Библиографическое описание:

Яркова И. В. Развитие советской медиевистики в условиях компании по борьбе с космополитизмом // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 826-830.



 

На развитие советской исторической науки большое влияние оказывала сложившаяся в стране и за ее пределами политическая обстановка, проводимые под руководством партийно-государственных органов идеологические пропагандистские компании. Вторая половина 40-х — начало 50- х гг. XX в. ознаменовались идеологической компанией по борьбе с космополитизмом, которая, затронула практически все сферы деятельности советских интеллектуалов. Основной причиной развязывания этой кампании, по мнению большей части историков, было вызванное началом холодной войны стремление И. Сталина и его окружения идеологически мобилизовать общество на основе советского патриотизма, который должен был противостоять любым проявлениям «низкопоклонства перед Западом» [1, с. 7; 2]. Имело значение появление на Западе в условиях начавшейся холодной войны различных проектов объединения народов и государств в региональном и мировом масштабах.Западными политическими деятелями и учеными выдвигались лозунги создания «Соединенных штатов Европы» и даже «Соединенных штатов мира» под покровительством США. С целью предотвращения воздействия таких идей партийное руководство делает ставку на укрепление советского патриотизма.Основной целью советской идеологии в новых условиях являлась апологетика советского строя, идеалов советского общества и беспощадное осуждение всего, не соответствовавшего этому [2]. Руководство СССР возобновляет жесткую политику в отношении интеллигенции, которая ослабла в военные годы.

Постепенно стала набирать силу антизападническая кампания. В начале 1947 г. она напрямую затронула науку: началось «дело» профессоров Н. Г. Клюевой и Г. И. Роскина, связанное с неудавшимся сотрудничеством советских и американских ученых в борьбе против рака [5; 6, с. 425]. В том же году были проведены дискуссии по книгам Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии» и Е. С. Варги «Изменения в экономике капитализма в итоге Второй мировой войны», которые подверглись критике за позитивные или «объективистские», то есть лишенные должного классового заострения и «партийности» оценки «достижений» Запада [2; 14]. Эти дискуссии стали первыми свидетельствами усиления партийно-государственного контроля над наукой. Они показали иллюзорность надежд на укрепление научных связей с зарубежными учеными и либерализацию научной и общественной жизни.

Идейные установки на проведение антизападнической кампании были даны в статье первого заместителя начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Д. Т. Шепилова «Советский патриотизм», опубликованной в «Правде» 11 августа 1947 г. Из содержания этой статьи следует, что советское руководство подозревало в «антипатриотизме» всякого, кто не был уверен в безусловном превосходстве СССР перед Западом по всем параметрам, в частности утверждалось, что «капиталистический мир уже давно миновал свой зенит и судорожно катится вниз, в то время как страна социализма, полная мощи и творческих сил, круто идет по восходящей»; «теперь не может идти речь ни о какой цивилизации без русского языка, без науки и культуры народов Советской страны. За ними приоритет»; советский строй «в сто крат выше и лучше любого буржуазного строя», а «странам буржуазных демократий, по своему политическому строю отставшим от СССР на целую историческую эпоху, придется догонять первую страну подлинного народовластия» [13].

В общественное сознание начали настойчиво внедряться представления об опасности космополитизма, под которым в то время подразумевали безразличное и пренебрежительное отношение к отечеству и национальной культуре. Такое толкование понятия «космополитизм» было дано еще в июле 1945 г. в статье Отто Куусинена«О патриотизме». В начале 1948 г. в редакционной статье журнала «Вопросы философии» космополитизм определялся как «реакционная идеология, проповедующая отказ от национальных традиций, пренебрежение национальными особенностями развития отдельных народов, отказ от чувства национального достоинства и национальной гордости. Космополитизм проповедует нигилистическое отношение человека к своей национальности — к ее прошлому, ее настоящему и будущему» [9, с. 14]. В феврале 1948 г. секретарь ЦК А. А. Жданов, в своем докладе на совещании в ЦК деятелей советской музыки впервые употребил выражение «безродный космополит», которое впоследствии стало широко использоваться по отношению к лицам, обвиненным в антипатриотизме.

Непосредственно медиевистику кампания против космополитизма и «объективизма» затронула в начале 1949 г., когда после публикации в «Правде» редакционной статьи «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» (28 января 1949 г.) она приобрела массовый характер. В статье назывались имена целого ряда известных в театральном мире людей и утверждалось, что эти люди «являются носителями глубоко отвратительного для советского человека, враждебного ему безродного космополитизма». Далее указывалось, что «перед нами со всей остротой стоят задачи борьбы против безродного космополитизма, против проявлений чуждых народу буржуазных влияний» [8]. Вслед за этим появились многочисленные газетные статьи и материалы с заголовками и содержанием, резко осуждавшими космополитизм, призывающим к разоблачениям и расправам с космополитами и их покровителями [7, с. 83]. В трудовых коллективах проводились собрания с целью выявления и искоренения космополитизма, отчеты о которых печатались в научных журналах. Космополиты выявлялись повсюду, в среде литераторов и художников, редакциях газет и журналов, в научно-исследовательских институтах и вузах [4, с. 260]. И медиевистика, как справедливо отметил А. Свешников, «включается» в эту идеологическую кампанию наряду с другими отраслями науки, практически ничем не выделяясь [10, с. 93].

В феврале-марте 1949 г. прошла серия проверок и различного уровня собраний на исторических факультетах вузов и в Институте истории АН СССР. В ходе этих мероприятий публичной «проработке» подверглись многие известные медиевисты. Так, 1 февраля 1949 г. на заседании ученого совета исторического факультета Ленинградского государственного университета, резкой критике был подвергнут заведующий кафедрой истории средних веков О. Л. Вайнштейн. Спустя две недели на совещании заведующих кафедр факультета он вынужден был признать недостатки в организации идейно-воспитательной работы на возглавляемой им кафедре. 4–5 апреля на конференции «Против космополитизма в исторической науке» О. Л. Вайнштейн вновь оказался под шквалом критики, несмотря на то, что в сделанном докладе признал свои ошибки. Дело не ограничилось только критикой. В январе 1950 г. он был снят с должностей директора Научной библиотеки ЛГУ, заведующего кафедрой истории средних веков, а летом уволен из университета.

Более масштабная кампания в отношении медиевистов прошла в Москве. 23 марта 1949 г. состоялось совместное заседание сектора истории средних веков Института истории и кафедры истории средних веков исторического факультета МГУ, где было продекларировано, что «одной из актуальнейших задач идеологической работы в настоящее время является борьба против буржуазной идеологии космополитизма», которую «реакционный американский империализм» сделал своим знаменем, и было отмечено, что медиевистика, как и другие разделы исторической науки, не свободна «от проявлений вредоносного влияния буржуазного космополитизма в различных его формах» [9, с. 251]. Отдельные проявления космополитизма были обнаружены в исследовательской деятельности многих сотрудников кафедры, преимущественно представителей старшего поколения, в числе которых оказался и ее заведующий Е. А. Косминский. По словам А. В. Шаровой, его «критиковали за политические ошибки в сборниках византинистов и медиевистов, за европоцентризм школьных и университетских учебников, за отсутствие принципа партийности в историографических работах, за традиционализм» [12, с. 288]. Но наиболее серьезные обвинения были выдвинуты в адрес одного из ведущих профессоров, А. И. Неусыхина. Его назвали фигурой, которая наиболее ярко выражает преклонение перед западной буржуазной наукой. А его аспирант В.В Дорошенко к главным «ошибкам» своего учителя отнес то, что он «не знает ни марксизма, ни ленинизма, не знает марксистско-ленинской теории, не хочет ее применять, а там, где пытается ее применить, искажает» [9, с. 288]. В ответном слове А. И. Неусыхин попытался опровергнуть обвинения в космополитизме. Однако «ответы-оправдания» А. И. Неусыхина и других медиевистов были признаны неудовлетворительными, а аплодисменты части студентов, прозвучавшие в конце выступления их учителя, были расценены как антипатриотическая и антипартийная манифестация.

Обвинения в космополитизме и объективизме в то время не были простой риторикой, они могли повлечь за собой негативные последствия. Как отметил А. Я. Гуревич, «отказ от печатания, отстранение от лекций, увольнение и угроза ареста — подобные меры в высшей степени реально предстояли взорам ученых, человеческое достоинство которых публично попиралось» [3, с. 244]. Действительно, определенные последствия имели место как для лиц, подвергшихся критике, так и в целом для медиевистики. В. М. Лавровский и Ф. А. Коган-Бернштейн были уволены с кафедры. Е. А. Косминский был выведен из состава редколлегии журнала «Вопросы истории». Представители старшего поколения утратили былое лидерство, исследовательская и педагогическая деятельность многих из них была ограничена, что, в конечном счёте, вело к разрушению научных школ [14, с. 97]. Как отметил А. Свешников, «на первый план в начале 1950-х гг. выходит новое поколение медиевистов». По его мнению, космополитизм был лишь внешней, случайной, по сути, формой, в которую воплотилась ищущая выхода «жажда борьбы» разных поколений и группировок [10, с.110]. К представителям молодого поколения, тесно связанным с партийным руководством, переходят ключевые посты в исторической науке. Ближайшим результатом указанных событий стал глубокий временный спад в науке. Число оригинальных исследований сократилось. Публикация новых работ стала редкостью.

Таким образом, идеологическая компания по борьбе с космополитизмом оказала негативное воздействие на развитие советской медиевистики. Представители старшего поколения, еще сохранявшие исследовательские и этические традиции дореволюционной науки в результате обвинений в космополитизме и объективизме утратили свои позиции. На первый план в медиевистике выдвинулись те представители молодого поколения, которые показали свою приверженность партийному руководству и официальной идеологии. Над наукой был установлен полный контроль со стороны партийных и государственных органов, что привело к временному спаду в научно-исследовательской деятельности.

 

Литература:

 

  1.                Алымов С. Космополитизм, марризм и прочие «грехи»: отечественные этнографы и археологи на рубеже 1940–1950-х годов // Новое литературное обозрение. № 3. 2009. C. 7–36.
  2.                Вдовин А. И. «Низкопоклонники» и «космополиты» 1945–1949: история и современность. [Электронный ресурс]. URL: http://ruskline.ru/monitoring_smi/2006/12/01/nizkopoklonniki_i_kosmopolity (дата обра-щения: 25.11.2015).
  3.                Гуревич А. Я. История историка. М., 2004. 288 с.
  4.                Гутнова Е. В. Пережитое. M., 2001. 464 с.
  5.                Жуков И. Мифы о «борьбе против космополитизма» в СССР. Часть первая. [Электронный ресурс]. URL: http://www.apn.ru/publications/article19894.htm (дата обращения 26.11.15).
  6.                Жуков Ю. Н. Сталин: Тайны власти. М., 2005. 720 с.
  7.                Зарецкий Ю. П. Актуальное прошлое: стенограмма собрания московских медиевистов 1949 года. Опыт медленного чтения // Неприкосновенный запас. 2009. № 1. С. 77–96.
  8.                Об одной антипатриотической группе театральных критиков // Правда. 28 января 1949 г.
  9.                Против буржуазной идеологии космополитизма // Вопросы философии. 1948. № 2. С. 14–18.
  10.            Свешников А. Советская медиевистика в идеологической борьбе конца 1930–1940-х годов // Новое литературное обозрение. 2008. № 2 (90). С. 86–112.
  11.            Стенограмма объединенного заседания Сектора истории Средних веков института истории АН СССР и Кафедры истории Средних веков Московского государственного университета 23 марта 1949 г. (публикация А. Н. Горяинова) // Одиссей. Человек в истории. 2007. С. 250–340.
  12.            Шарова А. В. Историк средневековой Англии в советской России: компромиссы академика Е. А. Косминского // Одиссей. Человек в истории. 2003. С. 256–296.
  13.            Шепилов Д. Советский патриотизм // Правда. 1947. 11 августа.
  14.            Яркова И. В. Эволюция общинной теории в отечественной медиевистике послед-ней четверти XIX-XX вв.: дис.…канд. истор. наук. Тобольск, 2012. 278 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle