Библиографическое описание:

Былкова С. В., Грицунова А. Ю. Медиавойны: типы, цели // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 1079-1081.

 

Чтобы понять, что такое «медиавойна», нужно прежде всего рассмотреть значения двух слов — «война» и «медиа». В Толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой понятие «война» трактуется как «вооруженная борьба между государствами или народами, между классами внутри государства» [9]. Также авторы фиксируют и переносное значение слова — «борьба, враждебные отношения с кем-либо» [9]. Лексема «медиа», заимствованная из английского языка, часто используется как часть сложного слова, обозначающая объекты и понятия, относящиеся к сфере средств массовой информации.

Таким образом, смысл сложного слова «медиавойна» можно толковать как столкновение людей, вооруженных СМИ. Поэтому «медиавойны» называют «информационными войнами». Именно они в XXI веке играют порой решающую роль на политической арене. Не случайно Н. С. Леонов отметил: «...информация, как никогда, стала инструментом власти... информация в форме пропаганды и агитации стала главным рычагом управления людьми» [7]. То есть, оружие «медиавойны» — информация, а цель — ослабление моральных и материальных силы противника или конкурента, манипулирование массами. Следовательно, информационная война — война нового типа, её объект — сознание людей. Такая война основана на возможности управления людскими массами и манипулирования общественным сознанием, подчинения воли отдельного человека. Эти процессы протекают незаметно для тех, кто подвергается информационно-психологическому воздействию. В результате ряда манипуляций происходит перепрограммирование человеческого сознания с одного типа поведения на другой.

Таким образом, информационно-психологическая война имеет существенные отличия от обычной войны, которая направлена на физическое подавление противника. Идеологическая война подобна вирусному заболеванию. Так, вирус, проникший в клетку, принимает участие в управляющих процессах молекулы ДНК. А клетка внешне остается прежней, и процессы в ней идут такие, как раньше, однако управляет ею вирус. В ходе болезни можно выделить три фазы: внедрение вируса, выделение токсинов и гибель клетки. В «медиавойне» без внедрения определённой информации в сознание противника нельзя ожидать каких-либо существенных результатов.

Было бы заблуждением думать, что информационные войны — дети нашего времени. Отцом идеологической войны можно считать Лютера, поскольку именно он одним из первых обратил внимание на то, что доверие масс к печатному слову значительно выше, чем к устному. Поэтому в борьбе против католической церкви Лютер впервые прибегнул к помощи книгопечатания и таким образом вёл войну технологическими средствами. Как следствие этого некоторые его памфлеты стали «бестселлерами» того времени.

Сегодня многие ученые занимаются подробным изучением информационных войн. Так, Мартин Либик выделил семь типов «медиавойны» [1]:

  1.                Командно-управленческая. Она нацелена на разрушение, деформацию каналов связи между командованием и исполнителями, её цель — лишить противника мозгового центра, изменить вектор управления.
  2.                Разведывательная война. Её цель — сбор важной в военном отношении «чужой» информации и защита собственной.
  3.                Электронная война. Она направлена против средств электронных коммуникаций (радиосвязи, радиолокационных станций, компьютерных сетей).
  4.                Психологическая война, или пропаганда, «промывание мозгов», информационная обработка населения. Имеет четыре составляющие: подрыв гражданского духа, деморализация Вооруженных Сил, дезориентация командования и война культур.
  5.                Хакерская война. Она предполагает различные диверсионные действия против гражданских объектов противника и защиту от них. Напомним, что действия против военных объектов — это электронная война. Мир не раз наблюдал, как действия хакеров приводили к тотальному параличу сетей, перебоям связи, введению случайных ошибок в пересылку данных, несанкционированным подключениям к сетям, тайному мониторингу сетей и даже несанкционированному доступу к закрытым данным с целью шантажа. Главное оружие хакеров — это компьютерные вирусы.
  6.                Экономическая информационная война. Она имеет две формы: информационная блокада и информационный империализм. Блокада — перекрытие каналов коммерции (по аналогии с запретом на «физическую» торговлю), а информационный империализм — часть общей политики экономического империализма.
  7.                Кибервойна. Её необходимо отличать от «обычного» хакерства. Её цель — захват компьютерных данных, которые позволяют выследить цель и шантажировать противника.

При ведении медиавойн огромное значение приобретают резонансные технологии, суть которых заключается в следующем: противник получает подтверждение тому, что ожидает.

Так какими же средствами ведутся медиавойны? В их арсенале огромное количество специальных средства: дезориентация и дезинформация масс, ослабление определенных убеждений, устоев, запугивание граждан образом врага, изменение взглядов на историю как своего государства, так и других стран. Иногда можно наблюдать полную подмену взглядов на прошлое и историю государства и событий из-за трактовки фактов прошлого с другой, более выгодной для заказчика, стороны.

Психологи давно заметили, что выбор «правильных» слов, фото- и видеоряда может определить отношение говорящего к событию, предмету повествования, а также помогает достичь преследуемую адресантом цель. Мировая история свидетельствует о том, что со времён Первой мировой войны киноиндустрия стала эффективным пропагандистским инструментом. Так, в Советском Союзе были сняты новые концовки к некоторым культовым фильмам. Например, В. И. Чапаев не погибал, а, переплыв Урал и выйдя на берег, обращался к зрителям с призывом подниматься на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Но самая продуктивная сфера в процессе языкового манипулирования — лексика, поскольку она основа процесса референции, формирующей концепты, на которых строится вся картина мира. Таким образом, связующим звеном между сознанием человека и окружающим миром является вербальная составляющая языкового знака. Какие же приемы используют журналисты и «организаторы» медиавойны?

Один из самых частых приемов— изменение ассоциативного поля и моделирование направленных ассоциаций с целью создания иррациональных стереотипов, которые побуждают людей мыслить и действовать по заранее спланированным установкам. Большую роль в построении искусственного ассоциативного поля играет использование эмоционально маркированных эпитетов. Они способствуют усилению воздействия на человека, принимающего информацию, и помогают созданному образу прочнее отпечатываться в сознании.

Например, на сайте «РБК Украина» в одном из постов от 24 ноября 2014 года в тексте об ополченцах используются такие слова, как «члены бандформирований», «боевики», «террористы», «незаконные вооруженные формирования» [11]. В следующем тексте встречается шесть упоминаний о «враге»: террористы (2 раза),члены бандформирований и российские наемники, боевики самопровозглашенных республик,незаконные вооруженные формирования» [12]. Безусловно, данный ассоциативный ряд призывает сформировать негативное отношение у читателя к защитникам Донбасса.

Еще одним ярким примером может послужить статья «От первого лица. Исповедь разведчика» из газеты «Украинская правда» от 28 ноября 2014 года. В ней представлен такой синонимический ряд «защитников Донбасса»: сепаратисты, сепары, боевики, бандитские формирования на оккупированных территориях, сходка главарей, враг» [5].

Известно немало уловок, используемых при подаче информации. Они используются как в печатных СМИ, так и на экране телевизора и в радиоэфире.

Возникает вопрос: как сохранить возможность мыслить здраво? Думаем, важно сохранять фокус внимания в зоне фактов. Помнить о приобретенных знаниях. Читать книги. Детально изучать историю. Подвергать анализу полученную информацию. Отличать надежные источники от сомнительных.

Будьте осторожны и внимательны, «общаясь» с окружающей информацией.

 

Литература:

 

1.                  Libicki M. C. Incorporating information technology in defense planning / M. C. Libicki // New challenges, new tools for defense decisionmaking. Ed. by S. Johnson, M. Libicki, G. F. Treverton. — RAND, 2003. — PP. 103–131 //

2.                  Арапова Н. С. Эвфемизмы Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 590 с.

3.                  Данилова А. А. Манипулирование словом в средствах массовой информации. — М.: «Добросвет», «Издательство „КДУ“», 2009. — 234 с.

4.                  И. И. Завадский. «Информационная война — что это такое?»//Защита информации. «Конфидент». № 4, 1996 г.

5.                  Касьянов Ю. Украинский Донбасс — оккупированная территория для Украинской Правды — Режим доступа: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2014/11/28/7045756/

6.                  Князев А. А. Энциклопедический словарь СМИ.- М.: КРСУ, 2002. — 159 с.

7.                  Леонов Н. С. Информационно-аналитическая работа в загранучреждениях. М., 1996.

8.                  Лисичкин В.А Третья мировая(информационно-психологическая) война.-М.:Эксмо,2003. — 448 с.

9.                  Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М.: Мир и Образование, Оникс, 2011. — 736 с.

10.              Панарин И. СМИ, пропаганда и информационные войны. — М.: Поколение, 2012. — 411 с.

11.              URL: http://www.rbc.ua/rus/news/na-donbasse-za-sutki-pogibli-3-boytsa-ato---shtab-24112014080900

12.              URL: http://www.rbc.ua/rus/news/accidents/boeviki-prodolzhayut-primenyat-taktiku-

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle