Библиографическое описание:

Волкова Е. А., Барашян Л. Р. Философские и юридические подходы к пониманию категории «вины» // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 716-719.



 

В статье изложены основные подходы к определению вины как основания юридической ответственности. Уделяется особое внимание изучению мнений ученых философов, цивилистов в определении категории «вины».

Целью работы является исследование проблемы определения вины в гражданско-правовых отношениях. Рассматриваются и анализируются подходы к определению вины для достаточно полного раскрытия данного понятия.

Ключевые слова: вина, умысел, неосторожность, формы вины, концепции вины, И. Кант, Г. Гегель, З. Фрейд, дуалистическая природа вины.

 

Категория вины признается одной из ведущих категорий в юридической науке, поскольку она занимает центральное место при изучении вопросов юридической ответственности в теории и практике. Так, юридическая ответственность по общему правилу наступает только лишь за виновное причинение вреда. Общая формула теории права в представлении о вине, гласит: «без вины нет ответственности».

Недоработанность в определении понятия вины в цивилистической науки приводит к отсутствию в законодательстве Российской Федерации четкого легального и немногозначного определения вины, которая должна учитываться при возложении деликтной ответственности.

Следует отметить, что в гражданском праве вина как условие гражданско-правовой ответственности имеет немаловажную специфику.

Специфика заключается в особенностях гражданско-правовых отношений, а именно имущественных отношений, в основном носящих товарно-денежный характер. А также в компенсаторно-восстановительной функции гражданско-правовой ответственности, отражающей соответствие применения негативных последствий для правонарушителя и вызванных им убытков, а также компенсация имущественных потерь участника имущественного оборота от правонарушителя.

Также, для компенсации убытков, понесенных участником имущественных отношений, субъективное условие причинителя вреда к своему противоправному влиянию, не имеет особо важного значения. В связи с этим, в теории гражданского права определение формы вины не имеет юридического значения, поскольку гражданская ответственность для причинителя вреда наступает независимо от формы вины, так как достаточно лишь любой формы вины.

Категория вины является достаточно собирательным понятием, включающем в себя общие признаки, имеющиеся во всех формах и видах вины.

Для более углубленного изучения подходов к определению вины, на наш взгляд, необходимо обратиться к энциклопедическим данным.

Так, в словаре современного русского литературного языка, вина определяется, как:

1)                 «проступок, преступление;

2)                 «ответственность за проступок, преступление»;

3)                 «обстоятельства, являющиеся причиной каких-либо действий, поступков». [4]

В толковом словаре В. Даля приводится следующие дефиниции «вины»: «начало, причина, источникъ, поводъ, предлогъ, провинность, проступокъ, преступление, прегрешение, грехъ». [6]

Большое место категория вины занимает в истории философской мысли (Аристотель, Эмпедокл, Гераклит, Сенека, Б. Спиноза, И. Кант, Г. Гегель, Ф. Ницше).

Равнозначной развитию культурному развитию XX века стала интерпретация вины, выдвинутая экзистенциальной философией (С. Кьеркегор, К. Ясперс, Ж. П. Сартр).

Психоаналитическое содержание категории вины изучали З. Фрейд, К. Г. Юнг, Э. Фромм, ее социально-психологической трактовкой занимались К. Лоренц, А. Швейцер, П. Сорокин. Также тема вины была актуальна и в русской философии, ее рассматривали такие деятели как С. Н. Булгаков, И. Ильин, Д. С. Лихачев.

Онтологический подход к пониманию вины делает акцент на ее дуалистическую природу. С одной стороны, вина — это вид определенных эмоций, эмоциональное состояние человека, которое наступает при совершении какого-либо негативного поступка. С другой стороны — вина представляет собой особую форму человеческого разума, ввиду того, что она основана на рассуждении, на рефлексии, на тщательном анализе причин и последствий того или иного поступка или события. [8]

Главнейшую роль в исследовании природы вины принадлежит классической немецкой философии. Двойственность вины приобретает свои современные очертания благодаря философским воззрениям И. Канта и Г. Гегеля.

Так, рассматривая поступки человека и анализируя свободу воли, И. Кант предлагает оценивать как эмпирическую сторону, выражающуюся во внешнем проявлении противоправного поступка, так и мыслительный элемент деятельности, являющейся результатом свободной воли человека. [6]

Г. Гегель, утверждал, что нельзя возводить убеждения и совесть индивида в рамки закона. Он, в частности, говорил, что невинного страдания не бывает, страдание всегда есть вина. Философ по факту противопоставляет внутреннее проявление вины, которое выражается в волевом намерении лица, и внешнее понимание вины как взгляд о поступке человека на основе его морального проявления объективных нравственных установок.

В связи с этим, субъекту могут быть причислены только такие деяния, которые обусловлены и определены его умыслом и намерением. При этом лишь из содержания того или иного морального суждения позволяется определить то, соответствует ли совесть определенного человека и его понимание о добре, совести и истинному добру или расходятся с ними. [3]

Один из представителей философской мыли С. Кьеркегор рассматривал категорию вины как противоположность свободы, которая восстанавливается у человека уже после того, как его вина в виде раскаяния была установлена.

Большое значение категория вины получила в работах основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда. З. Фрейд не только особо отметил, проиллюстрировал и объяснил сопровождающие чувство вины состояния, а также понял и осмыслил чувство вины в соотношении с культурой. В своих работах Фрейд сформулировал определение бессознательного чувства вины, которое возникает в результате длительной зависимости индивида, во время формирования его «Я», а впоследствии сильно и быстро изгоняется культурой нынешнего времени, институтами образования, самим обществом в результате возникновения «Сверх — Я». По мнению З. Фрейда, вина может являться первопричиной совести и источником психических расстройств. Также следует отметить, что З. Фрейд выделили различие между двумя выражениями, которые казалось бы тесно связаны между собой по смыслу, такие как: «чувство вины» и «сознание вины». В его понимании чувство вины может перерождаться в чувство страха, а сознание вины перерождается в совесть.

Религиозно-философское понимание вины можно встретить в трудах русского философа Б. П. Вышеславцева. Он формирует свои представления о категории вины на божественном принципе виновности человека перед Богом. При этом, во взглядах Б. П. Вышеславцева, воля человека может быть наделена этической ценностью, допускающей свободному существу, заявляющему свою свободу, то есть совершать определенный выбор, который имеет основой моральное предпочтение. Философское понятие вины как первородного греха сопоставляется с субъективными возможностями индивида воплощающего свою волю на основе чувственного восприятия. [2]

Еще один русский философ, Н. А. Бердяев указывал, что человек, совершивший какой-либо негативный поступок, искупая вину, обязан не только осознать ее, но и покаяться в ней, не доводя себя до отчаяния. Такой взгляд на проблему вины и ее искупление через свободный волевой акт также является выражением признания принципа дуализма.

Большой юридический словарь под редакцией профессора А. Я Сухарева содержит определение вины как: условие ответственности за гражданское правонарушение: неисполнение либо ненадлежащее исполнение договорного или иного обязательства, совершение незаконной сделки, причинение имущественного вреда и т. п. Вина лица, совершившего гражданское правонарушение, предполагается; для освобождения от ответственности нарушитель должен доказать отсутствие своей вины. [1]

На протяжении многих лет в советском гражданском праве имела место психологическая концепция вины, по которой вина определялась как психическое отношение правонарушителя к своему противоправному поведению и, следствию этого, правонарушению.

Впервые на законодательном уровне определение вины было введено в Гражданском кодексе Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ. Но, раскрываемое в ст. 401 ГК РФ определение присуще всем видам и формам вины. В настоящее время Гражданский кодекс РФ дает предпосылки формулирования понятия вины, принимая во внимание понятие невиновности, которое может быть применимо как к договорной, так и к внедоговорной ответственности.

Принимая во внимание абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ где, лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, следует отметить, что данная норма представляет собой, скорее, не понятие вины в гражданском праве, а определенные критерии, которые применяются в теории гражданского права при определении понятия вины (в данном случае — через определение понятия невиновности).

На основании изложенного, под виной в гражданском праве понимается непринятие причинителем вреда мер для надлежащего исполнения обязательства, которые были необходимы при той степени заботливости и осмотрительности, которые требовались от лица по характеру обязательства и условиям гражданского оборота. Данное определение вины лишено какой-либо субъективности.

Профессор в области страхового права Ю. Б. Фогельсон отмечает, что конструкция вины, предусмотренная ст. 401 ГК РФ состоит из двух составляющих:

1)                 принятие должных мер, относящихся к объективным внешним проявлениям деятельности участника имущественного оборота;

2)               проявление должной степени заботливости и осмотрительности при определении того, какие меры должны быть приняты. Проявлены они должны быть так, чтобы можно было провести параллель с характером обязанности и условиями оборота. При этом необходимо, чтобы это было проявлено в форме поведения, т. е. в виде действия или бездействия». [7]

Объективистский подход, также некоторой литературе можно увидить как «поведенческий подход», состоит в том, что вина определяется через объективные признаки. Сторонники этого подхода (Е. А. Суханов, Б. И. Путинский, М. И. Брагинский, В. В. Витрянский) отмечают, что вина — есть мера по предотвращению неблагоприятных последствий своего поведения.

Согласно «психологической» концепции вина заключается в психическом отношении. Рассматривая категорию «вины» с точки зрения психологии и с точки зрения юриспруденции, можно отметить что, в правоведы при исследовании понятия «вины» ссылаются к психологам, которые имеют накопленный багаж психологических познаний, а психологи, в свою очередь, утверждают, что категория «вины» является чисто юридической дефиницией.

Для привлечения лица к гражданской ответственности необходимо, чтобы причинитель вреда осознавал общественно вредный характер своего деяния, поведения, т. е. что его поведение нарушает права участников имущественного оборота, а также возможность наступления отрицательных последствий.

Согласно Г. К. Матвееву, объяснение категории «вины» как основания гражданско-правовой ответственности может быть дано лишь с помощью диалектического материализма и предлагает вину в гражданском праве понимать как психическое отношение нарушителя гражданского правопорядка к своим противоправным действиям и их вредным последствиям в форме умысла или неосторожности, существующее независимо от восприятия его судом.Также Г. К. Матвеев считал, что достаточно углубленное изучение понятия «вины» в уголовном праве не освобождает от изучения ее в гражданском праве, поскольку, вина в гражданском праве имеет ряд определенных специфических черт и нередко приобретает особый смысл. [5]

Таким образом, при изучении различных подходов к определению «вины», являющейся основанием гражданско-правовой ответственности, можно прийти к следующему выводу. Понятие «вины» как комплексную составляющую категорию, можно рассмотреть с точки зрения субъективно-объективного подхода, который будет состоять из взаимосвязанных составляющих.

1)                 это отношение причинителя вреда к своему противоправному поведению, заключающему в невыполнении договорных обязательств, нанесении материального ущерба и др. какому-либо участнику гражданско-правовых отношений.

2)                 отношение общества к данному правонарушению и к причинителю вреда. В данном контексте содержится оценка неправомерного поведения причинителя вреда с точки зрения реально существующих обстоятельств на момент совершения правонарушения, происходящего в конкретном историческом периоде.

3)                 Основой для отношения общества к причинителю вреда закладывается должное поведение, то есть ожидаемая и прогнозируемая реакция лица на ту или иную ситуацию, на те или иные воздействия факторов окружающей среды.

В заключении можно сказать, что подобный двусторонний подход к определению понятия «вины» позволит, правильно понять ее сущность, содержание и формы проявления.

 

Литература:

 

  1.      Большой юридический словарь/ Подред.Сухарева А. Я. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М, 2007. — 858 с
  2.      Вышеславцев Б. П. Сочинения. М., 1995.
  3.      Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Философия духа. М., 1977. Т. 3.
  4.      Даль В. И. Толковый словарьживого великорусского языка: В 4 т. — Спб., 1863–1866.
  5.      Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М., 1970. — 328 с.
  6.      Словарь современного русского литературного языка: В 20 т. / Под ред. ГорбачевичаК. С. —М.,СПб.: Изд-во «Русский язык», 1991–1994.
  7.      Фогельсон Ю. Б. Избранные вопросы общей теории обязательств: Курс лекций. М., 2001. С. 150.
  8.      Хужин А. М. Философские основания понятий вины и невиновности. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011.№ 2 (8): в 3-х ч. Ч. II. C. 196–200
  9.      Волкова Е. А., Барашян Л. Р. К вопросу определения вины в гражданском праве// «Молодой ученый» № 12 (92), 2015г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle