Библиографическое описание:

Карелина М. Г., Булычева С. В. Анализ развития экономической интеграции в российских регионах // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 506-509.

 

Исторически сформировавшиеся отличия в социально-экономическом развитии субъектов РФ оказывают большое влияние на структуру и эффективность рынка корпоративного контроля в российских регионах. Современные подходы к проблеме развития собственности и контроля в трансформирующейся экономике российских регионов представлены в работах Института экономики переходного периода (А. Д. Радыгин, Н. А. Шмелев, Р. М. Энтов и др.).

Вместе с тем характерной особенностью исследований является отсутствие трудов, посвященных вопросам оценки влияния интеграционных процессов холдинговых структур на экономику региона и классификации субъектов РФ по уровню региональной интеграционной активности. При этом математико-статистические методы являются необходимым инструментом для получения более глубоких и полноценных знаний о механизме изучаемых интеграционных процессов в региональном разрезе.

На данном этапе развития статистической науки отсутствует методика построения единого интегрального индикатора, характеризующего многоаспектную категорию «региональная интеграционная активность» (РИА). В одних работах решается вопрос выработки интегрального критериального показателя на базе частных количественных характеристик интеграционных процессов в российских регионах, в других работах этот вопрос остается открытым, либо предлагается единственный показатель в качестве количественного критерия развития процессов слияний и поглощений внутри регионов.

Методология построения интегрального индикатора (ИИ) в рамках объективистского подхода представляет собой многоэтапную процедуру и основана на свертке статистически регистрируемых показателей, а также на некоторых методах многокритериального ранжирования объектов [1].

При проведении исследования региональной интеграционной активности все факторы, оказывающие непосредственное влияние на интенсивность процессов слияний и поглощений в регионе, были разбиты на 5 функциональных блоков:рынок корпоративного контроля (6 переменных);мезоэкономические показатели (10 переменных);финансы организаций (11 переменных);инвестиции (8 переменных);преступления и правонарушения в сфере экономики (3 переменных) [3,4]. При этом при проведении исследования был рассмотрен только 61 субъект РФ, поскольку в этих субъектах наблюдались завершенные интеграционные сделки стоимостью не ниже 5 млн долл.

На рисунке 1 представлена системa статистических показателей, основанная на предложенной декомпозиции категории «региональная интеграционная активность». Определение количественного состава набора частных показателей в каждом из 5 блоков осуществлялся на базе сочетания теоретических соображений и требований к минимально допустимым значениям R2 (в качестве порогового значения был выбран R2min=0,6) [2]. После проведенных операций был получен набор из 25 статистических показателей для построения ИИ 2013 г.

При построении интегрального индикатора «региональная интеграционная активность» была выявлена ситуация работоспособности первой главной компоненты. Тогда искомый интегральный индикатор имеет вид

.

При этом наибольший вес у частных критериев блока «мезоэкономические показатели».

Интегральные индикаторы были использованы для ранжирования субъектов РФ. В результате было получено, что к регионам с высокой интеграционной активностью относится 5 субъектов, к регионам со средней интеграционной активностью — 30, к регионам с низкой интеграционной активностью — 26 субъектов (см. таблицу 1).

 

Таблица 1

Результаты обобщенной ранговой оценки уровня региональной интеграционной активности субъектов РФ, 2013 г.

Субъект РФ

Уровень региональной интеграционной активности

Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ (ЮГРА)

Высокий

Область: Амурская, Вологодская, Иркутская, Кемеровская, Ленинградская, Липецкая, Новгородская, Новосибирская, Оренбургская, Пензенская, Самарская, Саратовская, Свердловская, Тамбовская, Томская, Тульская, Челябинская, Ульяновская, Ярославская

Республика: Башкортостан, Мордовия, Татарстан, Удмуртская, Хакасия, Чувашская, Якутия

Край: Краснодарский, Красноярский

Автономный округ: Чукотский, Ямало-ненецкий

Средний

Область: Архангельская, Астраханская, Белгородская, Брянская, Владимирская, Волгоградская, Воронежская, Калининградская,

Калужская, Костромская, Курская, Нижегородская, Омская, Орловская, Псковская, Ростовская, Смоленская, Тверская,

Республика: Карелия, Тыва

Край: Алтайский, Забайкальский, Пермский, Приморский, Ставропольский, Хабаровский

Низкий

 

Так, в 2013 г. число сделок слияний и поглощений в регионах с высокой региональной интеграционной активностью составляло 83,35 % от общероссийского числа сделок M&A, а стоимостный объем рынка — 87,12 % от общероссийского объема рынка слияний и поглощений. При этом в данную группу не попадает ни один из субъектов Приволжского ФО, который объективно является одним из наиболее экономически развитых регионов России, включающий в себя несколько городов-миллионеров.

Большинство субъектов Сибирского ФО попало в группу со средней региональной интеграционной активностью, где большое число сделок обусловлено процессами, происходящими в агропромышленном комплексе. Во-первых, Сибирский ФО для российских агрокомпаний является площадкой для выхода на наиболее привлекательный китайский рынок. Во-вторых, в Сибири есть несколько сильных игроков, например «Хлеб Алтая», «Мельник», «ОГО» и др.

Значительные различия в уровне развития интеграционной активности регионов России имеют под собой как факторы конъюнктурного характера, влияние которых на рынок слияний и поглощений будет исчерпано в среднесрочной перспективе, так и факторы долгосрочного характера, которые будут влиять на пространственные пропорции распределения M&A-активности достаточно долго.

К числу первых можно отнести наличие резервов производственных мощностей, особенно пассивной части основных фондов. К числу вторых относится отраслевая структура производства. В регионах с преобладанием добывающих отраслей и низким уровнем инфраструктурной обеспеченности средства вкладываются в капиталоемкие долгосрочные инвестиционные проекты, в том числе интеграционные, которые обеспечат прирост производства в будущем.

При этом инвестиции в развитие инфраструктуры необходимы для создания условий для экономического роста, однако прямой вклад от инвестиций может не давать значительного прироста добавленной стоимости в краткосрочной перспективе. Необходимо отметить, что развитие рынка интеграционных процессов требует более серьезной разработки подходов к оценке интеграционных сделок в теории и внесения дополнений и изменений в существующие стандарты [5].

 

 


Рис. 1. Cистема статистических показателей интеграционной активности в регионе РФ


При этом структура экономической интеграции в регионах России всегда обладает той или иной степенью подвижности, имеет свойство меняться с течением времени как в количественном, так и в качественном отношении [6]. В дальнейшем статистический анализ диверсификации интеграционной активности позволит получить качественную информацию об структурно-динамическом процессе, количественно оценить его и представить содержательную интерпретацию полученных результатов для разработки программ межрегиональных взаимодействий.

 

Литература:

 

  1.      Айвазян С. А. Анализ качества и образа жизни населения/ С. А. Айвазян. — М.: Наука, 2012. — 432 с.
  2.      Бородкин Ф. М. Социальные индикаторы/ Ф. М. Бородкин, С. А. Айвазян. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. — 607 с.
  3.      Поликарпова М. Г. Слияния и поглощения в российских регионах: проблемы измерения и опыт эмпирических исследований// Вопросы статистики. — 2011. — № 11. — С. 58–64.
  4.      Поликарпова М. Г. Экономико-статистический анализ инновационно-технологической и интеграционной активности в регионах России// Вопросы статистики. — 2012. — № 7. — С. 45–52.
  5.      Поликарпова М. Г. Оценка стоимости бизнеса в интеграционных сделках металлургической компании// Вестник Магнитогорского государственного технического университета им. Г. И. Носова. — 2012. — № 4(40). — С. 86–91.
  6.      Поликарпова М. Г. Статистический анализ диверсификации интеграционной активности в экономике России// Молодой ученый. — 2013. — № 10. — С. 377–379.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle