Библиографическое описание:

Майборода С. В. Особенности коммуникативной стратегии воздействия на адресата в рамках устного медицинского дискурса // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 880-883.



 

В статье представлены результаты исследования устного медицинского дискурса с точки зрения анализа коммуникативной стратегии воздействия на психологическое и эмоциональное состояние пациента.

 

Одним из профессионально востребованных качеств специалиста-медика является способность эффективно общаться с пациентами. Владение навыками эффективного общения и осознанное использование приемов речевого воздействия является профессиональной нормой деятельности современного врача. Поэтому возникает необходимость изучения способов речевого взаимодействия врача и пациента, анализа речевых конструкций и оценка их эффективности. Основное внимание при изучении речевых конструкций в профессиональном дискурсе уделяется разработке системы правил коммуникации, анализу коммуникативных стратегий и тактик, обеспечивающих достижение различных целей в ходе общения доктора с пациентом.

В данной работе рассматриваются некоторые наиболее значимые для профессиональной сферы способы речевого воздействия на пациента на этапах расспроса, осмотра и лечения.

Осознанное достижение цели с минимальными затратами невозможно без планирования деятельности. Г. Г. Почепцов отмечает, что «успешный коммуникатор ведет свою коммуникацию по заранее проверенному пути… Профессионал достаточно четко прогнозирует дальнейшее поведение своей аудитории, основываясь на апробации предлагаемых подходов» [3, с. 41–42]. Проведенный анализ примеров устного медицинского дискурса показывает, что применение доктором эффективных коммуникативных стратегий и тактик является важным условием гармоничного общения с пациентом. Обычно стратегия рассматривается как искусство руководства, основанное на правильных прогнозах относительно цели, а тактика (точнее, тактики) — как приемы, способы достижения этой цели. В широком смысле коммуникативная стратегия может определяться как тип поведения одного из партнеров в ситуации диалогического общения, который обусловлен и соотносится с планом достижения глобальной и локальных коммуникативных целей в рамках типового сценария функционально-семантической репрезентации интерактивного типа [4, с. 103].

Одной из важнейших стратегией в ситуации общения врач (адресант) — пациент (адресат) на этапах осмотра и лечения является речевое воздействие на адресата с целью формирования оптимальной модели поведения. Под речевым воздействием понимают использование особенностей устройства и функционирования перечисленных знаковых систем, и прежде всего естественного языка, с целью построения сообщений, обладающих повышенной способностью воздействия на сознание и поведение адресата или адресатов сообщения. Предпосылки речевого воздействия включают в себя: психологические (склонность сознания преувеличивать роль человеческих намерений и действий и недооценивать объективные факторы и случайности); когнитивные (изменение картины мира адресата); коммуникационно-семиотические (манипулирование языковыми формами в определенных целях); структурно-семиотические (одна и та же ситуация действительности может быть проинтерпретирована по-разному) и др. [2] Стратегия воздействия на адресата в устном медицинском дискурсе реализуется в таких тактиках, как: 1) имиджевые тактики (самопрезентация доктора); 2) тактики эмоционального настроя адресата, с целью снятия психологического напряжения; 3) оценочная тактика: похвала/ комплимент или дискредитация (порицание) личности пациента, выражающиеся в положительной или отрицательной оценке его действий, интеллектуальных, личностных качеств; 4) суггестивные тактики (утешение, ободрение, подбадривание); 5) императивные тактики.

Имиджевые тактики (тактики самопрезентации) представляют собой наиболее эффективный тип сообщения, реализуемый в условиях дефицита информации, отсутствия времени, невнимательности собеседника. Средствами тактики самопрезентации могут выступать: формальная оболочка высказывания (просодические средства языка: интонация, регистр голоса, так называемые фонации, темп речи и паузация); мимика и жесты, владение речью, внешний вид говорящего [6, с.27; 3, с.117]. Иными словами, звуковая организация речи врача, его мимика, жесты и внешний вид способны воздействовать на пациента и в целом оказывать влияние на организацию медицинского дискурса. Нами отмечено, что положительную реакцию пациентов вызывает речь доктора, которую можно охарактеризовать следующим образом: средний темп речи, слегка приглушенный голос, создающий атмосферу интимно-доверительного, дружеского общения, доверительных отношений, отсутствие продолжительных пауз и артикуляционных дефектов. Излишне быстрая речь является характерным проявлением волнения неуверенности и спешки на этапе установления контакта.

Как уже говорилось выше, воздействие на адресата может оказывать выбор говорящим различных языковых форм. В значении многих слов имеется эмоциональная составляющая, и посредством выбора таких слов можно оказывать сильное эмоциональное воздействие (особенно если оно дополняется другими средствами). Человека вполне можно возбудить, обозлить, запугать и таким образом модифицировать его поведение. Ярким примером может служить ситуация, когда в ходе опроса пациента в неврологическом отделении в палате присутствовали студенты-медики и наблюдали за работой врача:

Доктор (зачитывает историю болезни):

- Спинномозговая жидкость... розового цвета, белок — 0.33, эритроциты — 100.

Студенты:

- О-ого!

Пациент (с тревогой):

- А что, это много?

Доктор (бросая укоризненный взгляд на студентов, сбивчиво, торопливо):

- Ну, это показало просто... что произошли... ну, что это анализы? Анализы нам ничего не дают, это просто отражают то, что случилось с вами, а что случилось, то случилось... Что анализы? Это я просто посмотрела, чтоб я знала, что с вами тогда случилось.

 

В данном случае, желая показать преподавателю уровень своих теоретических знаний, студенты демонстрируют некомпетентность в общении с больным, поскольку восклицание, выраженное междометием «ого!», обозначающее крайнее удивление, расценивается пациентом как негативный, тревожный знак и вызывает нежелательную реакцию беспокойства. Сложное психологическое состояние, вызванное заболеванием, зависимое положение и некомпетентность пациента способствуют развитию у него когнитивных искажений, изменяющих модель поведения (недоверие, подозрение в сокрытии реального положения вещей), и, как результат, возникает тревожное состояние, пессимистический настрой. Доктор стремится оптимизировать ситуацию, успокоить пациента, стараясь представить информацию об анализах как нечто незначительное, недостойное внимания, для того, чтобы сгладить эмоциональные переживания пациента и избежать нежелательных разъяснений. Например, он минимизирует значимость информации, используя риторические вопросы (Что анализы? // Ну, что это анализы? Анализы нам ничего не дают), стремится представить реальную ситуацию как отражение уже произошедшего, не влияющего на последующее развитие событий. Однако сбивчивость, «запутанность» речи доктора, паузы, использование частицы «ну» являются выражением неуверенности, желания скрыть от пациента реальное положение дел, вызывая обратный эффект: недоверие и нежелательные эмоциональные реакции у пациента.

Очевидно, что принципиально аналогичными языковыми средствами, только со «встроенной» позитивной эмоциональной составляющей, могут активироваться, поддерживаться и эксплуатироваться и позитивные эмоции. Для повышения эмоционального духа пациента доктор включает в свою речь оценочную лексику с положительной семантикой, настраивая больного на позитивное восприятие (Вот это правильно, что вовремя обратились! // У тебя и голос уже такой хороший! // Дыхание жестковато, а так ничего страшного). Способ эмоционального воздействия на пациента зависит от каждой конкретной ситуации: например, внушение больному уверенности в благоприятном исходе (У нас здесь очень хорошие врачи, вам поможем) или, наоборот, беспокойства за здоровье и необходимости предпринять меры (Это все нехорошо, лучше ложитесь на обследование).

Благоприятной тактикой психологического воздействия на собеседника являются так называемая суггестивная тактика, выраженная в речевых жанрах утешения, ободрения, подбадривания. Типичными средствами выражения данной тактики являются глагольная форма императива со значением «эмоциональное состояние человека»: волноваться, бояться, успокаиваться, а также оценочная лексика (отлично, прекрасно, замечательно, молодец, умница). Стиль речи, как правило, разговорно-обиходный с преобладанием слов с экспрессивным значением, суффиксами субъективной оценки, присутствует интонация участия, сопереживания: «Потерпи, потерпи немножко // И ты, бедненькая, так долго терпела!» Вербальные и невербальные средства речевого поведения позволяют врачу добиться терапевтического эффекта.

В ситуациях расспроса и осмотра детей в некоторых случаях наблюдается явление, когда доктор сознательно избегает слов с негативной семантикой, способных вызвать тревожное поведение, испуг или другие нежелательные реакции у пациента. Примерами таких слов могут быть лексические единицы с семами «боль», «страх»; глагольные формы: волноваться, бояться, болеть, колоть, плакать; слова категории состояния: больно, страшно, плохо; существительные — названия медицинских инструментов, манипуляций, анализов. В ходе дискурса врач или медсестра заменяют лексику с негативной семантикой на нейтральную: обследовать, осматривать → смотреть, слушать; пальпировать → трогать, гладить; обрабатывать → мазать; дезинфицировать, обрабатывать → брызгать, мыть; или стилистически окрашенную: антисептик → водичка, шпатель → палочка, зонд→ трубочка и т. д.

Нами были отмечены случаи использования доктором в ходе дискурса лексики, способной оказывать воздействие на психоэмоциональный настрой пациента, стимулировать нужное или корректировать нежелательное поведение путем создания в сознании пациента позитивного образа. Примерами являются лексические единицы с семантическими составляющими: «дети», «семья», «дом», «домашнее животное», «любовь», «смех / улыбка»: (Не будь таким серьёзным, последний раз смотрю тебя. Домой пойдешь. // Я надену маску, смотри! Смешно, правда?// А котик у тебя дома есть? // А ты маму любишь? Покажи, как ты её любишь: обними крепко-крепко).

Ярким примером вербально выраженного воздействия на пациента являются императивные тактики: требование, команда, приказ. Часто в разговоре со взрослыми пациентами встречаются конструкции с глаголами в повелительном наклонении мн. ч. (За диетой строго следите // Куртку снимите!); в разговоре с детьми и подростками конструкции с глаголами в повелительном наклонении ед. ч. (Не плачь// Не кричи!// Сиди спокойно, не крутись!// Дыши, еще дыши!). Также нами были отмечены императивные реплики с глаголами во втором лице мн. ч. (Закрываем левый глаз, читаем!// Встаём! // Не дышим!). Очень частотны инфинитивные конструкции (Сегодня не гулять, ребёнка не купать), и поскольку общим инвариантным значением инфинитива является потенциальность действия, постольку инфинитив часто характеризуется различной модальностью — волюнтативной, модальностью возможностью/ невозможности, долженствования и другими модальными значениями [5, с. 606]. Соответственно, чтобы стимулировать действия адресата, говорящий (врач) прибегает к использованию форм императивного высказывания с ядром — повелительным наклонением глагола или инфинитивом, которые могут сопровождаться так называемыми интенсификаторами — наречиями, содержащими эмоционально-психологическую характеристику действия: срочно, немедленно, обязательно, лучше, можно, надо/ не надо (Лучше дождитесь результатов// Надо походить на физиопроцедуры// Срочно сделайте анализ крови). Интенсифицирование не только не снижает степень вежливости, а, напротив, повышает воздействующую силу реплики, делает ее более эффективной с прагматической точки зрения.

Директивность речевого поведения врача во время расспроса и осмотра обусловлена демонстрацией коммуникативной власти, которой институционально наделен врач. Сглаживание негативного эффекта императивных высказываний и снижение степени категоричности достигается путем проявления вежливости, использования слов с диминутивными суффиксами (немножко, ножка, ножечка, язычок, камешек), а также фатических обращений (дорогая, котёнок, зайчик).

Другой императивной тактикой, оказывающей воздействие на пациента, является выбор речевого жанра просьбы. В ситуации речевого общения врача с пациентом просьба врача содержит либо перечень действий, которые пациент должен совершить немедленно (сядьте, проглотите, не дышите), либо перечень действий, которые пациент будет осуществлять самостоятельно после консультации. Различие между приказом и просьбой состоит в не только в интонационном оформлении императивных конструкций, но также в исходных предложениях: приказ содержит в глубинной структуре предположение, что адресат может сделать, а может и не сделать то, чего хочет от него говорящий. Для просьб постулируется компонент — «я желаю, чтобы ты это сделал» [1, с.257 -259]. В отличие от требования, команды или приказа просьба содержит этикетные формулы, вопросы-просьбы. Тактика просьбы оказывает двоякое воздействие на слушающего (пациента): организует или корректирует его действия, и, одновременно, способствует сокращению дистанции и установлению доверительных отношений.

Использование рассмотренных коммуникативных тактик для реализации стратегии воздействия играет важную роль в установлении и поддержании контакта в ходе устного медицинского дискурса. Так, осознанный выбор доктором оптимальных языковых средств уменьшает уровень аффективных расстройств у пациента (тревоги, страха, чувства неуверенности, неопределенности), поддерживает позитивный эмоциональный настрой, оказывает положительное влияние на поведение и психологическое состояние пациента ходе расспроса, медицинских манипуляций и лечения.

 

Литература:

 

  1.                Вежбицка А. Речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 16: Лингвистическая прагматика. — М.: Прогресс, 1985. — С. 251–275.
  2.                Паршин П. Б. Речевое воздействие [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.krugosvet.ru/articles/96/1009689/print.htm, свободный
  3.                Почепцов Г. Г. Теория коммуникации — М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер» — 2001. — 656 с.
  4.                Романов А. А. Системный анализ регулятивных средств диалогического общения. — М., 1988.
  5.                Фильцова М. С. От понятия к номинации: идеографическое описание единиц с зависимым инфинитивом в русском языке // Молодой ученый. — 2015. — № 14. — С. 603–607.
  6.                Sampson E. The image factor. London, 1994.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle