель — преподавание и/или исследование; 2) пребывание в другой стране; 3) ограниченный период пребывания.

Также указываются «способы осуществления» мобильности — мобильность может реализовываться через созданные для этой цели программы, соглашения по обмену между правительствами, соглашения между вузами (ассоциациями вузов) или по индивидуальной инициативе (free movers). Выделяются виды мобильности — «страны должны посылать и принимать», т. е. должна осуществляться как «исходящая», так и «входящая» академическая мобильность [2]. Кроме этого, европейские страны призываются к созданию условий для предоставления творческого отпуска преподавателям как для преподавания, так и для исследования, таким образом подчеркивая цели мобильности НПР. Отмечается, что академические сотрудники должны иметь право занимать должности в иностранном учреждении высшего образования на временной основе или в рамках программы обмена [2].

На встрече стран-участниц Европейского пространства высшего образования в Саламанке в 2001 году подчеркивается, что мобильность — необходимое условие существования ЕВПО. В рамках данной встречи поднимаются два существенных вопроса: во-первых, подход к виртуальной мобильности («не рассматривают виртуальную мобильность в качестве замены физической», во-вторых, вопрос о транснациональном образовании [3].

Академическая мобильность научно-педагогических работников в нормативно-правовых документах РФ

Интеграция России в ЕПВО должна обеспечиваться посредством преобразования нормативной базы, учитывающей основные принципы Болонского процесса, в том числе развитие академической мобильности научно-педагогических работников.

Так, в Федеральном законе Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. № 273 «Об образовании в Российской Федерации» в Главе 14, посвященной международному сотрудничеству в сфере образования, отмечается, что РФ содействует развитию «международной академической мобильности обучающихся, педагогических, научных и иных работников системы образования» [4]. Также указывается, что образовательные организации принимают участие в международном сотрудничестве по следующим направлениям: разработка и реализация образовательных и научных программ, направление обучающихся, педагогических и научных работников и прием иностранных обучающихся, педагогических и научных работников в целях обучения, повышения квалификации и совершенствования научной и образовательной деятельности, проведение совместных исследований, совместное осуществление инновационной деятельности, участие в сетевой форме реализации образовательных программ, участие в деятельности международных организаций, проведение научных и образовательных мероприятий, обмен учебно-научной литературой[4]. Таким образом, в Законе академическая мобильность рассматривается в качестве инструмента интеграции РФ в международное сообщество, выделяются отличные от зафиксированных в Болонских документах цели академической мобильности НПР (например, повышение квалификации и др.), а также отмечается, что мобильность может осуществляться в рамках совместных и сетевых образовательных программ.

В соответствии с Федеральным Законом в стратегических документах РФ подчеркивается важность развития инструмента академической мобильности. В Стратегии инновационного развития Российской Федерации до 2020 года в качестве приоритета в образовании в контексте реструктуризации сектора высшего образования и расширение международной интеграции указывается усиление академической мобильности и развитие сетевой организации образовательных и исследовательских программ [5]. Предполагается стимулирование мобильности преподавателей и студентов (как внутренней (внутристрановой), так и международной), а показатель международной академической мобильности должен быть включен в рейтинги образовательных учреждений [5]. Ключевые направления развития образования, отраженные в данной стратегии, находят свое развитие в Государственной программе «Развитие образования», одним из ожидаемых результатов которой является повышение академической мобильности студентов и преподавателей [6]. Таким образом, помимо международной академической мобильности выделяется и внутрироссийская.

Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2014–2020 годы направлена на решение задач развития кадрового потенциала, которые устанавливает Стратегия инновационного развития. ФЦП «расширяет финансируемые из бюджета возможности для молодых исследователей, в том числе в части активизации их втутрироссийской и международной мобильности, способствует усилению интеграции российских научных и научно-педагогических кадров в мировую среду» [7]. Для мониторинга результативности программы по данному направлению устанавливается показатель «Удельный вес научно-педагогических работников вузов-участников Программы, охваченных программами международной и внутрироссийской академической мобильности научно-педагогических работников в форме стажировок, повышения квалификации, профессиональной переподготовки и других формах (нарастающим итогом)» [7].

В указанных концепциях и программах определение понятия «академическая мобильность» дается неявно, то есть его содержание раскрывается через контекст его употребления, тогда как в Концепции Государственной миграционной политики РФ до 2025 года под академической мобильностью НПР понимается «международные перемещения ученых и преподавателей в целях осуществления научной и преподавательской деятельности, обмена опытом, представления результатов исследований, а также в других профессиональных целях» [8]. В данной концепции, в отличии от рассмотренных ранее, под академической мобильностью НПР понимается только международная мобильность.

Среди нормативно-правовой базы Проекта 5–100, имеющего своей целью вхождение российских вузов в сотню лучших мировых университетов, развитию академической мобильности научно-педагогических работников уделяется значительное внимание, что нашло отражение в постановлении Правительства № 211 «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров», где указано, что программы повышения конкурентоспособности университетов-участников должны включать мероприятия по реализации «программ международной и внутрироссийской академической мобильности научно-педагогических работников в форме стажировок, повышения квалификации, профессиональной переподготовки и в других формах» [9]. В соответствии с распоряжением № 2006-р были введены показатели академической мобильности НПР, в которых под академической мобильностью понимается следующие: «Реализуемые вузом программы академической мобильности оформляются локальными нормативными актами вуза и делятся на программы повышения квалификации (в том числе в форме стажировки) и программы профессиональной переподготовки (в том числе в форме стажировки), программы участия (выступление с докладом и наличие публикации) в научных мероприятиях, а также другие» [10]. Таким образом, в качестве характеристики академической мобильности НПР устанавливается ее обязательная фиксация внутренними документами университета. А в методике для расчета показателя «Удельный вес численности НПР вуза, принявших участие в реализуемых вузом программах академической мобильности, в общей численности НПР вуза», также отмечается, что «Отношение средней численности НПР вуза, принявших участие в реализуемых вузом программах академической мобильности, начавшихся за последний полный год на базе ведущих российских и иностранных вузов и/или ведущих российских и иностранных научных организациях, к средней численности НПР вуза за последний полный год», расширяя таким образом границы академической мобильности НПР до границ университетов.

Таким образом, во-первых, в нормативно-правовых документах, нет единства в понимании концепта академической мобильности НПР. Во-вторых, академическая мобильность в нормативно-правовых актах РФ понимается более широко, нежели в документах Болонского процесса — выделяются иные цели/формы академической мобильности. В целом, классифицировав по различным основаниям, академическую мобильность научно-педагогических работников можно разделить на: входящую и исходящую; внутристрановую, международную или межвузовскую; осуществляемую с целью: научной деятельности (включая представление результатов исследований, проведение научных мероприятий, совместная разработка и реализация научных программ), образовательной деятельности (включая преподавание, разработку и реализацию совместных образовательных программ), участия в сетевой форме реализации образовательных программ, участия в деятельности международных организаций; форма осуществления: повышение квалификации, профессиональная переподготовка и стажировка.

 

Литература:

 

  1.              The Bologna Declaration of 19 June 1999. URL: http://www.ond.vlaanderen.be/hogeronderwijs/bologna/documents/MDC/BOLOGNA_DECLARATION1.pdf (дата обращения: 25.03.2015). (Recommendation № R(95)8, 1995).
  2.              Recommendation № R(95)8 of the Committee of Ministers to Member States on Academic Mobility. 1995. URL: https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?command=com.instranet.CmdBlobGet&InstranetImage=535687&SecMode=1&DocId=519606&Usage=2 (дата обращения 25.03. 2015).
  3.              Salamanca Convenction 2001: The Bologna Process and the European Higher Education Area. 2001. URL: http://www.eua.be/eua/jsp/en/upload/SALAMANCA_final.1069342668187.pdf (дата обращения: 23.04.2015).
  4.              Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». URL: http://www.rg.ru/2012/12/30/obrazovanie-dok.html (дата обращения: 25.03.2015).
  5.              Распоряжение Правительства Распоряжение Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р «О Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70006124/#ixzz3XCkaGt6E (дата обращения: 25.03.2015).
  6.              Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 295 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годы». URL: http://base.garant.ru/70643472/#help#ixzz3XCmDmeNk (дата обращения: 25.03.2015).
  7.              Постановление Правительства РФ от 21 мая 2013 г. N 424 «О федеральной целевой программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2014–2020 годы и внесении изменений в федеральную целевую программу «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы». URL: http://base.garant.ru/70384512/#ixzz3XCn1Ut6L (дата обращения: 25.03.2015).
  8.              Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом РФ от 13 июня 2012 г.) URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70088244/#ixzz3XCnquXFF (дата обращения: 25.03.2015).
  9.              Постановление Правительства от 16 марта 2013 г. № 211 «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров». URL: http://base.garant.ru/70336756/ (дата обращения: 10.05.2015).
  10.         Распоряжение Правительства РФ от 29 октября 2012 г. N 2006-р»Об утверждении плана мероприятий по развитию ведущих университетов, предусматривающих повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров». URL: http://base.garant.ru/70250350/ (дата обращения: 10.05.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle