Библиографическое описание:

Гусейнова С. Ф. Проблемы реализации конституционного принципа свободы труда в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 679-682.



 

Часть 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации провозглашает важный конституционный принцип свободы труда [1, с. 23], содержание которого раскрывает свободу каждого распоряжаться своими способностями к труду, свободно выбирать род своей деятельности и профессию.

Вместе с тем, утверждая принцип свободы труда, Конституция РФ не закрепляет важного и неотъемлемого естественного права каждого гражданина — права на труд. Здесь видится противоречие, вследствие которого принцип свободы труда утверждается на конституционном уровне, а право на труд — нет.

Данное противоречие отмечают в своих исследованиях многие ученые-государствоведы. Однако, единодушие ученых на данный вопрос до сих пор отсутствует.

Вместе с тем, представляется, что соотношение понятий «право и труд» и «свобода труда» на конституционном уровне способствует урегулированию важных трудовых правоотношений между гражданами и государством.

В связи с этим представляется верной точка зрения В. А. Бережного, который свободу труда рассматривает как основополагающий принцип в трудовой сфере, а право на труд — как важное субъективное право личности, один из элементов ее правового статуса [4, с. 43].

Полностью поддерживая точку зрения В. А. Бережного, согласимся с тем, что принцип свободы труда вытекает из права на труд. Свобода труда — вторичное понятие, вытекающее из естественного и важного права гражданина, и оно должно быть отражено в Конституции РФ, как это было, например, в советской Конституции 1978 года.

Так, статья 38 Конституции (Основного закона) РСФСР 1978 года устанавливала, что «граждане РСФСР имеют право на труд, — то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и учетом общественных потребностей». Далее уточняется, что данное конституционное право обеспечивается системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным образованием, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием системы трудоустройства [3, с. 410]. Данная конституционно-правовая норма наиболее верно и четко формулирует право на труд и все вытекающие из него права и свободы. Думается, что данную правовую норму следует перенять и для действующей российской Конституции. Такой точки зрения придерживается, например, В. В. Кирикова, которая справедливо отмечает, что действующая Конституция РФ не гарантирует каждому работу с определенной оплатой, а говорит о свободе распоряжения своими способностями к труду, выбора рода деятельности и т. д. [5, c. 17].

Другая проблема видится в сложности определения объема государственных гарантий в реализации данного конституционного принципа. Все-таки, из анализа формулировки ч. 1 ст. 37 Конституции России не понятно, означает ли провозглашенный принцип свободы труда полное устранение государства от его гарантий и защиты, либо государство берет на себя весь объем соответствующих гарантий и способов защиты по обеспечению данного принципа. Ответа на данный вопрос нет ни в законодательстве России, ни в научной доктрине и остается дискуссионным. Опять же целесообразно обратиться к советской Конституции 1978 года, в которой все эти моменты были четко и ясно отражены в ст. 38 и не возникало подобных вопросов. А сегодня они остаются дискуссионными.

Кроме того, определенное несоответствие видится в самой нормативно-правовой конструкции. Часть 1 ст. 37 говорит о свободе выбора рода деятельности и профессии. Это означает, что каждый человек свободен выбирать профессию в соответствии со своими личными способностями и наклонностями, увлечениями и темпераментом.

Однако, это совсем не означает, что выбор профессии диктуется теми же критериями. Порой это зависит от престижности профессии, ее оплаты, потребности государства в ней, что реально препятствует свободе труда. В реальной жизни таких примеров огромное количество, когда талантливые ученые, учителя, медицинские работники в силу низкой заработной платы вынуждены подрабатывать грузчиками, техничками, подсобными работниками, продавцами и т. д. Как можно тогда говорить о свободе выбора профессии.

Кроме того, зачастую граждане осуществляют выбор профессии не в силу своих способностей и наклонностей, а в силу престижности профессии и высокой оплаты за нее, боясь остаться безработными. Так, в последние годы выпускники школ массово подают заявления на юридический и экономический факультеты высших учебных заведений, осознавая, что данные профессии всегда востребованы и высокооплачиваемы. А это определенная политика государства. Почему в настоящее время не престижны профессии врачей, учителей, библиотекарей, работников культуры. Да потому, что оплата за их труд крайне низкая. А какой же свободе выбора профессии в таком случае можно говорить? В связи с этим норма ч. 1 ст. 37 Конституции РФ является декларативной, но никак не реально отражающей действительность.

Надо отметить, что принцип свободы труда закреплен не только в Конституции РФ. В статье 2 Трудового кодекса Российской Федерации он сформулирован как «свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности» [2]. Здесь также очевидна декларативность, поскольку государство не может обеспечить всех граждан работой, которые ее ищут в силу существования безработицы. Следовательно, сегодня свобода труда зависит от экономического принуждения, которое диктует государство, основываясь на отношения, складывающиеся на современном рынке труда [4. с. 38]. Следовательно, данный дисбаланс интересов личности и государства приводит к нарушению рассматриваемого принципа свободы труда.

В настоящее время одной из очевидных и актуальных проблем реализации принципа свободы труда является возрастающая с каждым месяцем безработица в России. Так, например, в октябре 2015 года по данным Федеральной службы государственной статистики «4,3 млн. человек, или 5,5 % экономически активного населения, классифицировались как безработные. … Молодежь до 25 лет составляет среди безработных 25,6 %, лица в возрасте 50 лет и старше — 20,1 %» [7]. Уже в ноябре 2015 года как безработные квалифицировались 4,4 млн. человек, что составило 5,8 % от экономически активного населения, численность которого в этом месяце — 72,2 млн. человек [7]. Количество безработных граждан на фоне экономически активного населения для наглядности представлено в виде диаграммы.

Совершенно очевидно, что при таком высоком уровне безработицы, уровень которой увеличивается каждый месяц, говорить о полной реализации конституционного принципа свободы труда довольно сложно. Сегодня государство не в состоянии гарантировать каждому не только свободу труда, свободу выбора рода деятельности, профессии, достойную заработную плату и достойную жизнь, но и право на труд (причем как на законодательном уровне, так и на реальном ее осуществлении).

Причина этого видится в том, что существующая сегодня экономическая система России выражается в неспособности государства снизить уровень безработицы, особенно в регионах, где происходят массовые сокращения работников, ликвидации организаций. Вследствие этого нельзя говорить о достойном уровне жизни человека.

В таких условиях конституционный принцип свободы труда крайне сложно сделать реальным. Представляется, что достойным уровень жизни человека невозможно сделать без абсолютной реализации свободы труда, с реальной возможностью свободного выбора рабочих мест. Только тогда закрепленный Конституцией Российской Федерации принцип свободы труда будет работать на граждан страны. Совершенно прав В. А. Бережной, утверждая, что только достойный и свободный труд способен обеспечить достойную жизнь [4, с. 45].

В связи с этим, опять приходим к выводу о необходимости конституционного закрепления права каждого гражданина на труд и все вытекающие из него права и свободы.

В связи с этим показательным и интересным представляется конституционный опыт Королевства Дания. Статья 75 Конституции Дании провозглашает, что «в целях содействия общественному благу государство должно предпринять усилия к тому, чтобы работа была предоставлена каждому работоспособному гражданину на условиях, обеспечивающих его существование». Кроме того, часть 2 статьи 75 Конституции Королевства Дании гарантирует право на социальное обеспечение лиц, не способных содержать себя и лиц, находящихся на их иждивении, при условии, что никакое другое лицо не отвечает за его, или их содержание [6, с. 312].

Таким образом, государство на конституционном уровне гарантирует своим гражданам не только трудовую занятость, но и условия достойной жизни каждого гражданина. Это важнейший принцип трудовой и социальной государственной политики. В Российской Федерации конституционно не установлено обеспечение работой каждого желающего, и тем более, задача обеспечения каждого гражданина достойной жизнью не связана с конституционными гарантиями в трудовой сфере. Думается, что утверждение на конституционном уровне гарантий в сфере труда и сопутствующие ему институты будут способствовать закономерному и эволюционному закреплению в Конституции России права на труд каждого гражданина, без которого не может осуществляться принцип свободы труда.

Итак, в соответствии с изложенными проблемами, а также учитывая зарубежный и советский опыт конституционного развития, предлагается часть 1 статьи 37 Конституции РФ изложить в следующей редакции: «Каждый имеют право на труд, — то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, включая право свободно выбирать профессию, род занятий и работу в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и учетом общественных потребностей».

 

Литература:

 

  1.      Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 года, с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 года № 6 — ФКЗ; 30 декабря 2008 года № 7 — ФКЗ; 05 февраля 2014 года № 2-ФКЗ; 21 июля 2014 года № 11-ФКЗ). — М.: Норма, 2015. — 127 с.
  2.    Трудовой кодекс Российской Федерации: принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 21 декабря 2001 года: введен Федеральным законом от 30 декабря 2001 года № 197 — ФЗ; в ред. от 05 октября 2015 года № 285-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 1 (часть 1). — Ст. 3; [Электронный ресурс] Справочно-правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17 декабря 2015 года).
  3.      Конституция (Основной закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (от 12 апреля 1978 года) // Хрестоматия по истории государства и права России: учебное пособие / Сост. Ю. П. Титов. — М.: Проспект, 2008. — С. 404–431.
  4.      Бережной, В. А. Конституционные принципы и права в сфере труда и их защита в Российской Федерации: дисс. … на соиск. учен.степени канд. юрид. наук / В. А. Бережной. — М., 2007. — 182 с.
  5.      Кирикова, В. В. Проблемы реализации конституционной свободы труда в условиях становления рыночной экономики в России: дисс. … на соиск. учен.степени канд. юрид. наук / В. В. Кирикова. — М., 2001. — 167 с.
  6.      Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Л. А. Окунькова. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА.М, 1999. — 816 с.
  7.      Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс] // http://www.gks.ru/ (дата обращения: 18 декабря 2015 года, 07 января 2016 года).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle