Библиографическое описание:

Айсханова Е. С. Диспозитивность в науке уголовного права // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 689-691.

 

 

Диспозитивность в уголовном праве органически связана с дозволением, но дозволением особого рода и для ограниченного круга адресатов. Речь идет о предоставлении возможности частному лицу — обладателю охраняемых уголовным законом прав самостоятельно реализовывать свои субъективные права в рамках уголовно-правовых отношений с государством и преступником, предъявлять правовые требования и притязания для максимальной защиты частного интереса.Что же касается лиц, совершивших преступления, то их правовая свобода находится вне рамок диспозитивного режима уголовно-правового регулирования, хотя, без сомнения, является проявлением дозволения в уголовном праве.

По общему правилу, совершение преступления является юридическим фактом возникновения властеотношений между преступником и государством, в рамках которых к виновному применяются меры воздействия и ограничивается ряд его личных прав. Субординационный характер связей «государство — преступник» не позволяет рассматривать виновного как в полной мере управомоченное лицо. Он, несомненно, сохраняет за собой правосубъектность, но она, как правило, реализуется в пределах уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений, в то время как в материальных отношениях ответственности преступник находится в положении обязанной стороны, а проявления диспозитивности в этом случае имеют эпизодический, несистемный характер.

Сложно согласиться с оценкой диспозитивности как свойства нормы права. По утверждению A. A. Гаджиевой, «диспозитивные нормы, предоставляя автономию заинтересованным лицам, одновременно определяют правило для применения его на случай, если волей заинтересованных лиц не будет установлено другое» [1]. Автор переносит акцент с сущности диспозитивности на ее формальное выражение в тексте нормативного акта: «Диспозитивность выражается в следующих формулировках: «лицо может быть освобождено», «военнослужащий (несовершеннолетний) может быть освобожден», «суд может отсрочить». Такого рода подход ограничивает сущность диспозитивности ее частным проявлением. Нормативное закрепление возможности самостоятельной реализации субъективных прав является следствием развития диспозитивных начал правового регулирования, но не их содержанием. Кроме того, точка зрения A. A. Гаджиевой содержит в себе системную ошибку. Использование в уголовном законе формулировки «лицо может быть освобождено» не является признаком диспозитивной нормы, так как положения закона обращены к государственным органам, а для них право- усмотрение одновременно является юридической обязанностью.

В стремлении сгладить противоречия в трактовке диспозитивности исследователи предлагают рассматривать ее в двух качествах: как универсальную категорию частного права, основанную на свободе воли управомоченных лиц, и как явление-исключение в публичном праве.

В своих рассуждениях они обходят вниманием вопрос о том, возможно ли, чтобы одно и то же понятие в одних случаях выступало системообразующей категорией, критерием и мерилом построения правовых норм, а в других — применялось по остаточному принципу, когда императивные механизмы не способны обеспечить интересы частного лица.

В настоящее время наука поставлена перед сложной дилеммой: или признать, что диспозитивность является единым образованием, имеющим одинаковые идейное наполнение и функциональную направленность в различных отраслях права, либо дифференцировать диспозитивность в гражданском, трудовом, семейном, административном, уголовном праве и вкладывать в это понятие различную смысловую нагрузку.

Диспозитивностъ является системообразующей категорией, обладающей относительно устойчивыми идейным наполнением и функциональной направленностью, представленной в различных отраслях права различным объемом инструментов и средств правового регулирования [2].

Диспозитивность в современном праве представляет собой относительно самостоятельное и динамично развивающееся явление. Проявляясь в различных отраслях права различным объемом правовых средств, она сохраняет общеотраслевую целостность, идейно-политическую и функциональную направленность.

Диспозитивность имеет место там, где есть частный интерес как антипод публичного. Речь, однако, идет не о любом частном интересе, а только о том, который опосредован правом и приобрел характер субъективного права. Закладывая в основу оценки диспозитивности реализацию субъективного права, считаем оправданным смещение акцентов с установления пределов реализации диспозитивного метода на исследование проблематики, связанной с разработкой механизма охраны прав и свобод частных лиц. Очевидно, что этот механизм должен иметь под собой серьезную идейно- политическую основу и содержать различные правовые средства.Конкретные средства воздействия на субъект права закрепляются на уровне отдельных юридических норм и реализуются в запретах, предписаниях, дозволениях. Последние образуют ресурсную базу для конструирования моделей правового регулирования, максимально адаптированных к особенностям предмета правового регулирования.

Особенности диспозитивности как институционального образования наиболее емко отражены в понятии «юридический режим». Оно позволяет отразить многообразие структурных элементов и проявлений диспозитивности, воплощает в себе все богатство особенного, индивидуального, отдельного и частного в отраслевом регулировании частного интереса, но оценивает их в «снятом виде» через существенные, первостепенные и необходимые признаки. Как общее междисциплинарное понятие, он неизбежно «огрубляет» всю сложность связей и отношений правовой действительности. Но это закономерно, «ибо всякое понятие (схема, теоретическая модель или конструкция) «останавливает» движение реальной жизни. И, тем не менее, «останавливая» живую жизнь, понятие в то же время является единственно возможной ступенью на пути к ее постижению» [3].

Правоотношения, связанные с охраной субъективных прав, отражают свойства не только позитивного, но и естественного права. С этих позиций оценка правового регулирования как особой формы управления схематична и не способна отразить всего многообразия связей в рамках регламентации и охраны частного интереса.

Критический анализ существующих подходов позволяет выделить следующие системные свойства режима.

  1.                Ограничение предмета правового регулирования (охраны) определенным кругом общественных отношений. Именно особенности предмета обусловливают потребность в построении специальной модели правового регулирования и в наполнении ее идейно-политическим содержанием. В частности, диспозитивный режим уголовно-правового регулирования связан с обеспечением правовой безопасности личности (либо экономических интересов юридического лица). Правовой режим возникает только тогда, когда специфика регулируемых отношений требует создать для данных отношений особую, отличную от отраслевой, правовую среду, чтобы сделать правовое регулирование наиболее эффективным и целесообразным.Очевидно, что публичный характер уголовного права не позволяет в полной мере обеспечить защиту субъективных прав посредством наделения частного лица правом на их защиту. И именно потребность в регулировании такого рода отношений стала причиной формирования в рамках отрасли диспозитивного режима уголовно-правового регулирования.Режим охватывает не любые формы социальных связей личности, а лишь те, которые удовлетворяют следующим требованиям: а) являются устойчивыми; б) допускают по своим свойствам возможность государственно-правового (внешнего) контроля; в) объективно нуждаются в урегулировании.
  2.                Применение строго определенных методов правового воздействия. Режим не ограничен одним методом правового регулирования и ни по содержанию, ни по форме не может быть с ним отождествлен. С этих позиций сложно согласиться с утверждением, что диспозитивность в уголовном праве ограничивается реализацией диспозитивного метода.Диспозитивный метод, основанный на приеме дозволения, находит выражение в различных нормах и институтах уголовного права, но только малую часть из них можно включить в диспозитивный режим уголовно-правового регулирования. Понимая под последним систему уголовно-правового регулирования отношений, связанных с реализацией права частного лица на реализацию права на самостоятельную защиту частного интереса, нельзя отнести к нему дозволения, связанные с предоставлением виновному определенной свободы воли в отношениях с государством (добровольный отказ от совершения преступления, деятельное раскаяние и др.). Диспозитивный метод в данном случае находится за рамками диспозитивного режима, поскольку не соответствует его предмету.Диспозитивный режим не исключает применение императивных методов, но в нем, в отличие от отраслевого регулирования, они имеют ограниченное применение. Как правило, императивные методы служат для того, чтобы создавать гарантии реализации субъективного права, обеспечивать соблюдение обязанности государства и третьих лиц не препятствовать осуществлению частным лицом своего субъективного права.Несмотря на сочетание различных методов, режим правового регулирования характеризуется очевидным преобладанием одного из них. Применительно к каждому юридическому режиму можно с достаточной четкостью определить, что лежит в его основе — запрет, дозволение или позитивное обязывание.В основу диспозитивного режима уголовно-правового регулирования положен не просто диспозитивный метод, а общее дозволение, еще точнее, основанный на нем тип правового регулирования.

На основе изложенного диспозитивный режим уголовно-правового регулирования можно определить как систему правового регулирования конкретного круга общественных отношений, которую характеризуют специфические принципы, методы, способы и средства воздействия.

Диспозитивный режим в уголовном праве — это особое состояние правовой материи внутри отраслевого уголовно-правового регулирования. Будучи обусловлен характером общественных отношений и объективной потребностью в их надлежащем и эффективном регулировании, он свидетельствует о многогранности, многомерности уголовного права как отрасли, о том, что ключевое значение нормативности в оценках уголовного права не предполагает сведение его исключительно к императивности и запретам.

Диспозитивный режим предоставляет возможность частному лицу как участнику уголовно-правовых отношений самостоятельно реализовывать свои субъективные права, предъявлять правовые требования и притязания для максимальной защиты частного интереса.

В теории уголовного права диспозитивность рассматривается в различных качествах: как метод, прием, принцип правового воздействия. Такого рода оценки не являются ошибочными, но вместе с тем они отражают только отдельные аспекты изучаемого явления и не позволяют в полной мере оценить роль и потенциал диспозитивного режима уголовно-правового регулирования.

 

Литература:

 

  1.                Гаджиева A. A. Диспозитивные нормы в уголовном праве //Государство и право. 2003. № 11. — С. 97.
  2.                Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л.Уголовное право в схемах и определениях (общая часть). — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015.- 362с.
  3.                Керимов Д. А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. — М.: Изд-во СГУ, 2009. — С. 160.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle