Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Предмет диспозитивного режима уголовно-правового регулирования // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 799-800.



 

Провозглашение прав и свобод человека высшей ценностью предопределило гуманизацию правовой системы и переосмысление ее социальной значимости. Если ранее правовые возможности личности рассматривались в ракурсе позитивного права, то в настоящее время акценты смещаются в сторону естественного права. Стало очевидно, что наука нуждается в разработке такой концепции, которая смогла бы объяснить происходящие изменения, не поколебав идею верховенства закона. Этой задаче в полной мере соответствует концепция правозащитного уголовно- правового регулирования.

Если в общей теории права вопрос о существовании правозащитного регулирования активно разрабатывается, то в отраслевых науках он рассматривается исключительно в постановочном ключе либо вовсе не обсуждается. Так, стереотип «уголовное право наказывает преступника, значит, охраняет потерпевшего» настолько укрепился в уголовно-правовой доктрине, что попытки оспорить его или поставить под сомнение воспринимаются учеными с недоумением и враждебностью. При этом не замечается очевидный диссонанс в оценках сущности уголовного права и его задач: если предмет регулирования составляют «властеотношения между преступником и государством в лице правоохранительных органов», неясно, в чем выражается охранительная функция УК. В современном восприятии признание уголовного закона средством охраны интересов личности равносильно признанию палача защитником жертвы преступления. Очевидно, что в модели «охрана прав — наказание виновного» утрачено важное смысловое звено, позволяющее установить связь между охранительной задачей и карательными механизмами. И этим звеном является правозащитное уголовно-правовое регулирование.

Право лица на правовую защиту оказывает серьезное влияние на государство, побуждая его к построению правовых отношений на основе принципов гуманизма, уважения и соблюдения прав частных лиц. Оно обязано не только обеспечить это право, но и создать нормы, регулирующие право на правовую защиту.

Правозащитные уголовно-правовые отношения обладают рядом функциональных особенностей, позволяющих выделить их из общего ряда правоотношений: юридическим фактом их возникновения является реализация частным лицом права на защиту своего субъективного права; с содержательной стороны правозащитные отношения характеризуются юридической связью, в которой управомоченной стороной является лицо, наделенное правом на правовую защиту (или правом на защиту права); право на правовую защиту прав обеспечено возможностью применения к правонарушителю мер государственного принуждения. Этот признак позволяет связать воедино охранительную направленность уголовно-правового регулирования и его «наказательные» начала.

Наиболее полно своеобразие правозащитных отношений выражено в правовом статусе личности как обладателя права.

Охрана личности осуществляется в рамках реализации частным лицом своего права на правовую защиту. Следует различать субъективное право как объект правозащитного уголовно-правового отношения и субъективное право на защиту права как содержательный элемент такого правоотношения.

Право на защиту, как и субъективное право в целом, представляет собой «выраженные в норме права и закрепленные в ней: а) возможность пользования определенным социальным благом; б) полномочие совершать определенные действия и требовать соответствующих действий от других лиц; в) свободу поведения, поступков в границах, установленных нормой права» [1].

В зависимости от особенностей реализации права частного лица на самостоятельную защиту права можно выделить следующие отношения, составляющие предмет диспозитивного режима уголовно-правового регулирования.

  1.      Правоотношения «обладатель права — государство» имеют в большей мере идеологический, нежели фактический характер. Они свидетельствуют о легитимности уголовного законодательства в сфере охраны интересов личности и юридических лиц и позволяют разграничить частные и публичные начала уголовно- правового регулирования. Их содержание составляет право-требование частного лица и корреспондирующая ему обязанность государства соблюдать правовые стандарты защиты личности и юридических лиц, создавать эффективную систему уголовно-правовой охраны субъективных прав, учитывая ценность охраняемого блага, характер и степень общественной опасности посягательств на субъективные права частных лиц.
  2.      Право-пользование, или правомочие на собственные действия, связанные с отчуждением права на защиту субъективного права, осуществляется в рамках уголовно-правовых отношений «обладатель права — причинитель вреда».
  3.      Право-притязание частного лица выражается в требовании восстановления нарушенных прав и привлечения виновного к уголовной ответственности. Многообразие вариантов поведения исключает возможность построения универсальной модели уголовно-правовых отношений, но позволяет выделить блок устойчивых связей «государство — потерпевший» и «потерпевший — преступник».
  4.      Потерпевший как обладатель нарушенного преступлением субъективного права может осуществлять его самостоятельную защиту в пределах, установленных Конституцией (ч. 2 ст. 45) и УК РФ (ст.ст. 37, 39). Совершение общественно опасного посягательства инициирует возникновение отношений, строящихся в горизонтальной плоскости, между потерпевшим и причинителем вреда. Лицо наделяется правом на вынужденное причинение вреда в объеме и пределах, соответствующих ценности защищаемого блага, интенсивности действий причинителя вреда и обстановке самозащиты. Если оно не выходит за рамки правомерности самозащиты, преступность деяния исключается. В противном случае возникают уголовно-правовые отношения ответственности, в которых обладатель нарушенного права приобретает статус виновного.

Подводя итог исследованию проблем, связанных с определением предмета диспозитивного режима уголовно-правового регулирования, можно сформулировать следующие выводы:

          уголовно-правовое регулирование отношений по осуществлению права частного лица на защиту права осуществляется в рамках диспозитивного режима уголовно-правового воздействия. Его предмет составляет широкий комплекс правозащитных (регулятивных и охранительных) отношений, возникающих вследствие реализации частным лицом своего субъективного права на защиту права. Содержание этих отношений образуется различной комбинацией правовых связей, возникающих между частным лицом — обладателем права на защиту права, с одной стороны, и государством и (или) причинителем вреда — с другой;

          эти связи возникают как на стадии формирования и принятия уголовно- правовых запретов (регулятивные правозащитные отношения), так и на этапах привлечения виновного к уголовной ответственности и назначения наказания (охранительные правозащитные связи), могут иметь вертикальный и горизонтальный характер. При всем многообразии данные отношения объединяет общий объект — субъективное право личности (юридического лица) на частный интерес.

 

Литература:

 

  1.                Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л.Уголовное право в схемах и определениях (общая часть). — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015.- 362с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle