Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Проблема светскости государства и религиозный экстремизм в средствах массовой информации // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 786-789.



 

В ранних работах мы уже дали определение экстремизму. Экстремизм в его современном понимании является термином, прямо противоположным понятию «демократическое конституционное государство». «Экстремизм и демократия соотносятся по такому же принципу, как огонь и вода. Они непримиримы друг с другом» — отмечает Eckhard Jesse. Понимая под экстремизмом враждебность к демократии, точнее к идеям демократического конституционного государства, мы имеем в виду политическое толкование термина или «политический экстремизм». [1,с.259]

Средства массовой информации в современном обществе являются одним из главных субъектов влияния на сознание людей. История развития человечества показывает, что при любой борьбе за власть различные политические партии, формирования, группировки стремятся взять под контроль «умы» людей, манипулировать их сознанием. Меняются формы передачи информации, а коммуникативная сущность остается прежней. Если на рубеже XIX — XX в. в. лица, стремящиеся к власти, пытались установить контроль над «почтой, телеграфом, телефоном», то сейчас доминирование в обществе невозможно без применения электронных СМИ и в особенности сетей Интернет.

Можно обоснованно предположить, что Советский Союз развалился в одночасье не под натиском вражеских армий, а под ударом хорошо спланированных информационных политтехнологий. На смену «холодным» войнам, пришли войны информационные. В современных условиях один профессиональный проповедник, политик, журналист может нанести значительно больший ущерб государству, чем спланированные неприятелем военные и специальные диверсионные акции.

Тенденции видоизменения современного российского общества наглядным образом продемонстрировали, что тот, кто контролирует СМИ имеет реальную возможность навязывать гражданам нужные стереотипы мышления, посредством которых создаются необходимые условия для достижения собственных целей. Все влиятельные бизнесмены, рвущиеся к власти, стремились как можно больше заполучить печатных периодических изданий, теле и радио каналов. Естественно, не остается в стороне и государство, возвращая ранее утраченное влияние на СМИ через крупные государственные компании и корпорации, увеличивая финансирование собственных радиовещательных организаций.

В современной России основными каналами распространения идей экстремизма остаются традиционные печатные средства массовой информации. Самым простым способом распространения экстремистских религиозных идей является издание религиозно-пропагандистской книжной продукции. В этом случае религиозные организации могут использовать собственные печатные органы или выпускать печатную продукцию в сотрудничестве с изданиями независимо от их форм собственности. В подтверждение этому хотелось бы обратить внимание на бесплатные ежемесячные журналы «Сторожевая башня» и «Пробудитесь!» Церкви свидетелей Иеговы, издаваемые в среднем тиражом по 39 миллионов каждый на 80 языках. Указанная печатная продукция, как и деятельность самой Церкви свидетелей Иеговы в отдельных регионах Российской Федерации по решению суда находится под запретом. Если миссионеры Церкви свидетелей Иеговы при распространении своей наглядной продукции делают упор на массовость, то представители «Саентологической церкви» наоборот стремятся распространять свои идеи среди государственных служащих, известных предпринимателей и политиков, предоставляемая ими печатная продукция значительно выше качеством, как по форме, так и по содержанию, которая также распространяется и попадает на территорию Российской Федерации противоправным путем. [2] В то же время имеются случаи и легального издания и распространения печатной продукции, содержащей признаки религиозного экстремизма, а именно, состава преступления подпадающего под действие статьи 282 УК РФ.

Следует отметить, что распространение идей экстремизма упрощается с использованием интерактивных онлайновых СМИ (кабельное и спутниковое телевидение). Интернет-ресурсы представляют практически неограниченные возможности для распространения экстремистских идей в религии. Использование СМИ современных информационных технологий позволяет их владельцам осуществлять в настоящее время контроль не только над «умами» людей, но и над их духовными ориентирами, к чему всегда стремятся все религиозные объединения и течения. В настоящее время всеми российскими конфессиями и разрешенными религиозными объединениями широко используются СМИ для продвижения своей идеологии. В подобной ситуации актуализируются две проблемы: Как осуществляется информационная политика в области религиозных отношений и с какой позиции — светского или теократического государства должна осуществляться эта деятельность?

Начнем с последнего вопроса, представляющимся более общим. Особую актуальность имеет для религиозных отношений проблема политико-правовой реализации светского государства. Суть этой проблемы заключается в адекватном определении места и роли религии и религиозных институтов в правовом светском государстве. Ст. 14 Основного закона Российской Федерации (Конституция РФ 1993 г.) определяет что, во-первых, Российская Федерация — это светское государство, и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной и, во-вторых, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Отношения государства и религиозных объединений должны рассматриваться как производные от конституционных принципов, декларирующих в качестве правовой основы: свободу совести каждому (ст.28), светскость государства и равенство религиозных объединений перед законом (ст. 14), равенство прав и свобод гражданина независимо от отношения к религии, убеждений (ст. 19) и ряда других принципов, работающих только во взаимной связи.

В настоящее время закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» [3], является основным нормативным актом в сфере регулирования религиозных вопросов и регламентации правового положения религиозных организаций. Предоставляя гражданам право на свободу вероисповедания, государство последовательно, развивая конституционные принципы, реализовывает принцип светскости государства и отделения от него религиозных объединений.

Указанный нормативный документ позволяет шире раскрыть это конституционное положение и на наш взгляд позволяет толковать его следующим образом. Так, государство «не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания», оно «не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления», не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Также государство обязано обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Таким образом, российское государство на правовом законодательном уровне позиционирует себя как светское.

Исходя из вышесказанного, государство и религиозные объединения должны действовать строго в рамках действующего законодательства. Однако в сфере реальной политики произошло самоустранение государства от решения проблемы политико-правовой реализации светскости в государстве.

Следует отметить, что большинство государств мира являются светскими, хотя в законодательстве прямое указание на светский характер государства встречается редко. Прямое закрепление светского характера государства существует в конституциях нескольких государств (Французская Республика, Российская Федерация, Турецкая Республика и др). Однако в этих государствах модели отношений между государством и религиозными объединениями различные. Конкретная модель отношений государства и религиозных организаций на основе принципов светского государства зависит от религиозных, национальных, культурных и традиционно-исторических факторов, а также от развития общественно-политической и экономической ситуации. [4, с. 67]

Сложность проблемы политико-правовой реализации принципа светскости государства состоит в том, что существует много подходов к определению содержания принципа светскости государства и признаков светского государства. Как показывает анализ законодательств многих стран, светский характер государства в целом определяется тем, что, во-первых, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной, религиозные организации отделяются от государства, во-вторых, отсутствием установленных законом государственных институтов, посредством которых духовенство могло бы влиять на управление государством, в-третьих, невмешательством государства в деятельность религиозных объединений, разделением сфер деятельности государства и религиозных объединений, которое регулируется законами и соответствующими договорами. Существенными признаками светскости государства также являются право на свободное мировоззренческое самоопределение, светскость образования в государственных образовательных учреждениях.

Следует отметить, что на практике государство, как правило, устанавливает договорные отношения с религией, которая исторически является доминирующей в данной стране. Существующие в современном мире системы отношений государства и религиозных объединений разделяют на три группы, в которые входят: страны с теократической формой правления (Иран, Ватикан); страны с официальной атеистической идеологией (КНДР); секулярные, светские страны. Последние находятся в промежуточном положении к первым двум системам.

Покровительство со стороны отдельных государственных деятелей определенным религиям, государственное финансирование строительства культовых зданий, уступки отдельным конфессиям в сфере образования серьезно подрывают основы светского характера государства, сужают его социальную базу. В подобном контексте допускается индифферентное отношение государства к религии в угоду политическим компромиссам и сотрудничеству государства с избранными религиозными организациями. Понятие «светскость государства» во многом трактуется сквозь призму секуляризма, при учете многообразия его моделей в зависимости от исторических и культурных особенностей тех или иных государств.

На наш взгляд, причина политико-правовой реализации государственной светскости в современной России вызвана не только активностью религиозных организаций, изменением общественного сознания, но и большими пробелами в законодательстве, которые позволяют расширительно толковать правовые нормы.

Заявляя о стремлении к миру, сотрудничеству и согласию, каждая из религиозных организаций стремится монополизировать право на истину, веру, мировоззрение. Каждая из конфессий стремится к максимально возможному охвату граждан. Важнейшим направлением обсуждения этой темы является выявление соотношения светскости государства и права на свободу совести и вероисповедания, закрепленного в Конституции РФ. При многочисленности подходов на первое место выдвигается обсуждение пределов светскости государства и реализации принципа равноправия религиозных объединений. В ходе дискуссий поднимаются вопросы ценностных приоритетов, соотношения религии и идеологии, религиозных и общественных организаций, традиционности и нетрадиционности, отношений религиозных организаций к пацифизму и военной службе и мн. др.

Категория «государственная светскость» относится к числу важнейших аксиологических, теоретических и методологических категорий, которые обусловливают прежде всего формирование политики по религиозному вопросу. В современной России этот принцип определяет концепцию и идеологию законодательства о религии и религиозных организациях. Без преувеличения можно утверждать, что государственная светскость — это основа демократии, так как она обеспечивает правовое равноправие религиозных организаций и свободу мировоззренческих убеждений личности. Государство, то есть светская власть, может быть единственным сувереном в том, что касается проблемы общего блага. России предстоит сложный путь установления бесконфликтных взаимоотношений светскости и религиозности. [5, с. 115]

Необъективный подход к освещению СМИ проблем светскости и религиозности может способствовать к нарастанию в российском обществе проявлений религиозного экстремизма, как со стороны верующих, так и атеистов.

Последствием неопределенности государства в выборе модели взаимоотношений государства и религиозных объединений приводит к тому, что государственная политика в сфере свободы совести подменяется религиозной политикой, что обосновывается необходимостью возрождения духовности, нравственности.

Осознавая большую значимость СМИ в противодействии проявлениям религиозного экстремизма, главный редактор Интернетпортала «Религия и СМИ» А. В. Щипков заявил: «...к разряду экстремистских необходимо отнести и некоторые религиозные объединения закрытого типа, в обиходе называемые «тоталитарными сектами»... Основная задача СМИ заключается в публичном обсуждении проявлений и природы религиозного экстремизма как одной из разновидностей экстремизма как такового и, далее, в объяснении различий между радикальными и традиционными формами религиозности... Одной из возможных форм деятельности СМИ в этой области является подготовка и публикация соответствующих материалов и блоков материалов, для работы над которыми следует привлекать как светских экспертов (религиоведов), так и представителей конфессий. Журналисты в данном случае должны выполнять роль посредников, донося до широкой аудитории результаты соответствующих дискуссий. Эту роль могут успешно исполнять журналисты, профессионально занимающиеся религиозной тематикой и имеющие опыт в этой области... Нам необходимо завязать постоянные связи между представителями власти, конфессиями и экспертами.».. [6].

Изучение религиозной темы в СМИ показывает, что журналистам не хватает знаний и компетенции в этих вопросах. Необходимо создать общегосударственную программу подготовки журналистов — религиоведов. Компетентное и корректное освещение религиозной тематики — это вопрос сохранения стабильности в стране, государственной безопасности, поэтому нужен государственный орган, который постоянно мог бы анализировать публикации по религиозной тематике, выявляя и предотвращая на стадии подготовки в них возможные причины разжигания вражды на религиозной почве.

Необходимо обратить внимание на то, что освещение религиозной тематики в прессе, зачастую затрагивает широкий спектр жизни российского общества. Это, как правило, национальные и этно-конфессиональные отношения, демографические и миграционные процессы, этнический экстремизм и преступность. Поэтому подача материалов в СМИ должна нести объективный характер, отличаться тактичностью, поскольку любая информация на религиозную тему является формой актуализации и даже пропаганды ксенофобских экстремистских настроений. Журналисты, возможно даже в силу своей некомпетентности, сами того не желая, могут спровоцировать проявления экстремизма в отдельных структурах общества.

Как отмечала Е. Э. Ганаева при наступлении определенной стабилизации в обществе тематика, связанная с проявлениями экстремизма, включая и религиозного, становится невостребованной для СМИ, о ней просто забывают. [7, с. 509] Неоднозначность освещения проявлений религиозного экстремизма в СМИ демонстрирует отсутствие четко выраженной политики, в том числе и государственной. Потенциал СМИ используется различными заинтересованными акторами разнонаправлено, что предопределяет возможность как конструктивного, так и дестабилизирующего воздействия. В основании отсутствия четкого вектора в использовании СМИ, а также в проводимой ими политики лежит нерешенность вопроса о разграничении в политическом пространстве современной России дихотомии светское/религиозное и границ их применимости.

 

Литература:

 

  1.      Бидова Б. Б. Психолого-политическое понимание экстремизма [Текст] / Б. Б. Бидова // Молодой ученый. — 2013. — № 1. — С. 259–260.
  2.      Решение Ростовского областного суда от 11.09. 2009 г. № 3–1/09 о ликвидации и признании экстремистской Местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Таганрог» Электронный ресурс: http://to61.minjust.ru/ru/press/news/8-dekabrya-2009-goda-vstupilo-v-zakonnuyu-silu-reshenie-rostovskogo-oblastnogo-suda (дата обращения 22.12.2015)
  3.      Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 28.11.2015) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. ст. 4465.
  4.      Бидова Б. Б.Толерантность как часть политической культуры: проблемы концептуализации и российские особенности//Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. 2012. № 6. С. 66–68.
  5.      СатминА. М. Современная демократия: очерки становления и развития. — М., 2009. С. 115–226.
  6.      Щипков А. В. Роль СМИ в формировании толерантности и предотвращении межрелигиозных конфликтов. Электронный ресурс: https://mospat.ru/archive/2003/10/nr310242/ (дата обращения 22.12.2015)
  7.      Ганаева Е. Э. О совершенствовании системы противодействия экстремистской и террористической деятельности в открытых телекоммуникационных сетях // Молодой ученый. — 2014. — № 21. -С. 506–509.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle