Библиографическое описание:

Валиева А. Р. Судебный юрисдикционный процесс как категория общепроцессуальной теории // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 712-716.



 

В статье на основе анализа категории «юридический процесс» обоснована модель судебного юрисдикционного процесса как разновидности юрисдикционной формы защиты прав и свобод граждан и их организаций.

Ключевые слова: процесс,юридический процесс, юрисдикционный процесс.

 

В современных условиях развития правовой системы судьбоносное значение для самоопределения личности имеет судебная защита ее правового статуса. Судебная защита гарантируется тем, что она осуществляется в рамках процесса, обеспечивающего организованность и последовательность деятельности по ее осуществлению. Однако, во-первых, процесс характерен не только деятельности по судебной защите прав и свобод граждан и их организаций, но и иным видам юридической деятельности. Во-вторых, судебная защита осуществляется в рамках особых, свойственных только ей, процедур. Это обусловливает актуальность изучения разнородной сущности общетеоретической категории «юридический процесс», которая имеет методологическое значение для выделения и характеристики ее видовых конструкций.В юридической науке юридическому процессу посвящены специальные труды [2, 19, 14]. Несмотря на значительное количество научных трудов вопрос о понятии и видах юридического процесса до конца не решен. Между тем, «движение (развитие) любого явления представлено соответствующим процессом (порядком) [1; 15], а «материальное право … имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы» [13; 158]. Процесс, по выражению К. Маркса, есть «форма жизни закона» [13; 158]. В свете сказанного заслуживает внимания замечание А. А. Павлушиной о том, что «...юридический процесс» более реален, чем само право, поскольку он и есть — право в действии, деятельности, поведении, динамике и т. п. В этом смысле право есть статика, а процесс — оно же, но в динамическом разрезе, развитии»[14; 155]. Приведенные тезисы могут служить методологической основой характеристики юридического процесса для целей выделения и обоснования судебного юрисдикционного процесса» как особой юрисдикционной формы защиты прав и свобод граждан и их организаций.

В общей теории права сложилось два основных подхода к определению юридического процесса как общетеоретической категории, так называемый «узкий» и «широкий» подходы. В контексте существующей в науке классификации юридического процесса важным представляется интегративный подход к восприятию процесса, представленный концепцией его «широкого» понимания. Как утверждает А. А. Павлушина, «теория, получившая впоследствии название «широкого» юридического процесса, была с этим названием впервые предложена в российской теории права В. М. Горшеневым, П. Е. Недбайло и их научной школой» [14; 151]. По мнению А. В. Козловой, «“широкое” понимание юридического процесса является залогом эффективного правового регулирования защиты публичного и частного интересов» [9; 39]. Как справедливо отмечает К. И. Егоров, «в современной литературе по теории права юридический процесс рассматривается в более широком смысле, как общеправовая конструкция» [5; 66]. Юридический процесс в широком смысле — это взятые в единстве правотворческий, правоприменительный и праворазъяснительный процессы. По мнению В. И. Леушина, «юридический процесс — это урегулированный процессуальными нормами порядок деятельности компетентных государственных органов, состоящий в подготовке, принятии и документальном закреплении юридических решений общего или индивидуального характера» [11; 411]. Близки по значению трактовки Н. Н. Вопленко и И. М. Зайцева. Юридический процесс, — отмечает И. М. Зайцев, — «это всегда определенная совокупность последовательно совершаемых действий и постановляемых актов» [8; 442].Н. Н. Вопленко понимает юридический процесс как «систему логически взаимосвязанных действий и операций, выражающих государственную деятельность по изданию правовых актов, совершению юридически значимых поступков» [3; 460]. В рамках «узкого» подхода юридический процесс определяют через посредство юрисдикционной деятельности государственных властных органов, ограничивая его деятельностью судов «либо включают в него все виды юрисдикционной (правоохранительной) деятельности, независимо от того, каким образом она осуществляется» [16; 252].Многие ученые, — отмечает Д. Н. Бахрах, — под юридическим процессом понимают только судопроизводство. Другие понимают его более широко — как юрисдикционную деятельность уполномоченных органов [См.:2;83]. И. С. Куксин предлагает следующее определение понятия юридического процесса: «Юридический процесс — это регламентируемая нормами права целенаправленная, динамическая деятельностьлюбого субъекта права, имеющего права и обязанности, носящая комплексный характер и представляющая собой совокупность последовательных взаимосвязанных правовых процедур, действий, возникающих по поводу защиты прав, охраняемых законом интересов» [См.: 10; 78].Исходя из его узкого значения, т. е. как юрисдикционного процесса, юридический процесс классифицируется в зависимости от предмета правового регулирования на административный, гражданский, уголовный, арбитражный, конституционный. Изучение литературы по проблематике юридического процесса позволяет заключить, что определение его понятия в его узком и широком понимании представлено деятельностным аспектом, в рамках которого в основе дефиниции используется категория «деятельность».

В общей теории права юридическая природа процесса объясняется в правореализационном аспекте. «Потребность в реализации норм права, — отмечает Ю. С. Решетов, — обусловливает процедурно-процессуальную правореализующую деятельность» [15;91]. «Для характеристики юридического процесса, — отмечает И. М. Зайцев, — первостепенное значение имеет категория формы деятельности. <…> Она представляет собой совокупность требований к действиям участников процесса, направленным на достижение конкретного результата. … служит одной из гарантий точного и неуклонного применения, соблюдения и исполнения юридических норм» [6; 41]. Приведенные примеры трактовок юридического процесса позволяют констатировать, что форма деятельности выделяется в качестве его характерного признака. При всем разнообразии подходов к восприятию юридического процесса важное место среди них, на наш взгляд, занимает ее трактовка в судопроизводственном аспекте, который обусловливается положением п. 2 ст. 118КонституцииРоссийскойФедерации.

В концепции юридического процесса важным представляется поиск общего критерия для обоснования состоятельности юридического процесса «не только как научной абстракции, но и как реально существующего явления социальной жизни» [4;155]. На наш взгляд, таким критерием интегративности категории юридического процесса, которая может выступать в качестве общеправовой категории, способной объединить в себе общие черты существующих видов юридической процессуальной деятельности, является общность или единство характера содержания и формы различных видов юридической деятельности. На наш взгляд, это те виды юридической деятельности, характер содержания и формы осуществления которых отличается публичным и процедурным характером, происходит в рамках и на основе особого порядка. По мнению И. М. Зайцева, «нормативно установленные формы упорядочения юридической деятельности и образуют юридический процесс» [6; 441]. Данный ученый включает в юридический процесс, как судебные процессы (судопроизводства), так и различные правовые процедуры. По мнению И. М. Зайцева, «как судебный процесс, так и любая правовая процедура представляет собой нормативно установленный порядок осуществления юридической деятельности, т. е. определенную юридическую форму» [7;446]. Не менее важным представляется данный критерий и для обоснования состоятельности категории «юрисдикционный процесс». Здесь можно руководствоваться, назовем его так, «матрешечным» принципом. В той мере, в какой юридический процесс выступает родовой категорией для юрисдикционного процесса, в той же мере юрисдикционный процесс является родовой категорией для судебного или внесудебного юрисдикционных процессов, а также конституционного, гражданского, арбитражного, административного и уголовного процессов. Поэтому категория «юрисдикционный процесс» не менее актуальна как в методологическом, так и теоретическом аспекте. Несмотря на специфику конституционного, гражданского, уголовного и административного процессов им характерны общие черты или свойства, требующие своего обобщенного изучения в рамках единой общеправовой категории.

В юридической науке вопрос о видах юрисдикционного процесса решается неоднозначно. На наш взгляд, важным признаком, позволяющим дать ответ на указанный вопрос, является предмет юрисдикционного процесса. В учении о юрисдикционном процессе доминирует точка зрения, в соответствии с которой его предметом, в отличие от других правовых процессов, выступает нарушение права.

Одним из характерных признаков юрисдикционного процесса является охранительный характер отношений как предмета правоприменительной деятельности. Значение юрисдикционного процесса в том, что в его рамках осуществляется защита нарушенного права и законного (частного или публичного) интереса. С этой точки зрения это правоохранительная форма правореализационной правоприменительной деятельности по разрешению юридических конфликтов, возникающих вследствие спора о праве или нарушения права, а также реализации юридической ответственности. Юрисдикционный процесс как целенаправленный процесс имеет целью реализацию охранительных норм права в связи со спором о праве или фактом правонарушения. Между правонарушениями и спорами о праве имеется органичная взаимосвязь. С одной стороны, споры о праве обусловлены нарушением объективного и субъективного права. С другой стороны, нарушение объективного и субъективного права, обусловливает спор о праве. Споры о праве и правонарушения связаны общим признаком — они имеют своим содержанием конфликт социальных интересов. Многие авторы считают, что «юрисдикционный процесс возникает и имеет место там, где необходимо решать спор о праве, о нарушении правовых предписаний» [20, 18].

Исходя из суждений ученых о том, что юрисдикционный процесс возникает в силу спора о праве как разновидности правового конфликта, можно сделать вывод о конфликтологической природе юрисдикционного процесса. Здесь, однако, следует сказать, что, на наш взгляд, конфликт является не причиной, а предпосылкой возникновения юрисдикционного процесса. Если потерпевший не реализует свое право на защиту в юрисдикционной форме, то конфликт сохранит лишь статус предпосылки. Поэтому природа юрисдикционного процесса непосредственно обусловливается не самим конфликтом, а волей потерпевшего от конфликта лица, который по своему усмотрению распоряжается правом на защиту его охраняемых законом интересов, т. е. законных интересов путем обращения в суд. Вместе с тем, если потерпевший реализует право на юрисдикционную форму защиты нарушенных прав, то спор о нарушении права как разновидность конфликта становится предметом юрисдикции уполномоченного органа и юрисдикционного процесса.

Учитывая неоднозначность трактовок юридического процесса вообще, юрисдикционного процесса в частности, представляется важным видеть в них те синтетические черты, которые позволяют уточнить сущность и содержание каждого из них в общеправовом аспекте в порядке выделения существенных признаков судебного юрисдикционного процесса. Изучение вопроса о сущности юрисдикционного процесса приводит к выводу о том, что он может быть классифицирован (по характеру производства дел о правонарушениях). Специфика юрисдикции и характера производства дел о правонарушениях в самой системе государственных органов обусловливает классификацию юрисдикционного процесса, в рамках которой можно выделять внесудебный и судебный юрисдикционные процессы. Основанием такого разграничения выступает специфика (характер) процедур производства дел о правонарушениях. Во внесудебном или досудебном юрисдикционном процессе реализуются отношения властной субординации, в рамках которой властный субъект выносит решение поделу о нарушении права в одностороннем порядке. Процедуры внесудебного (досудебного) юрисдикционного процесса отличаются от процедур судебного производства тем, что они действуют в системе отношений бесспорного характера. Это означает, что субъект, чьи права нарушены изданным правовым актом или неправомерными действиями других лиц, а также принятыми в отношении его мерами юридической ответственности, соглашается с ними. В случае же несогласия вопрос о нарушении права переходит в русло судебного юрисдикционного процесса. Так, потерпевший от гражданско-правового деликта или преступления, относящегося к категории дел частного обвинения, может по своей воле урегулировать конфликт в досудебном порядке или обратиться в мировой суд.

Применительно к нашему исследованию значение модели судебного юрисдикционного процесса как общеправовой категории заключается в ее интегративном характере, призванном служить гносеологической основой для выявления и описания ее общих закономерностей. Думается, что для целей исследования сложного и многогранного процессуального порядка рассмотрения и разрешения споров о нарушении объективного и субъективного права судом использование категории «судебный юрисдикционный процесс» представляется оправданным. Данная категория этимологически более доступна для восприятия и исследования механизма осуществления судебной власти по рассмотрению и разрешению споров о нарушении права.

Юрисдикция несудебных и судебных органов отличается своим характером. Несудебные субъекты правоохранительной юрисдикции рассматривают дела о нарушении вне спора с субъектами правонарушения. Их юрисдикция — пресечение нарушения права. Предмет же юрисдикции суда — рассмотрение и разрешение юридических конфликтов, связанных со спором о праве или нарушением объективного и субъективного права. Отличаются внесудебный и судебный юрисдикционный процессы и процедурными особенностями их производства. Как верно отмечает А. А. Павлушина, «не вид осуществляющего процедуру органа, но характер процедуры является первичным при определении вида процесса» [14; 269] Поэтому в рамках юрисдикционного процесса логично выделять внесудебный(применение санкций уполномоченными должностными лицами, например, наложение административного наказания в виде штрафа должностным лицом ГИБДД)и судебныйюрисдикционный процесс, т. е. нормативно установленный порядок осуществления судебной юрисдикции по разрешению спора о нарушении права. В судебном юрисдикционном процессе порядок реализации полномочий суда как субъект юрисдикции не ограничивается только лишь их правовой активностью. Судебный юрисдикционный процесс не обходится без правовой активности других его участников, в отношении которых или с участием которых осуществляется рассмотрение и разрешение споров о нарушении права (истец, потерпевший, ответчик, подсудимый, иные участники).

Характерным признаком судебного юрсдикционного процессаявляется спорный характер его предмета, т. е. отношений, обусловленных спором о нарушении права. То есть, для того чтобы такой процесс возник и в дальнейшем существовал, необходим спор о нарушении права. В этой связи во всех случаях отсутствия спора или оспаривания действий субъектов юрисдикции субъектами правонарушения, на наш взгляд, имеет смысл выделять внесудебное юрисдикционное производство. Так, наложение контролером штрафа на пассажира, не имеющего билета на проезд, или применение сотрудником ГИБДД меры административной ответственности в отношении водителя, допустившего явное нарушение правил дорожного движения, зафиксированного средствами видео/фотофиксации, есть лишь простые процедуры одновременного установления факта правонарушения и применения меры ответственности. В данном случае процедура установления факта правонарушения и реализация охранительных норм имеют единовременный характер. Имеет место простая процедура взаимной (субъекта правонарушения и субъекта юрисдикции) констатации правонарушения и конклюдентного, вербального и (или) письменного волеизъявления субъекта правонарушения о признании вины (например, путем подписания протокола об административном правонарушении) как основания для принятия акта правоприменения о юридической ответственности. Здесь взаимодействие субъекта юрисдикции и субъекта правонарушения имеет характер властной субординации, исключающий спор между данными субъектами. Совершенно иной характер имеет взаимодействие субъекта юрисдикции и субъекта правонарушения в судебном юрисдикционном процессе. Во-первых, указанные субъекты имеют статус сторон судебного юрисдикционного процесса и находятся в положении равенства между собой как участники спора. Во-вторых, взаимодействие суда как субъекта юрисдикции со сторонами основано на координации, сочетании и взаимного влияния, обусловленных данной формой юрисдикционного процесса. В-третьих, суд как субъект юрисдикции рассматривает и разрешает дело о правонарушении в рамках спора о нарушении права. Из сказанного следует еще один признак судебного юрисдикционного процесса — сложность состава как разновидости юридического процесса, который «не сводится к единичному правоприменительному предписанию, он предполагает целую цепочку взаимно дополняющих и обусловливающих друг друга актов, из которых один служит основным, а остальные имеют вспомогательный характер, поскольку подготавливают принятие основного акта, позволяют определить его законность и обоснованность, обеспечивают его надлежащее исполнение» [17; 299].

Существенной характеристикой судебного юрисдикционного процесса является его состязательный характер. В литературе состязательную процедуру разрешения дела отмечают в качестве признака судебного юрисдикционного процесса. Так, например, состязательную процедуру разрешения дела в качестве обязательного признака этой формы правоприменительной деятельности выделяет А. П. Шергин, который отмечает, что «с юрисдикционной деятельностью связывают чаще всего правосудие…». [18; 9]. В действительности состязательность характерна судебному юрисдикционному процессу. В несудебном юрисдикционном процессе имеет место субординация властных отношений субъекта юрисдикции с субъектом правонарушения. Состязательный характер судебного юрисдикционного процесса становится возможным в силу принципа равенства его участников. Данный принцип отличает судебный юрисдикционный процесс от внесудебного юрисдикционного процесса, в котором, как уже отмечалось, действует принцип властной субординации субъекта юрисдикции с субъектом правонарушения.

При определении сущности судебного юрисдикционного процесса представляется логичным исходить не только из категории юрисдикция, как это делают некоторые авторы, а с учетом сущности категории процесс, так как оно является определяющим родовым понятием. Если процесс есть порядок деятельности, то юрисдикционный процесс — порядок реализации полномочий субъектов юрисдикции, а судебный юрисдикционный процесс — порядок реализации правомочий суда как субъекта юрисдикции и иных его участников. Синтезируя изложенное относительно значения терминов «процесс», «юрисдикция», а также исходя из классификации субъектов правоприменения и предмета их юрисдикции, можно заключить следующее. Понятие «судебный юрисдикционный процесс», и в этом его теоретическое значение, отграничивает судебный (судопроизводственный) порядок юрисдикционной правоприменительной деятельности от внесудебного порядка ее осуществления. Поэтому понятие «судебный юрисдикционный процесс» тождественно понятию «судебный правоприменительный процесс».

С учетом изложенных аспектов соотношения рассмотренных видов процесса можно сформулировать следующее определение понятия «судебный юрисдикционныйпроцесс». Судебный юрисдикционный процесс — это организационная форма осуществления судебной властипорассмотрению и разрешению судом споров о праве или его нарушении на основе правореализационной активности суда и лиц, участвующих в деле. Судебный юрисдикционный процесс как общеправовая категория имеет своим назначением интегрировать в себе общие проявления сущности и содержания различных видов судопроизводства, предусмотренных п. 2 ст. 118 Конституции РФ. С этой точки зрения судебный юрисдикционный процесс выступает родовой категорией по отношению к конституционному, гражданскому, административному и уголовному процессам.

 

Литература:

 

  1.                Азми Д. М. Правовое значение и соотношение понятий «процесс» и «процедура» // Адвокат. 2009. № 12. С.13–20.
  2.                Бахрах Д. Н. Юридический процесс: понятие, особенности и виды // Государство и право. 2009. № 7. М.: Наука. С.82–86.
  3.                Вопленко Н. Н. Реализация права. Понятие и особенности применения права // Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Изд. 2-е, перераб. и доп. Отв. ред. проф. М. Н. Марченко. Том 2. — М.: ИКД «Зерцало — М», 2001. С.460 465.
  4.                Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков. М.: Волтерс Клувер, 2004. — 448с.
  5.                Егоров К. И. Правоприменение как разновидность юридического процесса // Российский юридический журнал. 2011. № 3. С.66–69.
  6.                Зайцев И. М. Понятие и содержание юридического процесса // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2000. С.440–442.
  7.                Зайцев И. М. Правовые процедуры и судебные процессы / Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько — 2-е изд. перераб. и доп. М.: Юрист, 2001. С.445–448.
  8.                Зайцев И. М. Стадии юридического процесса // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2000. С.442–444.
  9.                Козлова А. В. О видах юридического процесса: теория вопроса // Вопросы экономики и права. 2012. № 12. С.38–42.
  10.            Куксин И. С. Юридический процесс: сущность и значение // Современное право. 2008. № 6. С.75–78.
  11.            Леушин В. И. Юридический процесс // Теория государства и права: Учебник для вузов. 2-е изд., изм. и доп. / Под ред.проф. В. М. Корельского и проф. В. Д. Перевалова. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА- М., 2000. С.411.
  12.            Максютин М. В. Теория юрисдикционного процесса / Под ред. заслуженного работника культуры РФ, д.юр.н., проф. В. И. Авсеенко — М.: Московский психолого-социальный институт, 2004. — 200с.
  13.            Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.1. — М., 1964. 2-е изд. С.158. 698с.
  14.            Павлушина А. А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития / под ред. В. М. Ведяхина. — Самара: ГОУ ВПО «Самарская государственная экономическая академия», 2005. — 480с.
  15.            Решетов Ю. С. Правовая система российского общества // Основные характеристики российской правовой действительности / под науч. ред. Ю. С. Решетова. — Казань: Казан. ун-т, 2010. — С.70–92.
  16.            Солдатова О. Е. Некоторые подходы к пониманию правовой категории «юридический процесс» [Электронный ресурс] // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 10–1. С.252. — URL: http://www.online-science.ru/m/products/law_sciense/gid1890/pg0/
  17.            Фаткуллин Ф. Н. Проблемы теории государства и права — Казань: изд-во Казан. ун-та, 1987. — 336 с.
  18.            Шергин А. П. Административная юрисдикция. — М.: Юрид. лит., 1979. — 144с.
  19.            Баландин В.Н. Павлушина А.А. О видах юридического процесса // Правоведение. 2002. №4 (243). С.22-3
  20.            Салищева Н.Г. Гражданин и административная юрисдикция в СССР. М., 1970. С.19

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle